«Для инвесторов есть очевидные плюсы в восстановлении ЦГФО»

Глава УГООКН Иван Стафеев про историческое поселение, застройку центра и «проблемные» ОКН

 614

Автор: Редакция

.


,

В начале февраля прошло заседание проектного офиса по включению Самары в перечень исторических поселений. На встрече утвердили список ценных градоформирующих объектов (ЦГФО) и конкретные сроки принятия объединенной зоны охраны исторического поселения.

Решения, принятые на заседании, могут наконец ускорить процесс защиты старой Самары от застройки. Но всё по-прежнему неопределённо.

Корреспондент ДГ Анастасия Кнор поговорила с руководителем областного управления госохраны объектов культурного наследия (УГООКН) Иваном Стафеевым о том, как будут защищать ЦГФО,  что отреставрируют в 2022 году, а также о судьбе проблемных ОКН в Самаре и области.

«После завершения работ на кухмистерской появился интерес к приобретению ОКН»

Можно сказать, что мы наконец-то приближаемся к тому, чтобы стать полноценным историческим поселением в этом году?

— Мы на это надеемся. Но нужно отметить, что процедура согласования по-прежнему необходима. Её нужно завершить. На проектном офисе мы подтвердили решения, которые были приняты ранее.

При этом работа по ЦГФО только начнётся после утверждения списка. У администрации города возникают вопросы, что делать с этими объектами дальше. Ведь в стране отсутствует многочисленный положительный опыт использования и приспособления ЦГФО.

Конечно, этот список может меняться. Прошлогодняя работа показала, что часть ЦГФО можно включать в перечень выявленных объектов культурного наследия (после протестов жителей Самары против сноса в декабре 2021 года ЦГФО дом мещанки Сафоновой на Садовой, 228 включили в перечень выявленных объектов культурного наследия).

На ваш взгляд, какая судьба должна быть у ЦГФО?

— В первую очередь, это работа с действующими собственниками. По сути, тот же путь, что и с ОКН. Единственное – по ОКН предусмотрены разные государственные программы, с помощью которых можно получать финансирование на сохранение объектов.

Для ЦГФО таких программ нет. Необходимо объяснять собственникам, какие работы они могут проводить на своих зданиях.

Нужно показывать им ценность объектов и параметры, которые следует сохранить. Также собственникам необходимо пояснить, как они могут развивать земельные участки, на которых расположены ЦГФО.

Как вы думаете, нужна ли региональная или муниципальная программа, в которой бы прописали регламент работы с ЦГФО?

— Регламент работы должен быть прописан не столько в программе, сколько в нормативно-правовом акте. Либо – в методических рекомендациях для собственников зданий, о которых я уже сказал.

А что касается аварийных и расселённых ЦГФО?

— Здесь целесообразно говорить о привлечении инвесторов. Причём мы видим, что такого рода ЦГФО обладают схожими характеристиками по площадям и объёмам – это исторические здания площадью от 100 до 300 кв. метров.

Для инвесторов есть очевидные плюсы. Во-первых, можно обыграть историю здания. Во-вторых, рынок недвижимости современных зданий не всегда может предоставить такие арендные площади. Заинтересованность со стороны инвесторов вполне реальна.

На заседании проектного офиса Елена Лапушкина говорила о точечной работе по объектам ЦГФО. А всё-таки можно говорить о системной работе? И если да, то почему у нас до сих пор не работает программа «Дом за рубль» (суть программы в том, что инвесторы могут на льготных условиях арендовать или даже купить аварийный старинный дом, в обмен на это они обязуются отреставрировать здание)? 

— В прошлом году сотрудники управления главного архитектора Самары провели работу по паспортизации ЦГФО. Но эту работу стоит продолжить в части технического состояния ЦГФО. Это как раз та составляющая технико-экономических показателей, которая будет особенно важна для будущих инвесторов.

Помимо этого, поскольку закон не ограничивает реконструкцию ЦГФО, необходимо изначально индивидуально подходить к объектам в части допустимых параметров реконструкции. Если мы покажем, как можно ревитализировать ЦГФО, то появятся и люди, заинтересованные в приобретении таких зданий.

У нас уже есть подобные примеры на ОКН. После завершения в прошедшем 2021 году работ по реставрации кухмистерской фон Вакано появился интерес к приобретению ОКН с целью дальнейшего приспособления под собственный бизнес.

Фото отсюда

Получается, положительных примеров программы «Дом за рубль» нет?

— Действительно, столкнулись со сложностями в подготовке документов для этой программы. Для этого требуется не только признание дома аварийным. Это подготовка документов со стороны областного правительства, города и Росреестра. И всё это одновременно.

Но пилотный проект сейчас отрабатываем.

На каком здании?

— На ОКН по адресу Ленинская, 104-106 (в перечне ОКН указан как «Дом на усадьбе мещанина Ф.Д. Лесина» 1901–1902 годов постройки). Это бывший многоквартирный дом, признанный аварийным, расселённый.

Вместе с департаментом управления имуществом города готовим документы для проведения конкурсных процедур.

Есть уже какие-то инвесторы?

— Они появятся по итогам проведения конкурса.

Реставрация в 2022: мельница в Бариновке и дом Маштакова

Что делает УГООКН, чего не делал прежде?

— В прошлом году началась работа сразу по двум значимым для Самарской области объектам. Это дом Маштакова на Самарской и деревянная мельница в Бариновке.

