"МОЙ ГОРОД МНЕ УЛЫБАЕТСЯ"

Волонтёры «Том Сойер Феста» о том, как они изменились за время фестиваля

 1 629

Автор: Ксения Лампова

Фестиваль восстановления исторической среды «Том Сойер Фест-2016» заканчивается 15 октября: в этом году сделано многое, и вместе нам удалось превзойти самих себя. Было восстановлено 4 дома, открывались выставки, создавались арт-объекты, присоединялись строительные компании, читались лекции – и даже этот поток событий не отвлекал волонтёров от их основной задачи. Они пришли сюда, чтобы улицы города стали красивее и ярче. Пришли, чтобы что-то изменить.

ДГ благодарен всем волонтёрам, которые пришли на фестиваль хотя бы на час. Всего на объектах поработало более 200 человек. Но нам захотелось поговорить с теми из помощников «Том Сойер Феста», которые провели этим летом целые месяцы, работая над тем, чтобы старая Самара становилась лучше. Теперь, когда дело почти сделано, настало время говорить. Волонтёры фестиваля рассказали о своей мотивации и о том, что изменилось внутри них самих за время фестиваля.

3Wli4huG4_Q

Дмитрий Ширкин, главный редактор «Аргументы и Факты-Самара»:

— Я уже старенький, чтобы особо меняться. Но на город уже смотрю глазами «профессионального волонтёра» — вот этот домик надо бы подделать-подкрасить. И ещё — стал замечать дома, которые хозяева сами делают. Их, оказывается, гораздо больше, чем кажется при первом взгляде на общую страшноватенькую массу. Хочется верить, что есть в этом немного и нашей заслуги.

Если говорить о мотивации, то тут целых три аспекта. Во-первых, лёгкое осознание профессионального бессилия. Я и сам пару-тройку статей написал про сохранение старого города, а уж как редактор поставил их десятки. И ничего не меняется. Все, блин, чего-то ждут, и где-то я их понимаю. У властей нет денег и не будет — им бы с памятниками справиться. Жители всё ждут, когда их снесут, да и привыкли жить в дерьме. Застройщиков кроме денег ничего не интересует. Тупик. А тут мы берём и ЧТО-ТО делаем. И мне плевать, кто и что о нас думает. Мы не говорим, мы делаем. Пусть это и капля в море, но реки начинаются с капель. Может быть, так получится раскачать это болото.

Я реально отдыхаю на фестивале. Тут я больше не начальник, и можно просто полностью выключить мозги, взять болгарку и тупо чистить стенку.

Второй аспект. Наша с Мишкой [координатор стройки Михаил Власов — прим. ред.] любимая тема — «Том Сойер Фест» как элемент гражданского общества. Все почему-то думают, что гражданское общество — это всякие партии, митинги… Ничего подобного. Это структурированное общество, разделённое на множество групп людей, объединённых каким-то интересом и осознающих этот интерес. То есть опять же не болото. Вот ТСФ и есть такое не болото.

Ну и, наконец, мне многие не верят, но я реально отдыхаю на фестивале. Тут я больше не начальник, и можно просто полностью выключить мозги, взять болгарку и тупо чистить стенку. А когда ещё и результат виден — это уже как наркотик. А за работу с некоторой техникой (перфоратором или дисковой пилой) я как мужчина ещё бы и свои деньги платил.

~

dIGGrijubow

Ирина Колбинцева, бухгалтер:

— Сейчас мне не кажется, что я как-то изменилась благодаря «Том Сойер Фесту». Вот только когда идём с подругой по старому городу, часто смотрим на дома и говорим: «О, смотри, тут щёткой почистить немного — и всё, можно красить. Красиво было бы!»

Мой пессимизм говорит, что деньги всё-таки выиграют и основную часть старого города снесут, а стеклобетонные дома вырастут. Но всё же есть ма-а-аленькая надежда, что я ошибаюсь. Поэтому я предпочту хоть что-нибудь сделать, потому что вздохи точно не помогают. Надеюсь, что у дочери и детей сестры, когда они вырастут, не поднимется рука снести или испортить то, в чём я принимала участие. Ну или, может, они не будут равнодушными жителями города, которым всё равно.

Я точно знаю, что по этим самым улицам мимо этих домов ходили мои родственники примерно с середины XIX века. Легко представляю их лица по фотографиям, знаю их имена. Есть ощущение, что они бы одобрили. Надеюсь на это.

~

SrjP8u_0fck

Юлия Графкина, инженер-проектировщик систем водоснабжения:

— Мне кажется, когда я еду по улицам старой Самары, то слышу голоса: «Спасите, нас убивают!» Это голоса домов, о которых забыли. Участие в фестивале — это борьба с собственным чувством стыда за то, в каком состоянии находятся дома.

Количество кубометров бетона на квадратный метр земли не пропорционально красоте. Современная самарская архитектура вызывает стойкую ассоциацию с полосатым матрасом. Для меня деревянная резьба столетних домов несравнимо более ценна, чем фиолетово-жёлтые, кислотно-оранжевые психоделические фасады новых жилых комплексов, из которых хочется бежать.

Мне кажется, когда я еду по улицам старой Самары, то слышу голоса: «Спасите, нас убивают!»

«Том Сойер Фест» меняет отношение горожан к проблеме. Там, где раньше виделись «деревянные гнилушки», теперь стоят дома, которыми можно и нужно гордиться городу. Я рада, что хоть немного, но причастна к этому движению.

~

GrEMbbf0Zao

Екатерина Овчаренко, экономист:

— Мой папа строил метро, бабушка — самолёты. Двоюродные братья и папины сёстры — дома. Мама с детьми работает – учит их плавать. А я что? А я в офисе бумажки перебираю и отчёты делаю. Вот и мне захотелось сделать что-то действительно важное. Наверное, нужно было родиться в эпоху постройки БАМа. Я бы поехала!

Здесь работают особенные люди. Они открыты для общения, готовы на любую работу, не боятся пробовать новое и непонятное. Круг знакомых ширится. Но внутри я всё такая же – понимаю, что всё сумею и всё смогу. А с такой командой – тем более. Вообще, хотелось бы, чтобы проект менял не нас, волонтёров, а тех, кто со стороны смотрит на всё это и думает: «Зачем им всё это надо? Это бесполезно. Этим не жители должны заниматься, а власти».

Я люблю, когда у наших домиков фотографируются, экскурсии водят. Значит, нравится людям. Значит, не зря это всё. То, что мы делаем, — это просто красиво. Я когда увидела 34-й дом на Льва Толстого в готовой резьбе, чуть не заплакала от восторга. Он такой нежный, кружевной, воздушный — и во всём этом есть частичка моего труда. Ощущения непередаваемые!

~

даша

Дарья Волкова, иллюстратор:

— Лень? Странно, не помню, чтобы этот вопрос вообще возникал. Мы за лето столько раз услышали «делать больше нечего» и «бесплатно впахивают» — это мрак просто! О’кей, смотрите: пару раз в неделю вы встречаетесь с шикарными людьми и с шутками, песнями, лекциями, концертами делаете что-то важное – потому что всё это придумано как-то так, что ты ни на день не забываешь, как важна эта «работа».

Прикоснитесь к дому, проведите с ним час-другой, и, честное слово, он то ли мурлычет, то ли улыбается, то ли что-то такое на своём кирпично-деревянном.

Приезжаешь на стройку, Миша с ходу расскажет анекдот, девчонки поют, соседский дедушка дарит им цветы. Можно измазать руки в краске, можно брызгаться у колонки, можно, высунув язык от старания, шлифовать кирпичик за кирпичиком наперегонки, как в детстве. И в это время нет ни проблем на работе, ни долгов, ни болезней — ничего, только ты, дом и «у меня получится, я сделаю лучше, ещё чуть-чуть, минуточку, пару штрихов». Чтобы, отойдя на несколько шагов, увидеть разницу и подумать: «Получается!.. А теперь ещё немного». Перекур на лесах – снова Мишкины шуточки, кто-то уже кричит, что чай готов, откуда-то взялись блины и «Нектаркин мёд»… И при всём при этом движется работа, меняются дома, меняются лица прохожих. Словом, а много ли способов провести время лучше?

Дома же они как и люди: они живут и старятся, у них есть характер и прошлое, и для меня в Самаре каждый второй любимый. Бывает, сменишь привычный маршрут, и старый знакомый вдруг открывается для тебя заново в закатном свете, и не удержаться – стоишь посреди улицы как вкопанный и вслух произносишь: «Привет, друг». А как вы проявляете любовь? Вниманием, заботой, прикосновением. Прикоснитесь к дому, проведите с ним час-другой, и, честное слово, он то ли мурлычет, то ли улыбается, то ли что-то такое на своём кирпично-деревянном.

Что изменилось? Мой город мне улыбается.

~

uBZDdYyWkmM

Ольга Лумпова, работник страховой компании:

— На стройку я пришла только в этом году, хотя начать хотелось ещё в прошлом – времени не было. За происходящим следила в соцсетях – хорошая же затея. В этом году даже специально рабочее расписание для ТСФ подстроила. Когда пришла, легко влилась во всё это действо – общение здесь всегда позитивное, никто не делится на «новичков» и «матёрых».

Внутри за это время случились изменения: интерес к жизни только усилился и заполнилось некое свободное пространство, До этого случая мне нечасто приходилось вращаться в обществе людей, которые различны во всем (работа, хобби и так далее), но при этом едины в общем полезном деле, которое всем в кайф. Появилась приятная уверенность в себе (могу ведь!), обнаружила, что вспоминаю и думаю (скучаю) по домикам.

Самара очень похожа на мой родной город Тюмень. Купеческий, на реке. В котором гуляешь и каждый раз видишь что-то новое. В Самаре много уникальных деревянных зданий, я её обожаю, поэтому всегда хотелось принять участие в чём-то эдаком, и вот появилась возможность. Очень хочется увидеть во всей красе дачу Головкина, домик «балкончик-башенка» на Арцыбушевской, это два моих больших огорчения. Но не всё сразу!

~

лена

Елена Добролюбова, инженер:

— Вообще я Управский житель, человек с окраины. Люблю любоваться старыми домами с кирпичной кладкой и резными наличниками. И мне нравится, что теперь я могу участвовать в их сохранении. Благодаря «Том Сойер Фесту» сейчас я больше горожанин, чем простой житель.

Для меня ТСФ – это примерно Дом друзей из мультика про Чебурашку, только лучше. Здесь я встретила одноклассника, с которым мы не виделись лет восемь.

На ТСФ не бывает неприятной работы. Даже отшкуривание, которое все так проклинают, – это, между прочим, тоже философская штука. Она очень прочищает мозги. Сначала ты стоишь, шкуришь, отплёвываешься от пыли, думаешь: «Боже, это не кончится никогда». Но знаешь, что потом тебя ждёт момент прекрасной, творческой и приятной работы – работы с покраской.

ТСФ собирает замечательных людей – они абсолютно все замечательные, творческие, весёлые и добрые. В такой компании любая работа в радость. Так что для меня ТСФ – это примерно Дом друзей из мультика про Чебурашку, только лучше. Здесь я встретила одноклассника, с которым мы не виделись лет восемь. Неожиданная была встреча.

~

маша

Мария Якушева, экономист:

— Я человек, который с детства интересуется ремонтом домов, обожает мебельные магазины и всё такое прочее. Мне всегда было интересно что-то про интерьеры и дизайн, но волей судьбы попала в экономику, где я училась просто потому, что надо. Потом, когда я подросла, решила: нужно сменить направление, потому что неинтересно. Два года назад пошла учиться дистанционно на дизайнера. В этом году как по маслу вошла в ряды волонтёров ТСФ. Можно сказать, что фестиваль помог осуществить выход из старой жизни. Здесь можно встретить столько людей, которые жизнь положили на работу с архитектурой и дизайном, и от них заражаешься этим вдохновением.

Моя мотивация? Изначально это была сама идея проекта. Возможность что-то сделать самой. Не сидеть на кухне и не говорить, как в городе всё плохо и ничего не делается, и не выяснять, кто в этом виноват. Не ждать, когда кто-то сделает, а начать с себя – пойти помочь «соседу», вложить частичку себя в изменение города. На проекте я встретила людей с таким же взглядом на жизнь, с таким же желанием что-то изменить, а не сидеть сложа руки.

~

zQocXR_W0iI

Андрей Подуров, архитектор:

— В детстве я жил на пересечении улиц Ярмарочной и Ленинской. И деревянные дома наблюдаю тоже с детства. Тогда всё было иррационально и непонятно. А сейчас я сам могу открывать ткань дома слой за слоем, анализировать конструктив. Мне приятно смотреть на старое дерево и понимать, что кто-то красил его ещё до моего рождения. Ещё люблю старинные кирпичи, особенно те, что с печатями. Понимаю, зачем дому нужны наличники и почему именно такие, почему у этого дома есть цоколь, а у другого нет.

Сейчас я сам могу открывать ткань дома слой за слоем, анализировать конструктив.

Создавая шумиху вокруг старых домов, мы повышаем их шанс на выживание. Верим, что если уж мы дом отремонтировали, то снести его не должны. Нас объединяет идея того, что помешать уничтожению старого города всё-таки можно. Есть общность и есть общение – и все люди стараются и горят этим. А люди тут крутые, редко где найдёшь такую хорошую компанию. «Том Сойер Фест» вырывает из контекста жизни, из этой круговерти. Благодаря ему жизнь наполняется чем-то другим.

Фото: Аля Шарипова