КРУПНЫМ ПЛАНОМ

Улица Венцека: купеческо-революционная магистраль исторического центра

 4 270

Автор: Андрей Артёмов

.



,

Спецпроект ДГ «Энциклопедия самарских улиц» после исследования Машстроя возвращается в исторический центр. Сегодня в центре внимания, пожалуй, самая показательная его улица, в которой, как в зеркале, отражаются многие проблемы как старой Самары, так и города в целом.


За свою историю улица сменила несколько названий:

— В 1840-50-х годах — Базарная.
Встречаются также другие названия в этот же период: Пробойная, Проломная, Поперечная.
— С 1850-х до 1926 года — Заводская.

Самым «наваристым» с исторической и архитектурной точек зрения является отрезок улицы от Галактионовской до Степана Разина. По мере спуска к Волге градус исторической ценности ощутимо падает, а архитектурный интерес держится на должном уровне за счет нескольких эффектных зданий. Часть же от улицы Галактионовской и до железнодорожных путей оставляет грустное впечатление. Там мы имеем дело с мало аппетитным миксом постсоветских высоток, промзон и рядовой (на первый взгляд) дореволюционной застройкой.

С этого участка мы и начнем. Здесь обнаружились несколько весьма любопытных деревянных домов, богато украшенных резьбой, но, к сожалению, безотрадно доживающих свой век в руинированном состоянии.

На углу с улицей Галактионовской начинается тот самый купеческо-революционный кластер, наличие которого было вынесено в заголовок статьи. Так, к началу XX века усадебные места по обеим сторонам улицы Венцека принадлежали купеческому семейству Шихобаловых.

До революции здание слева было жилым, а то, что справа, сдавалось в аренду Губернской типографии. Советский строй не оставил недвижимость Шихобаловых без внимания. Так, в годы Гражданской войны в их особняке располагалось ведомство путей сообщений КОМУЧа, а после свержения «учредилки» — Управление военно-полевого строительства Восточного фронта, в котором работал Дмитрий Карбышев. Типография же в свою очередь стала носить имя самарского большевика Владимира Мяги.

На этом же перекрестке — дом, в 1900 году принадлежавший Варваре Курлиной.

Венцека, 69

Впрочем, на Шихобаловых и Курлиных купеческая палитра улицы Заводской не заканчивается. Уже на следующем перекрестке (с Молодогвардейской) в этом можно убедиться.

Вот свежеотреставрированный дом купца-старообрядца Ивана Санина. В 1900 году оценивался в 7000 рублей (один тогдашний рубль приблизительно равняется 1000-1200 современных). Достойная цифра по тем временам.

Прямо напротив него — дом, от внешнего вида которого бросает в дрожь. Видел бы его нынешнее состояние его прежний владелец, почетный гражданин Самары Яков Соколов. Он обосновался на углу Заводской и Соборной еще в конце XIX века, построив здесь дом, говоря сухим языком документов, с жилыми и торговыми помещениями. Стоимость в 1900 году оценивалась в 15000 рублей.

Нынешнее состояние здания в комментариях не нуждается.

Купеческий особняк, стоящий по диагонали от дома Соколова, уже не первый год стыдливо скрыт фальшфасадом. Знаменитые когда-то на всю Самару винные склады купца Григория Иванова ныне влачат жалкое существование, приютив под своей крышей некую «vip-сауну»…

Давайте посмотрим на эту работу архитектора Георгия Мошкова в дореволюционный период.

Винные склады купца Иванова

Даже эта небольшая фотография дает возможность рассмотреть буйство эклектики под сенью вечно счастливого Бахуса.

И вот во что все это превратилось.

Два следующих купеческих особняк смотрят друг на друга глазами маскаронных львов. Льва малого и льва психоделического.

Особняк купца Павла Шихобалова (охраняется львом психоделическим) более известен широкой публике как «Дом с атлантами», хотя самих атлантов уже давно нет. Он попал в самый первый список ОКН далекого 1966 года. В нём особняк проходил как «Прокуратура ПриВО. Арх. Щербачёв А.А. Модернизированная классика».

