«В нашем понимании талант — это любой человек»

Гендиректор «Таволги» Егор Крюнькин об управлении и его трансформации

 354

Автор: Редакция

.

,

В выходные, 9 и 10 июля, прошел всероссийский форум «Дни управленческой культуры на Волге. Управление 4.0». На него со всей страны и даже из соседних государств съехались действующие и будущие управленцы госструктур,  бизнесмены и общественники. 

Организацией форума занимался Центр развития талантов и трансформации управления при Губернаторе Самарской области «Таволга». Мы пообщались с его генеральным директором Егором Крюнькиным.

— Какими качествами должен обладать хороший управленец?

— Осознанность, адекватность, адаптивность и порядочность. 

— Адаптивность к чему?

— К миру. Есть такое понятие модное  — «гибкость». Оно пошло с гибких техник, аджайлы всякие (ряд подходов и практик, основанных на ценностях Манифеста гибкой разработки программного обеспечения и 12 принципах, лежащих в его основе) и так далее. Но в моей картине мира «гибкий» — это человек, который подстраивается, гнется. А на мой взгляд, лидер должен быть адаптивным, он должен быть с внутренним стержнем, который изгибаться не должен. Он должен быть всегда очень четким внутри себя, но адаптивным к внешним ситуациям. Невозможно изменить мир, можно изменить свое отношение к нему. 

Поэтому адаптивность в том смысле, что  я должен комфортно, быстро и нетоксично для себя и других быть адаптивным к ситуации, к людям. Тут уже включается тот самый эмоциональный интеллект, социальный интеллект, эмпатия. Не сочувствие, а соучастие, не когда ты человека жалеешь, а когда ты можешь прочувствовать его отношения, его чувства, ожидания и максимально встроиться в его повестку.  

— Есть ли особенные характерные черты у управленцев Самарской области, которые отличают их от других?

— Вы знаете, наверное, нет. Конечно, вы хотели бы, чтобы я сказал: да, мы такие особенные. Но дело не в нас, не в стране, не в регионе, а в самом человеке. Лидеры, они как звездочки, которые сами себя зажигают. Поэтому они бывают в разных регионах, разных странах.

Мне повезло, что я не лидер, а человек, который организовывает среду вокруг этих лидеров, и у меня перед глазами все это происходит, я могу со стороны смотреть на эту ситуацию. И я вам честно скажу, что они одинаковые. 

Они мгновенно друг с другом встраиваются, они мгновенно находят общий язык. Да, они, конечно, как сейчас уже опять не модно говорить, альфы, то есть каждый из их пытается себя показать в любом случае, но они все равно через определенные навыки, которые им дают, допустим, в проекте «Россия- страна возможностей», в Сбере, в РАНХиГСе, учатся коммуницировать, уступать, договариваться, брать на себя ответственность, делегировать и доверять тем людям, которым они поручают. Поэтому я бы не сказал, что мы где-то отличаемся. 

— То есть они как пазлы или шестеренки большого механизма?

— Нет, я против этого.  Пазлы и шестеренки — это про администраторов. А лидеры — это такие драйверы, которые как раз должны выходить за матрицу — создавать будущее.

С помощью пазлов и шестеренок, кстати очень удобно создавать образовательные модули. Но у нас есть модель компетенций, и из нее выстраивается определенная траектория, определенные программы. Там пазлы, то есть вот у вас такая траектория, там немножко вот это западает и вы можете это изучить, и на основании этого мы собираем пазл и это называется образовательный модуль. 

Мы в этом году уже начинаем так учить, у нас уже пять программ, хотим запустить десять в этом году, но пока точно пять программ. И на них зарегистрировались уже 6100 человек.

— Зачем, по-вашему, нужны такие мероприятия, как «Дни управленческой культуры на Волге»?

— Первое — нетворгинг  или полезные знакомства и общение. Второе – выравнивание информационного поля. Как пример, еще в 70-х годах была такая классная история, называлась «испорченный телефон». И на нем показывали, как быстро падает коммуникация, буквально через вторую цепочку.

Сейчас 2022 год — количество информации просто зашкаливает, люди обнуляются с точки зрения общей информации мгновенно. И поэтому такие мероприятия важны для того, чтобы они выравнивали информационное поле, они понимают какие-то тренды, куда это двигается. Они одинаково понимают и могут задавать вопросы в режиме диалога, поэтому у нас не семинар-совещание, у нас равные с равными общаются и обсуждают интересующие их вопросы

Это имеет колоссальное значение – люди начинают разговаривать друг с другом на одном языке, чтобы друг друга понимать. И для этого мы все это делаем, мы убиваемся, чтобы у нас было единое информационное поле. 

