ЭТО ПРОВАЛ

Жители квартиры, провалившейся в бомбоубежище, не могут добиться ремонта 5 лет

 1 025

Автор: Евгений Нектаркин

Житель исторического центра — это привилегированный гражданин города, если речь идёт о Европе. Этот счастливчик владеет дорогой недвижимостью, а в небольшом кафе, которое он открыл, пользуясь налоговыми поблажками, не протолкнуться от китайских туристов. В его доме, который не памятник, никогда не останавливались Ульянов-Ленин или Мамин-Сибиряк, но никому в голову не придёт идея снести дом, потому что на фасаде отсутствует мемориальная доска. В общем, житель исторического центра чувствует себя уверенно и, возможно, даже расслаблено, о чём он с удовольствием расскажет вам, если вы, конечно, не китайский турист.

В Самаре всё наоборот — внучатый племянник каких-нибудь баронесс фон Древиц, унаследовавший от них комнату с видом во двор, должен быть бдителен и готов к испытаниям. Фонд старый, коммуникации гнилые — то ли крыша протечёт, то ли полы провалятся. И максимум, на что можно рассчитывать в такой ситуации, — это ремонт фасада.


Юлия и Ирина — собственницы коммунальных квартир в одной из литер усадьбы купца А.И. Гребежева, расположенной на Чапаевской, 112. Раньше они встречались на общей кухне — варили куриный бульон, пили вечерами чай, обсуждали по-соседски новости, и т.п. Теперь они встречаются в администрациях, судах, прокуратурах и прочих присутственных местах, поскольку кухни больше нет.

Лет пять назад кухня вместе с мебелью, утварью и газовыми плитами обрушилась в преисподнюю — подвал, очень напоминающий заброшенное бомбоубежище. Тогда никто не пострадал — одна жительница чудом осталась жива, оказавшись в момент обрушения на островке безопасности в метре от провала. Полы в квартирах не обвалились за исключением нескольких метров коридоров, ведущих на кухню. Несущие конструкции здесь тоже обрушились, а деревянные полы остались висеть без опоры.

Службы МЧС сработали оперативно: приехали, всех спасли и отключили квартиры от коммуникаций. Со своими проблемами — дырой, зияющей на месте общей кухни и “подвесными” полами” в коридорах — жители остались наедине.

DSC_0144

Юлия:

— Это произошло в октябре 2011 года. Из-за постоянной протечки канализации прогнили полы под общей кухней и упали в бомбоубежище, находящееся под нашим домом.

МЧС приехали быстро, эвакуировали жителей, обрезали газ, воду и отключили электричество. Нас попытались расселить — предложили комнаты так называемого маневренного фонда. Одну на Фрунзе, в расселённом доме под снос, вторую — в Зубчаниновке, по несуществующему адресу. Дом есть, комнаты нет.

В итоге мы поселились у родственников, а муж остался жить в квартире — ходил домой через окно.


Управляющая компания, на тот момент “Альтернатива”, в течение нескольких месяцев восстановила полы под общей кухней, а вот про коридор почему-то забыли. Из подвала деревянные полы подпёрты бревном. Вот уже пять лет.

С тех пор продолжается сказка про белого бычка — собственники ходят по замкнутому кругу, навещают в приёмные дни чиновников и депутатов, пишут письма и регулярно получают ответы, но дело не сдвинулось с мёртвой точки.

DSC_0141

— О том, что у нас жильё, нам регулярно напоминают квитанции за коммуналку, газ, капитальный ремонт и так далее, — рассказывает Ирина, собственница другой квартиры. — В общем, жильё у нас есть, а воспользоваться им мы не можем. От “Альтернативы” мы не смогли добиться ремонта, а в “Жилсервисе”, который управляет нашим домом в настоящее время, заявляют, что они не правопреемники и, следовательно, не имеют обязательств перед нами: “Покажите документы, где мы приняли ваш дом в таком состоянии?”


