ПО ВОЛНАМ МОЕЙ ПАМЯТИ

Прогулка по улице Дворянской в компании купеческого сына

 1 237

Автор: Андрей Артёмов

Компанию в прогулке по главной улице города нам составит Николай Павлович Аннаев (1902-1990), внук самарского купца Егора Аннаева.

Тот в свою очередь известен тем, что приложил руку к строительству дома, в котором было провозглашено создание Самарской губернии, открыл первую в городе гостиницу, владел крупным вино-водочным заводом и был главным строителем здания лютеранской кирхи. Ему же принадлежала самая фешенебельная в губернии кумысолечебница.

У Егора Аннаева было два сына — Владимир и Павел. Первый погиб в 1914 году на фронтах Первой мировой войны, второй является отцом нашего сегодняшнего попутчика, и о нем мы расскажем чуть подробнее.

Павел Аннаев (1868-1937) — купец 2-ой гильдии. С 1894 по 1908 годы владел гостиницей в бывшем доме своего отца (ныне — Куйбышева, 66). Затем гостиница переместилась в дом Челышева (ныне — Куйбышева, 79), где открылась под названием «Европейская», при ней имелся и ресторан. В 1913 году Павел Аннаев разорился, отсидел 7 месяцев в долговом отделе тюрьмы, после чего перешел из купцов в мещане. В последствии занимался конторским трудом, в конце жизни работал ночным сторожем.

Сам же Николай Павлович Аннаев родился в 1902 году. Окончил среднюю школу, затем землеустроительный техникум. По окончании музыкального училища имени Гнесиных работал педагогом в детских музыкальных школах Москвы и Куйбышева. Участвовал в Великой Отечественной войне. Выйдя на пенсию, Николай Павлович посвятил себя большому и серьезному увлечению – композиторству. Им написано около 30 музыкальных произведений – песен, романсов, пьес для фортепиано.

Велик вклад Николая Павловича и в самарское краеведение. Именно он привел в порядок и ввел в научный оборот знаменитую краеведческую картотеку Константина Головкина, хранившуюся неразобранной в читальном зале самарского архива. Уникальны и материалы, собранные им о своем деде – Егоре Аннаеве. Николай Павлович написал биографию своего знаменитого предка.

Далее мы приводим один из его краеведческих трудов, хранящийся в Центральном государственном архиве Самарской области. Пояснения и комментарии к авторскому тексту даны курсивом.


Воспоминания о дореволюционной Самаре

С.К.Лисецкий («бывший сотрудник газеты Волжская коммуна») посоветовал мне написать воспоминания о дореволюционной Самаре, указаав, что и где в ней находилось. По его словам, это составило бы интересный краеведческий труд. Следуя такому совету, я хочу мысленно, вспоминая, — проделать прогулку по Дворянской улице (ныне — улица Куйбышева) на ее главном участке, начиная от Алексеевской площади (ныне — площадь Революции), и, следуя квартал за кварталом в сторону Струковского сада, закончить прогулку на углу Дворянской и Почтовой улиц, в виду городского театра.

Для этой «мысленной прогулки» я выбрал утро погожего майского дня 1912 года, в то короткое «междуцарствие», когда я, десятилетний мальчик в коротких штанишках, уже закончил свой второй учебный год, перейдя в третий подготовительный класс, а на дачу семья наша еще не успела переехать. Тогда, разумеется, по своей неопытности, я еще не был способен замечать недостатки в окружении, и все мне казалось безумно хорошим.


Семья Николая Аннаева. Сам он стоит на стульчике рядом с мамой

И так, я вышел из отцовской квартиры, расположенной слева от подворотни, в первом этаже Челышовского дома (Куйбышева, 79), под «Европейской гостиницей» и направился по тротуару мимо Шабаевского дома (Куйбышева, 81; владелица — купчиха Ольга Шабаева). Меня сразу же охватили шумы Алексеевской площади: цоканье лошадиных копыт и стук по булыжнику колес извозчичьих дрожек, звонки конки, людской говор и долетающие откуда-то звуки шарманки…

Через несколько шагов я миновал хорошо знакомую подворотню /в Шабаевском доме/ с висевшей на ней вывеской «Подготовительная школа для мальчиков и девочек, учрежденная Лялиной». Эта подворотня вела в школу которую я посещал. Дальше подворотни, на большой вывеске черным по белому фону значилось: «Нотариус А.А.Смирнов». Много позже я узнал, что этот А.А.Смирнов был журналистом и писал под псевдонимом «Треплев» в «Самарской газете», редакция которой находилась на противоположной стороне Алексеевском площади (Куйбышева, 73).

gic53fb22d52f511_1024Редакция «Самарской газеты» образца 1895 года. Крайний справа — Максим Горький. В белом пиджаке на заднем плане — известный театральный критик и литератор Александр Смирнов-Треплев. Алексей Толстой в своем романе «Хождение по мукам» вывел его в образе нотариуса Мишина.

В угловом помещении нижнего этажа Шабаевского дома помещался «Антон Эрлангер и Ко» — мельнично-строительное и торгово-промышленное товарищество, как я узнал позже. На тротуаре со стороны площади, перед окнами «Антона Эрлангера» стояла на подставке застекленная рама, расположенная в вертикальной плоскости, с каким-то чертежом /очевидно от А.Эрлангера/.