— Можете привести пример?

— В рамках форума мы собирали более 500 муниципальных руководителей, в том числе глав поселений, заместителей. Всех вместе, в одном месте, и всем говорили одно и то же, чтобы у всех было информационное поле одно. Без этого, я считаю, дальше двигаться очень тяжело, потому что один одно знает, другой другое.

И иногда бывает так (из собственного опыта), что стыдно признать, что ты что-то не знаешь и чем ты более лидерский лидер, тем сложнее это признавать. А когда всем рассказывают, то можешь пометить: «ага, я это услышал, никто не заметил, что я дурак, все нормально, я себе записал», «послушал, в книжечку себе запись», «а вот тут вот спикер какой-то интересный что-то сказал», и происходит наполнение правильной информацией. 

Сейчас из-за большого потока разной информации появляются различные феномены, которых нужно опасаться.  

— Что вы имеете в виду?

— Это, например, «инфоцыгане», которые говорят, что они эксперты и пытаются проникнуть людям в мозг. Они очень красиво продают, а люди их слушают, доверяют им. Мозг рушится, и потом людей очень сложно доставать оттуда. 

Второе — карго-культ. Это когда люди что-то услышали, подумали, что они понимают, о чем речь, и начинают это внедрять у себя и думают, что это какая-то технология, не разобравшись в ней.

Это еще страшнее, потому что они уверены, что правильные вещи делают. И мы можем избежать такого благодаря мероприятиям, на котором мы сейчас, благодаря федеральным и региональным  экспертам, профессионалам, которые и лидеры, и владеют повесткой. 

Они говорят правильные вещи из первых уст. На это еще работает принцип самого форума.  Я о том, что у нас и на пленарке, и на треках по два модератора — федеральный и региональный. Потому что нам не нужны оторванные эксперты, которые не понимают, как отрабатывать федеральную повестку в регионе.

— Как вы отбираете федеральных экспертов? У вас есть какой-то определенный список?

— База есть, но вы понимаете, звездочки постоянно вырастают. Вот приехали у нас коллеги из ДНР, для нас был шок, какие они крутые. Практически разрушители мифов приехали. 

— Каких мифов?

— Миф первый — «у вас нет интернета». Они говорят: да нет, нормально у нас все.  Миф второй: «к вам можно только через генштаб РФ». Они говорят: вы что, у нас там автобусы Снежное — Ростов. Миф третий — «вы не владеете там какими-то управленческими компетенциями». И тоже оказалось, что это не так. Они, может, и не так прокачаны, как наши лидеры, но даже говорят, что «у нас структура власти примерно одинаковая, то есть мы не вот прям сильно от вас отличаемся». 

А с точки зрения энергетики это просто вообще супер, я такой сижу и думаю, кто кого еще лидерству учить должен. 

И вот они, новые спикеры, допустим. Мы привлекаем сюда и с “Лидеров России” (всероссийский конкурс управленцев, проводимый организацией «Россия — страна возможностей») ребят. У нас традиционная такая работа, мы постоянно наполняемся новыми спикерами, смыслами, коллегами и т.д. То есть это определенное сообщество, а не просто костяк какой-то. 

— В чем сложность организации такого мероприятия?

— В коммуникации. И внутри команды, и вовне, это очень тяжело. Мы проводим летучки каждый день — утром, вечером. У нас телеграм-каналы грузятся, единые информационные поля в битриксе, в яндексе. 

Вариант «распечатать» — это уже не к нам. Мгновенно идет обновление информации, причем единой. Но все равно провал в коммуникации колоссальный, поэтому это самое сложное. 

— С чем связаны провалы в коммуникации? 

— Много информации, плюс одновременно нужно держать в синхроне очень много смыслов и особенностей.

— Можно ли провести параллели в плане организации с другими массовыми мероприятиями, типа «Студвесны»?

— Чем мы отличаемся? Есть понятие «ивент» — организация именно мероприятия. Есть понятие «контент», то есть когда ты со смыслами работаешь. У нас есть дивизион «ивентов», который занимается организацией мероприятия, но для нас это не основная тема, для нас основная тема — это смыслы. Поэтому мы работаем в большей части со смыслами и уже потом с ивентами. 

Ребята, которые организовывают ВолгаФест, Студвесну, Иволгу, они очень круто организовывают мероприятия. И я не говорю, что они не работают со смыслами, они тоже круто с ними справляются. Но они не являются операторами смыслов, а мы являемся, потому что мы корпоративный университет. 

Нам нужно через ивент людям прогрузить какие-то мысли. В этом отличие как таковое, у каждого свой фокус. 

Естественно, что у них масштабнее мероприятие, у них оно направлено на определенные группы лиц — молодежь, например. У нас не совсем так, у нас другая группа – сообщество, у нас служащие, те люди, которые хотят работать с государством. Но нам, конечно, еще учиться и учиться у них, честно говоря.

— «Таволга» — что это такое, чем занимаетесь? 

— Мы долго-долго заходили на снаряд под названием «корпоративный университет правительства».  Есть ряд регионов, в которых он уже есть. Мы провели исследование и поняли, что эффективнее и быстрее обучать служащих, когда есть своя специфика. 

Потому что нам надо сначала преподавателей обучить, а потом чтобы эти люди обучили. Зачем эту цепочку делать? 

Когда мы защищали концепцию перед губернатором, он спросил: «Почему корпуниверситет? Мы не же корпорация. И почему только служащих? Это узко, давайте подумаем об экосистеме развития талантов. Полного цикла». 

То есть тут речь идет о том, чтобы мы начинали чуть ли не от садика до серебряного возраста и включали различные сообщества, а не только госслужащих. Например, бизнес, общество и так далее. И поэтому у нас выросла концепция и появился «Центр развития талантов и трансформации управления при губернаторе». То есть это не при правительстве, а при губернаторе Самарской области. 

В общем, мы занимаемся развитием талантов и улучшением управления. 

— Когда вы говорите о талантах, что вы имеете в виду?

— Это не только одаренные дети. Когда ты начинаешь идти в сторону образования, у них талант равно одаренному человеку. Там своя система, министерство образования очень хорошо с ней работает, мы туда не лезем. И минспорт в том числе, и минкульт. В нашем понимании талант – это абсолютно любой, это вы, я. 

Мы делаем такую среду, в которой мы даем вам возможность попробовать различные направления, роли. И вы выбираете то, где вы наиболее востребованы и вам больше нравится.

— Вы при отборе людей как-то тестируете?

— Да, у нас работают психологи, концепция уже разработана с экспертами, она очень крутая. Там 3-4 блока тестирования, в том числе и личностные параметры, и психологические, тесты «свой-чужой». 

У нас разработаны 52 компетенции и идет тестирование по ним. Соответственно, у тебя выстраивается твой профайл, в котором тебе показывается по каждой компетенции личный балл. И тебе предлагается, что тебе нужно прокачать, и даже со списком литературы.

В дальнейшем мы с ребятами айтишниками планируем включать в эту систему еще и искусственный интеллект, который будет автоматизированно отрабатывать все.

У нас даже есть стажировка, она работает пока только в нашей песочнице, потому что мы применяем все эти системы к себе. Но тем не менее у нас есть такой порядок: любой, кто хочет работать у нас в «Таволге», приходит к нам и проходит двухнедельную стажировку, он является стажером, за ним закрепляется наставник, он ходит две недели по дивизионам — опыляется, смотрит, где ему больше понравится. 

И после этого он выражает свое мнение по поводу «Таволги» через эссе, команда голосует, хочет она или не хочет с ним работать. Не я решаю все, как начальник, а команда. 

Я только верифицирую результаты, тем самым они договариваются друг с другом, что берут ответственность на себя за результат. 

— Это бесплатно? 

— Наша команда делает качественные продукты, и для общества они бесплатны. Например, обучение тех 6 тысяч человек – оно бесплатно. 

— Какие планы стоят у вас как у директора «Таволги»?

— Мы хотим стать одним из лучших корпоративных университетов и центров развития талантов в России.

— Что вы как организаторы получили от проведения «Дней управленческой культуры»? Какие-то контрольные цифры, планы, нашли новые таланты?

— В первую очередь мы познакомились с огромным количеством проактивных умных людей, которые дополнят экосистему талантов.

Цифры говорят сами за себя: 1551 человек приняли участие в мероприятиях, еще 1418 — в онлайн-формате, а видеозаписи лекций собрали более 17 тысяч просмотров.

Нам удалось собрать мощный экспертный блок из 43 экспертов разных уровней. И, судя по обратной связи,  они охотно будут продолжать сотрудничество с нами. А это значит, что впереди усиление команды, новые проекты в портфеле «Таволги»  и, конечно, новые таланты.

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город» и ВКонтакте