Уже не первый год ведется реставрация этого здания, после которой в нем будет размещена часть коллекции Художественного музея. Впрочем сроки ее завершения неоднократно переносились. В последнее время упоминалась весна 2018 года. Ждем-с.

Напротив Дома с атлантами стоит другой купеческий особняк, который принадлежал Анастасии Неклютиной (в девичестве — Шихобаловой) и уже в 1900 году оценивался в 10000 рублей. Дама она была предприимчивая: имела свой собственный конезавод, автосалон, а в 1912 году еще и построила механизированную пекарню. Вторую во всей Российской империи. В пекарне успел поработать сам Валериан Куйбышев.

Особняк купчихи Неклютиной

Проект особняка купчихи Неклютиной взят здесь.

В 1918 году в особняке Неклютиной обосновался клуб коммунистов. Именно в нем большевики под командованием Александра Масленникова держали оборону от чехословацких легионеров. Неподалеку от него принял мученическую смерть председатель ревтрибунала тов. Венцек.

Особняк Неклютиной

Внешний вид особняка печален, но в 2019 году его обещают отреставрировать.

Следующее здание интересно тем, что к нему приложили руку сразу два известных самарских зодчих — Александр Щербачев и его сын Петр. Дом купчихи Натальи Карповой был построен Щербачевым-старшим в конце 1890-х годов, а надстроен спустя полвека его сыном Щербачевым-младшим.

Дом купчихи Карповой

А вот как выглядел этот дом до надстройки.  На чертеже — фасад по улице Заводской. Источник

Дом купчихи Карповой

Через дорогу от дома Карповой еще одно здание с богатейшей историей, которая (что, как мы убедились, большая редкость) подкреплена его прекрасным внешним видом. В конце XIX века здесь стоял винокуренный завод купца Аннаева. Увы, бизнес-фортуна отвернулась от Егора Никитича, и в 1899 году в перестроенном здании открылась 3-я женская гимназия под руководством Александры Межак-Хованской. К этому времени стоимость дома оценивалась в 10000 рублей.

Гимназия Межак-Хованской

Не затерялось это здание и в водовороте Гражданской войны. В гимназии Межак-Хованской в 1918 году разместился Главный Военный штаб Народной армии. Той самой, что под руководством Владимира Каппеля отбила у красных Казань и чуть не изменила ход всей Гражданской войны.

Для закрепления пройденного материала давайте взглянем на улицу Заводскую образца 1905-1910 годов.

Чапаевская. Венцека
Вид на перекресток с Чапаевской в сторону Молодогвардейской

Следующий дом (Венцека, 49) ныне находится в руинированном состоянии и прикрыт фальшфасадом. Вот, как он выглядел в начале 2000-х годов.

Неказистое на первый взгляд здание меж тем имеет интересную дореволюционную историю. В этом доме, принадлежавшем купчихе Юриной располагалось самарское представительство «Товарищества чайной торговли В. Высоцкого и К°». Крупнейшего игрока на рынке торговли чаем в Российской империи.

Владелец следующего дома видимо хотел переплюнуть все остальные здания в этой локации. И нужно сказать, что ему это удалось. Громада в стилистике северного модерна сразу привлекает взгляд и вызывает закономерный восторг, пополам с огорчением.

Дом, который по праву попал в топ самых загадочных домов Самары. Впрочем, с момента написания того материала кое-что прояснилось. Например, настоящая фамилия владельца. Этот доходный дом принадлежал купцу 2-й гильдии Ростиславу Зворыкину.

Вид фасада угнетает, а вот двор весьма любопытен и колоритен.

Далее минуем «тарелку» и видим Волгу. А помимо этого, памятник истории федерального значения — Дом Жильцова (Венцека, 28). Здесь в 1890-х годах размещалась художественная школа Фёдора Бурова, среди учеников которого был сам Кузьма Петров-Водкин.

Впрочем, не за связь с известным живописцем этот дом получил статус федерального памятника. Дело в том, что в мастерскую Бурова в свое время наведывался молодой Володя Ульянов

Дом Жильцова

С противоположной стороны улицы Венцека глядят на дом Жильцова беспристрастные филины самарского Окружного суда. И как ни прискорбно это отмечать, но у здания началась «линька».