В целом, у нас довольно много объектов деревянной архитектуры. Но, к сожалению, опыт реставрации небольшой. Вплоть до того, что приходится привлекать специалистов из других регионов. Самаре только предстоит сформировать реставрационную школу в отношении научного подхода к реставрации дерева.

Однако это знаковый этап для модных сегодня тенденций в устойчивом развитии экономики. Исторически сформированная архитектура конца XIX – начала XX веков в Самарской губернии представляла собой деревянные и кирпичные здания с использованием местного материала.

С точки зрения экологии и развития местной промышленности с использованием местных ресурсов, реставрация сейчас – отрасль, которая поддерживает устойчивое экономическое развитие региона и подчёркивает его идентичность.

По дому Маштакова понятно – реставрация уже началась. А что с мельницей в Бариновке?

— Проведено обследование здания. В том числе археологи изучили земельный участок, где расположена мельница. Начались противоаварийные работы, а также прорабатывается проект развития территории мельницы с организацией туристического кластера.

DSC_0768-min

Мельница в Бариновке

И деньги на это есть?

— Финансирование осуществляется из внебюджетных источников. В соответствии с графиком работ, реставрация должна завершиться в 2023 году.

На какие ещё приоритетные объекты для вашего ведомства в этом году выделено финансирование?

— Из регионального бюджета финансируется завершение работ на ДК Кирова. Также запланировано предоставление средств на часть работ по реставрации «Дома Маштакова».

В рамках федеральной программы проводятся работы по реставрации «Дачи со слонами», крупные работы в Утёвке, в храме с росписями Григория Журавлёва, продолжаются работы на «Штабе Фрунзе», сестринском корпусе Иверского монастыря.

Из внебюджетных источников финансируются работы на синагоге на улице Садовой.

Прошли те времена, когда в Самаре ремонтировали по паре десятков исторических зданий в год?

— Нет, я назвал знаковые объекты. Разумеется, большая часть ремонтируемых ОКН – это многоквартирные жилые дома. Буквально в начале февраля мы выдали порядка 50 разрешений на проведение работ по капитальному ремонту таких зданий, подготовке проектной документации и выполнение подрядных работ по ремонту кровли и фасадов.

Что будет с «проблемными» ОКН

Возвращаясь к теме исторического поселения. Когда появляются застройщики знаковых мест – например, элеватора на Хлебной площади – УГООКН даёт заключение. Вы хоть одному застройщику дали положительное заключение, с помощью которого он смог преодолеть все нормы застройки исторического поселения? 

— За прошедший год подобные архитектурные решения мы не согласовывали. Разумеется, в границах исторического поселения возможно новое капитальное строительство. Но проекты, которые представляли нам на рассмотрение, не соответствовали регламентам.

А сколько таких проектов отклонили?

— Около десятка.

Давайте пройдёмся по конкретным объектам в историческом поселении. Особняк Субботина-Маркисона – есть планы по восстановлению фасада? 

— Сейчас нет актуального проекта ремонта фасада. Но согласован проект ремонта крыши.

А что по дому Егорова-Андреева

— Последний наш иск по изъятию из собственности в прошлом году не был удовлетворён. После в суд обратилась прокуратура Самарского района с понуждением собственников к проведению противоаварийных работ до конца декабря 2021 года.

Сейчас мы можем констатировать, что собственники не исполнили решение суда. Работа по понуждению собственников к проведению работ продолжится в судебном порядке.

Шихобаловская больница и здание больницы общества Красного креста. 

— По Красному кресту в прошлом году согласована проектная документация. Сейчас здание передали в оперативное управление капитального строительства. Это как раз сделано для проведения комплексных работ по сохранению этого объекта. Уже предусмотрены средства на эти работы.

По реставрации Шихобаловской больницы ранее работы уже начинались и в значительном объёме были выполнены. Сейчас рассматривается возможность передачи здания министерству культуры.

Прорабатывается концепция по организации в этом здании хореографического училища, совместно с сотрудниками которого управлением проводился субботник на территории памятника в апреле.

Реальное училище. 

— По Реальному училищу по заказу департамента градостроительства города был разработан проект противоаварийных работ. Но в настоящее время он требует корректировки и определения объёмов финансирования.

В прошлом году появилось сообщество по защите усадьбы Орлова-Давыдова в Усолье. Что можете сказать про этот объект? 

— К нам обращались по поводу приобретения этого объекта в частную собственность. Вместе с министерством экономического развития мы рассматриваем вопрос о заключении концессионного соглашения с потенциальным инвестором.

Несколько лет назад по этой усадьбе разрабатывали проект восстановления. Разумеется, сейчас он требует корректировки, однако общее понимание объёмов необходимых средств этот проект даёт. Правда, пока инвестор активных действий по усадьбе не предпринимает.

Кроме того, мы формировали заявку на включение этого памятника в федеральную программу «Развитие усадеб», которая была инициирована в прошлом году, но пока не утверждена.

0_Txd8yelr4

Усадьба Орлова-Давыдова

Ваша стратегическая задача на этот год. 

— Развивать инвестиционную привлекательность нашего региона в отношении отчуждения ОКН инвесторам, в отношении проведения работ на существующих объектах, но не эксплуатируемых. Мы видим, что положительная практика по таким объектам в последние годы формируется.

Фото на обложке отсюда

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город» и ВКонтакте