На самом углу Дворянской улицы под Шабаевский дом спускалась лестница, которая вела в подвальчик Маннафова, — ароматное царство фруктов и манящих серебренным блеском «бомбочек»…

«Бомбочка» — полый шоколадный шар, обернутый оловянной фольгой. Разбив «бомбочку» из нее извлекали какой-нибудь предмет, например, свистульку, колечко и т.п»

На мостовой со стороны Дворянской улицы, против входа в сквер памятника, виднелась важная фигура полицейского, наблюдавшего «порядок». По бокам входа в сквер, располагалась стоянка / «биржа»/ извозчиков и киоски: слева — круглый газетный киоск, справа — киоск, украшенный резьбой, в русском стиле — для продажи вод и сладостей. В глубине последнего киоска, на виду у прохожих орудовал его хозяин, мужчина армянского типа, с черными усами: он на плите выпекал вафли, свертывал их в трубочки и начинял сбитыми сливками…

Я вошел в сквер и может быть, в сотый раз полюбовался стоящим в его центре памятником Александру II. Вот, что я тогда прочитал об этом памятнике в «Описании г. Самары»: «Памятник очень эффектен. На гранитном пьедестале стоит бронзовая статуя императора во весь рост. Лицо его было обращено на запад, к Волге. У подножия помешены эмблематические фигуры, олицетворяющие собой четыре события его царствования: 1) освобождение крестьян, 2) покорение Кавказа, 3) освобождение славянских племен и 4) завоевание в Средней Азии»…

Затем я двинулся на прогулку: шел по правой стороне Дворянской, но не выпускал из вида и левую сторону, отмечая все наиболее интересное.

Первый квартал

В том же Шабаевском доме со стороны Дворянской, рядом с «Антоном Эрлангером», был мой любимый писчебумажный магазин «Полиграф», впрочем, магазин Головкина на Панской улице (ныне — Ленинградская, 34), подобного же профиля, был мне милее «Полиграфа»…

pvkqw0uu9ua6ff55vfВывеска «Полиграфъ» слева от балкона дома Шабаевой

Гастрономический магазин Журавлева (Куйбышева, 68). Вспоминаются продававшиеся там винные ягоды и финики, уложенные двумя рядами в длинных коробочках…

Кондитерская «Жан» (Куйбышева, 70; позднее переехала в дом №78, где располагалась гостиница «Бристоль»). Два выхода: первый вел в помещение, где за мраморными столиками пили шоколад, второй вход вел собственно в кондитерскую, за зеркальным окном красовались торты и висели на ленточках пасхальные яйца разукрашенные бисером…

Кондитерская Жан

Белая вывеска магазина молочных продуктов фирмы Бландова. Рельеф коровы был на каждом куске сливочного масла.

Музыкальный магазин Бема (Куйбышева, 85). Под огромным окном этого магазина, в подвальном помещении, глядящем из глубокой канавы, огражденной барьером, мастера производили сборку частей фортепиано, видимо полученных из-за границы. В результате такой сборки, под наименованием «Ed. Seiler», обозначенном на нижней поверхности крышки нашего домашнего пианино, появилась дополнительная надпись: «Г.Ф.Бем, Самара»…

Магазин Бема

Что любопытно, купцу Егору Бему с 1901 по 1909 годы принадлежал дом, восстановленный в ходе «Том Сойер Феста» 2015 года — Льва Толстого, 34.

Дом с балконом (Куйбышева, 89; принадлежал купцам Новокрещеновым). Мне вспомнилось, что несколько лет назад, проходя здесь, я увидел свешивавшийся с балкона кусок белого полотна с изображенным на нем красной краской огромной пятерней руки и надпись: «Отпечаток кровавой руки». То была реклама электро-театра «Бомонд иллюзия», расположенного на втором этаже этого дома. Вспоминаю характерный для биоскопов запах грушевой эссенции, которой склеивалась кинолента при разрывах, стрекотание аппарата во  время сеанса и взрывы смеха публики при показе комических сцен.

Техническая контора Полякова

Весьма примечательное фото, сделанное примерно в 1912-1915 годах. Обращает на себя внимание реклама того самого кинотеатра «Бомонд иллюзия». На первом плане — автомобильный «салон» купца Петра Полякова.

Ювелирные магазины: на правой стороне (Куйбышева, 91) — Калманюк, а наискосок от него, на левой стороне — Шварц (Куйбышева, 78)…

Магазин Оскара Петерсона (Куйбышева, 93), в котором продавались разнообразные лампы и люстры. В том же доме — фотография Васильева с двумя фото-витринами по бокам входа…

Универсальный магазин Христензена (Куйбышева, 95), В первом его окне считая со стороны памятника, выставлялась обувь. Непременными экспонатами были серебряные и золотые туфельки, напоминавшие сказочные зрелища, даваемые на сцене городского театра…

Два больших мануфактурных магазина, — оба на левой стороне Дворянской: Степанова (Куйбышева, 76) и Сапожникова (Куйбышева, 80). Нужно сказать, что приказчиками в магазинах тогда были исключительно мужчины. Только в кондитерской Жана роль приказчиков исполняли женщины.

Первый квартал закончился… Продолжение следует!


При подготовке статьи использованы материалы группы «Архивы Самарской области»

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»

comments powered by HyperComments