За эти годы мы куда только не обращались! В жилищную инспекцию, администрацию района и города. Получали отписки, что всё будет сделано, но никто палец о палец не ударил.

Более полугода мы работали с прокуратурой, нам помогали писать письма. Мы получали ответы и снова шли консультироваться. В итоге МП “Жилсервис” получило предписание прокурора Самарской области провести работы по обеспечению нашего “безопасного проживания” до 1 апреля 2016 года. Это предписание не выполнено и срок продлен до 30 августа. Нет гарантии, что за оставшиеся полтора месяца ничего не будет сделано.


— У ситуации несколько вариантов развития, — сообщает юрист Андрей Морозов, к которому мы обратились за консультацией. — Если рухнули только полы, а несущие конструкции целы, то ремонт ложится полностью на плечи собственников. Хотя я с трудом себе представляю, как могут рухнуть полы при целых перекрытиях.

Скорее всего, повреждены или разрушены несущие конструкции. В этом случае, если дом будет признан аварийным и подлежащим реконструкции, то работы будут произведены за счёт фонда капитального ремонта. В этом случае собрание собственников жилья должно принять такое решение. Но дом могут признать подлежащим сносу. Это, естественно, исключает какой-либо капитальный ремонт, кроме неотложных мероприятий, обеспечивающих безопасность жильцов до их расселения.

Если в момент приватизации квартиры дом нуждался в капитальном ремонте, то в соответствии с законом о приватизации ремонт должен производиться за счет государства, т. е. бюджета Самарской области. Правда, правовой механизм до сих пор не прописан. Но есть решение Конституционного суда, на основании которого этот вопрос можно решить в судебном порядке.

В целом, замечу, что нормы о фонде капитального ремонта в силу своей искусственности и неорганичности крайне запутали правовое регулирование данной сферы. Например, ремонт межэтажных перекрытий не может быть оплачен из фонда капитального ремонта, хотя это безусловно капитальные ремонтные работы. Они затрагивают интересы всех собственников жилья в доме, а не только тех, в чьей квартире провалился пол. Но это уже вопрос о реальных целях, которые ставил перед собой законодатель, принимая закон о фонде капитального ремонта.


Администрации проще признать дом аварийным и подлежащим сносу, выставить землю на торги, а собственников жилья выселить на периферию. Грош — цена квартире в аварийном доме, а потому получить жилье от потенциального застройщика поближе к центру не получится при всём желании.

Жилищная инспекция, в которую обращались собственники провела осмотр квартир, пришла к выводу, что жильё непригодно для проживания. Глава администрации района, получив заключение инспекции, рекомендовал собственникам начинать процедуру признания дома аварийным.

По программе капитального ремонта пострадавшим тоже ничего не светит — на 2016 год запланировано утепление и (или) ремонт фасада. Первое полугодие уже прошло, но ни объем работ, ни исполнитель ещё не определены.

DSC_0146

— В лучшем случае фонд капитального ремонта приведет в порядок фасад маленького домика, который выходит на Чапаевскую, -- считает депутат по Самарскому району Оксана Ланцова, к которой жители обратились за помощью. — Но дом по адресу: Чапаевская, 112 — это шесть литер (А, А1, А2, А3, А4, А5), расположенных вокруг двора бывшей усадьбы купца Гребежева. И у всех литер накопилось много проблем и фасад — не главная из них.

Жители обратились в фонд капитального ремонта с просьбой направить средства, запланированные на внешний ремонт на замену коммуникаций, потому что вся проблема в них. Наша задача — отстоять этот дом, отремонтировать и ввести его в реестр памятников, в который его не включили в 2015 году.

Дело в том, что канализация в доме так и течёт, подтапливая подвал и разрушая несущие поверхности. Обращения в управляющую компанию пока не привели к результатам, сотрудник “Жилсервиса”, осматривавший вместе с нами дыру в поле и зловонную течь в подвале, отказался назвать сроки ремонта. Жители же пребывают в перманентном ожидании, когда в их доме случится очередной провал.

DSC_0132