Филины

Есть на улице Венцека и пример новостройки, которая своими очертаниями повторяет дореволюционное здание. На фото справа — строительство дома №21, на рисунке слева — вид этого же дома в первоначальном виде.

По мере приближения к Волге мы видим все больше отреставрированных к ЧМ по футболу домов. Вот ослепляет нас ярко-горчичным цветом «Капитанский дом». Тот, чей фасад украшен якорем. Когда-то на крыше имелась еще и мачта.

А вот точных сведений о владельце, равно как и об архитекторе, его построившем, в краеведческой литературе нет.

По соседству с Капитанским находится зверски зареставрированный двухэтажный дом с мезонином. Вот как его описывает Ваган Каркарьян:

Каменный двухэтажный дом с деревянным мезонином имеет двускатную кровлю и фронтон. Балкон (без декора, с гладкими стенами) поддерживают кованные кронштейны. Мезонинная постройка в центре дома придает ступенчатый характер фасаду, столь характерный для ампирных построек послепожарной Москвы.

Венцека, 8

На углу с улицей Водников нас встречают еще два дома, владели которыми известные самарские купцы. Федор Вощакин (слева) и Дмитрий Новокрещенов (справа). Дом последнего сейчас скрыт строительными лесами, посему фотография его будет винтажной.

Вот мы и вышли к матушке-Волге. Давайте же обернемся и посмотрим на улицу Заводскую образца 1904 года. Самара ждет Николая II.

3-Заводская-ожидание-царя-19

Послесловие

Что же, друзья, подведем итоги нашей прогулки. В сухом остатке — тягостное впечатление от увиденного. Купеческое наследие, которым принято гордится, по большей части лежит в руинах. Мелькают заплатки фальшфасадов. Притом, большая часть архитектурной «разрухи» сосредоточена на самом транспортно-насыщенном отрезке улицы, от Фрунзе до Галактионовской. Схожая ситуация на другой купеческой магистрали — улице Алексея Толстого. Там ежедневно сотни самарцев из окон общественного транспорта могут лицезреть пребывающие в плачевном (особняк Сурошникова, доходный дом Субботина-Маркисона) и критическом (Реальное училище) состоянии памятники архитектуры.

В глобальном, метафизическом плане, улица Венцека является своего рода Рубиконом, отделяющим парадную часть исторического центра, от, если хотите, её окраин. Красуется модными кафе и барами улица Куйбышева. Музейно-театральным убранством — Фрунзе. Щеголяет своей спонтанной культурной активностью самарский Арбат. Но все это в той стороне куда смотрит Ильич. А за его могучей спиной простирается «пустыня», заканчивающаяся недостроенным Фрунзенским мостом. Нет здесь милого сердцу урбанистов стрит-ритейла, отсутствуют центры культурного притяжения, для, как говорится, широких слоев. Хлебная площадь, откуда пошла Самара, представляет собой край Ойкумены. А может стать еще хуже. Но это уже совсем другая история.

Фотографии: Елена Вагнер


Другие материалы из рубрики «Крупным планом»:

Алексея Толстого
Александра Матросова
Аэродромная
Бобруйская
Братьев Коростелевых
Брусчатый переулок (Машстрой)
Венцека
Вилоновская
Владимирская
Водников
Волжский проспект
Воронежская
Гагарина
Галактионовская
Георгия Димитрова
Григория Аксакова
Дыбенко
Енисейская
Ерошевского
Заводское шоссе
Земеца
Ивана Булкина
Калинина
Проспект Карла Маркса
Каховская
Проспект Кирова
Комсомольская площадь
Комсомольская
— Красноармейская. Часть №1 и часть №2.
Краснодонская
Площадь Куйбышева
Куйбышева
Проспект Ленина
Лесная
Ленинская
Лукачева
— Ленинградская. Часть №1 и Часть №2
Льва Толстого
Улицы Майская и Минская
— Максима Горького. Часть №1 и Часть №2
Проспект Масленникова
Маяковского
Проспект Металлургов

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook

comments powered by HyperComments