Андрей Кириллов об орфографических, стилистических и фактических ошибках на новых туристических указателях

ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА

Андрей Кириллов об орфографических, стилистических и фактических ошибках на новых туристических указателях

Автор:

ГЛАВНОЕ
6 909

Ежегодно только СамГУ и ПГСГА выпускают более 100 специалистов, профессия которых связана с английским языком. Но этот факт нисколько не мешает делать ошибки в надписях на английском языке даже на самом высоком уровне. ДГ попросил блогера и преподавателя английского Андрея Кириллова прокомментировать перевод надписей на туристических указателях, установленных в Самаре на прошлой неделе.

Департамент туризма Самарской области на днях установил в Самаре несколько двуязычных информационных указателей на ряд достопримечательностей. Дело полезное и давно напрашивавшееся в городе, который хочет зарабатывать на въездном туризме. Но любое благое дело у нас обязательно тонет в непрофессионализме или пофигизме, на которые можно было закрыть глаза, если бы не то обстоятельство, что позорят Самару на бюджетные средства.

Речь вовсе не о том, что указатели поставлены на два столбика и довольно высоко, не о том, что в некоторых случаях они поставлены так, что не приведут путника к нужным объектам, не о том, что дизайнеры не имеют ни малейшего понятия об удобочитаемости своих произведений, даже не о том, что только создателям известен принцип, по которому одни слова на указателях выделены заглавными, а другие – строчными буквами.

Качество перевода надписей на табличках остается одним из явных показателей реально низкого уровня иноязычной грамотности, неспособности воспользоваться словарями, нежелания проверить свой перевод или, что вероятнее всего, традиционного поручения перевода неспециалистам. Вот и новые таблички, почти без исключений, можно и нужно заменять сразу после установки.

На сегодня установлены указатели на 12 объектах. Табличка, показывающая направление на католический храм (костёл), ещё не появилась. Впрочем, возможно, я просто её не обнаружил, хотя исходил всю округу. Будем надеяться, что ей повезет. Из 12 табличек безупречными или хотя бы удовлетворительными с точки зрения перевода можно признать не более половины. Ошибки разнятся – орфографические, стилистические и даже фактические.

Автор перевода, очевидно, торопился, а о корректуре в департаменте туризма не слышали. Никак иначе я не могу объяснить появление на указателях таких слов, как balet (правильно – ballet), memeorial (правильно – memorial) и сокращения Str (правильно – St). Переводчик (если можно так выразиться) также не определился с предпочитаемым вариантом английского языка (британским или американским), поскольку на указателях встречаются оба – centre и center. Сокращение St ставится после наименования улицы, а не перед. К тому же точнее и полезнее для иностранцев писать не St, а Ulitsa (тогда как раз стоит перед названием). Наконец, спорным (но допустимым) является вариант Stalin’s bunker. Притяжательный падеж в таких случаях встречается, хотя помню, как однажды англичанка (натуральная, а не школьная) объясняла, что бункер Сталину не принадлежал, поэтому лучше писать Stalin bunker.

Промежуточное место занимают вроде бы и не ошибки, но сомнительные с точки зрения аутентичного употребления единицы. Так, «памятник Засекину» переведен дословно – Monument to Zasekin (позволю себе писать слова с грамотным выбором прописных/строчных). Любовь к монументальному у нас в советской крови, потому и все памятники переводим как монументы. Вроде бы не ошибка. Но если посмотреть, как называются такие же памятники в англоязычных странах, то обнаружим более подходящий вариант — (The) Statue of Zasekin. Артикль в табличке можно опустить, поэтому поставил его в скобки.

«Памятник воинам-интернационалистам» – исходное название того, что официально сегодня именуется то ли «Мемориалом самарцам, погибшим в необъявленных войнах», то ли «Монументом погибшим в локальных войнах». Собственно, то название, которое значится на указателе, краткое и точное (если не считать того, что к участникам военных миссий в развивающихся странах теперь добавились жертвы внутренних конфликтов). Но вот английская версия расходится с любым из русских вариантов, так как peacekeeping soldiers – это «солдаты-миротворцы», которыми участники боевых действий и необъявленных войн по определению не являются.

Перейдем к духовному. Сотрудники областного департамента решили, что из всего многообразия религиозных объектов своих табличек заслуживают только католический храм, православный храм и женский монастырь. Повторю, что указателей на костёл по указанным четырем адресам я так и не нашел. А что там с православными объектами? Можно сказать, что чувства верующих в точность и аутентичность перевода оскорблены.

Во-первых, храм-памятник в честь великомученика Георгия Победоносца был повышен в ранге до кафедрального собора (cathedral). По всей видимости, «переводчик» вспомнил пару «храм – cathedral». Но, по сути, это всего лишь церковь (church). Кроме того, снова возникает дело о притяжательном падеже, которого здесь, в отличие от бункера Сталина, в переводе нет. На самом деле, в половине случаев церкви в честь святых переводятся с указателем притяжательного падежа (St George’s Church). А в половине – нет. Так что простим им.

Во-вторых, «женский монастырь» правильно переведен как convent (другой допустимый вариант – nunnery). Но если начать придираться, то окажется, что convent – это женский монастырь нищенствующего ордена. В противном случае – nunnery. С другой стороны, я не слышал о существовании нищенствующих орденов в православии. Так что простим им и во второй раз.

Простив за храмы, возрадуемся тому, что в переводе названий театров не пришлось краснеть за недопустимое в английском указание на их «академический» характер. Попутно заметим, что добавление слова theatre к слову drama считается некоторыми носителями языка излишним. Приятно удивимся тому, что «переводчик» (или «переводчица») отказался от слова theatre в случае с театром оперы и балета. А вот чувства меры ему (или ей) не хватило. Оперные театры обычно именуются Opera House. Подразумевается, что там могут работать оперная и балетная труппы. Но мы же не можем опустить какое-то слово, если оно есть в русском. Поэтому появляются нагромождения типа Opera and Balet House, в котором лишнее написано ещё и неправильно (см. выше).

В общем, в который раз убеждаюсь в том, что, несмотря на длительный курс изучения английского языка в школе и вузе, наличие каких душе угодно бумажных и электронных словарей и переводчиков, безлимитного доступа к Интернету и факт оплаты своего труда, с переводом различного рода табличек и указателей на английский язык в Самаре (да и не только в ней) пока ещё всё плохо. Хотя проблески надежды кое-где просматриваются.

Фотографии: Андрей Кириллов

Комментарии: