Из Франции с любовью

Почему многодетная французская семья приехала в Самару и осталась здесь насовсем

 17 859

Автор: Евгения Новикова

.

,

Фред и Люсия с тремя сыновьями Лукой, Пако и Полем жили в городе Пуатье, между Парижем и Бордо, за 150 км от океана, куда ездили купаться по выходным. Пять лет назад они продали все и покинули родной дом, чтобы начать новую жизнь в другой стране и сохранить за собой право жить в соответствии с традиционными ценностями. Они поселились в Самаре — среди российских вузов именно ПГСГА нашла возможность пригласить всю многодетную семью для изучения русского языка.

Фред рассказал «Другому городу», почему они не смогли жить в самарской квартире, в чем преимущество УАЗа «Патриот» перед «Ауди» и какое главное отличие русских от французов.

Семейный проект

— Во Франции сейчас тяжело придерживаться традиционных ценностей. Сегодня по закону мальчик может стать девочкой, и наоборот. У ребенка может быть две мамы, или два папы. Тех, кто с этим не согласен и высказывается против, могут оштрафовать и даже арестовать. Мы не хотим, чтобы наши дети росли в такой обстановке.

Французское телевидение изображает Россию как опасную страну, но мы решили проверить, так ли оно на самом деле. В апреле 2015 года самарский музыкант Евгений Разин пригласил меня выступить с ним на концерте, он поет по-французски. Я приехал вместе с сестрой Мари и нашим отцом. Я профессионально занимаюсь музыкой уже более 20 лет, играю на контрабасе, барабанах и трубе. Мы увидели, что в России очень красиво, и полюбили русскую душу.

Уже в августе ПГСГА прислала нам приглашение на всю семью — вообще вузы очень редко приглашают детей в статусе студентов, и это было как чудо для нас. В сентябре мы были в Самаре.

французы 2
Фред, Люсия и все их сыновья — младший Батист родился уже в Самаре

Поначалу было очень сложно. На родине мы жили в своем доме на участке в 10 соток, а здесь на полтора года впятером поселились в маленькой квартире, в более многолюдном городе, чем Пуатье. Русский язык давался тяжело, это слово «Здравствуйте»… Много денег уходило на аренду жилья, и спустя какое-то время мы решили инвестировать в землю — купили участок в поселке «Новый городок», составили план, где у нас будет дом, огород… Нам очень нравится ваша природа.

Вообще переезд в Россию — это семейный проект. Кроме нас, сюда перебрались родители, сестра Мари с мужем и двумя детьми и, чуть позже, наш младший брат Жан. Здесь у нас родился четвертый сын Батист. Мы держимся вместе, помогаем друг другу. Каждое воскресенье встречаемся в храме в пос. Белозерки — мы приняли православие в 2017-м.

Разрешение на временное проживание нам удалось получить только через 1—1,5 года — первый раз нам отказали, потому что госслужащим показалось странным, что сюда переехала такая большая семья из Франции. Мы доказывали свою мотивацию, старались все сделать правильно, и двери открылись.

Пересели на «Патриот»

— Мы боялись, что в России очень холодно и реально можно увидеть медведей на улицах, но первый раз попали сюда весной, и оказалось, что здесь может быть жарче, чем во Франции. Зимой было сложно, но погода — не самое главное, можно адаптироваться. Хотя до сих пор непонятно, зачем нужно кататься по снегу после бани.

На мой взгляд, здесь доброжелательная полиция и можно без страха выйти на улицу поздно ночью. Все, кого мы встречали, помогали нам. Даже удивительно, как быстро что-то происходит — моему отцу (ему 63 года) помогли достроить дом в Большой Каменке. Настоятель местного храма прислал бригаду, которая закончила “коробку” и сделала крышу, и все бесплатно! Мы отмечаем, кстати, что в России много церквей и постоянно строятся новые. У нас на родине этого нет.

На первый взгляд кажется, что люди здесь холодные и закрытые, не улыбаются незнакомцам. Заговорить с кем-то поначалу было очень страшно, но на самом деле люди быстро открываются. Во Франции тебе могут кивать, но думать по-другому — в России не так.

Пять лет назад в Самаре было хуже с выбором вещей и продуктов, и меня удивило, что люди продают свою продукцию на обочинах дороги — во Франции, опять же, мы такого не встречали. Хорошо, когда есть местные, фермерские товары, но фермерам нужно развиваться, и очень важно помогать маленьким предприятиям, бизнесу.

Когда наша «Ауди» сломалась, мы купили УАЗ «Патриот», и ездили на нем во Францию и обратно в 2016 году — около 10 тыс. км. В Европе таких автомобилей нет, и он пугал французов. Машину часто приходится ремонтировать, и «Ауди», конечно, лучше. Но в деревне на ней ездить нельзя, и она не нужна в России — на дорогах много ям.

Мамина мечта

— Каждую пятницу и субботу мы нашим с женой музыкальным дуэтом Fred Swing выступаем в «Галерее ресторанов» отеля «7 Авеню». Люсия играет на укулеле. Играем на свадьбах и днях рождения, и, конечно, для гостей на нашей ферме «Цикада и муравей». Как и моя сестра Мари, мы тоже решили проводить здесь экскурсии для школьников и семей, устраиваем кулинарные мастер-классы и по изготовлению поделок из дерева. Нам кажется важным, чтобы дети умели что-то делать руками.

Мы завели коз, занимаемся пчеловодством. Сейчас я ищу рецепты, чтобы делать свой сыр, собираюсь построить погреб. Всего у нас 60 соток — мы мечтаем построить домик для гостей и маленький храм для наших замечательных соседей. Это наш способ поблагодарить Бога за все, что Он для нас делает.

Наши дети не скучают по Франции. Они учатся в местной школе, и уже говорят на русском лучше нас, но параллельно получают дистанционное образование на французском — мы не хотим, чтобы они забыли свою грамматику и язык. И если они захотят вернуться туда, когда вырастут, для них должна быть открыта эта дверь. Они смогут сделать свой выбор.

А мы надеемся, что однажды нам удастся осуществить мечту моей мамы и встретиться с президентом Путиным — возможно, его заинтересует большая семья из Франции, которая оставила все, чтобы построить новую жизнь в России.

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтактеFacebookInstagram и Twitter

HYPER_COMM

comments powered by HyperComments

HYPER_COMM