СИЛА СПОТА

Райдеры из команды Red Bull о новом самарском споте и перспектвах экстремального спорта в России

 820

Автор: Антон Черепок

Для увлеченных экстремальными видами спорта наш город до недавнего времени был подобен постапокалиптической пустыне, в которой немногочисленные оазисы безжалостно уничтожаются варварскими ордами. Споты, площадки с фигурами для катания, оставшиеся в Струковском парке и на Воронежских озерах, находятся в таком состоянии, что больше похожи на орудия пыток, чем на место для занятия спортом.

Чтобы не допустить исчезновения хоть и молодой, но сформировавшейся и перспективной самарской экстрим-культуры, ее активисты несколько лет бились за каждую площадку. Писались письма, запросы, просьбы. Но до недавнего времени все это напоминало отчаянную, но обреченную борьбу повстанцев против империи в “Звездных войнах”.

К счастью, ситуация наконец-то начала меняться и без поддержки городских властей. Возле ТЦ “Вертикаль” появился новый общественный спот “Сила Спорта” для всех любителей экстремальных видов спорта.

Чтобы проверить, насколько новая мини-рампа соответствует требованиям для проведения контестов и чемпионатов, организаторы спота пригласили двух знаменитых райдеров — Пашу Алехина и Костю Андреева.

ДГ не упустил шанса пообщаться с легендами команды RedBull и узнать из первых уст, насколько новая площадка хороша для экстремального катания и какие шансы у самарских спортсменов попасть на вершину славы.


 Самара — Барселона

Вне привычных трамплинов и без велосипедов, победители многочисленных чемпионатов и контестов буквально растекаются по редакционному дивану. Столь напряженные и сосредоточенные лица во время выполнения трюков расплываются в улыбках и кажется, что они наконец-то могут перейти в подобие режима энергосбережения после череды перелетов и насыщенной программы на новом споте.
Первым делом спрашиваем о впечатлениях от новой мини-рампы.

Паша Алехин: Все очень классно. Очень понравилось исполнение, радиус, и вообще location очень классный, потому что в нашем виде спорта нужно быть постоянно на публике, а тут проезжают машины, ты в центре внимания. Тут еще магазин спортивный, что очень удобно и соответствует духу.

 — Понятно, что нельзя сравнивать условия для катания в Самаре и столице. Но все-таки хочется узнать мнение профессионалов об особенностях различных площадок и доступности для начинающих и профессиональных райдеров.

Костя Андреев: Да, разница безусловно есть. В Москве, например, построен огромный бетонный парк. Другое дело, что он не особо крутой, больше “отмывка”, чем все остальное, типа желания помочь с парком. Но все равно, спотов очень много. Просто в Москве куча денег, которые надо куда-то девать!

Паша: Что касается зарубежного опыта, хотелось бы отметить, то что в России огромным плюсом является относительно доступный материал, то есть фанера. Я общался со многими зарубежными строителями и коллегами, которые делали и деревянные и бетонные парки, и что построить деревянный парк, что бетонный стоит практически одних и тех же денег.

Бетонный является более практичным, потому что его хватает надолго, но что касается райдеров, это намного опаснее, потому что падение на бетон чревато сильнейшими травмами.

Каждый раз, приезжая в Россию соревноваться или выступать, я очень, можно сказать, кайфую, потому что все скейт-парки построены из фанеры. Про отдельные мини-рампы — Барселона считается центром экстремального спорта, там собирается куча спортсменов и там нет ни одной мини-рампы. То, что здесь почти что в центре Самары построили мини-рампу, которая будет являться центром для сбора спортсменов, это почти что шок.

 — Сколько нужно спотов для города с населением полтора миллиона человек? В каждом районе, дворе или вполне достаточно одного, такого как “Сила Спорта”?

Костя: Ну если сравнивать с Краснодаром, например, там около миллиона человек, то там очень много скейт-парков и они всегда битком, каждый день приходят новые.

Паша: Там это даже не столько из-за наличия парков, сколько из-за грамотной активности спортсменов и всего движения. Когда я начинал кататься, для меня было очень важно, каким примером для меня являются спортсмены, достигшие мирового уровня.

Когда я начинал кататься, не было ничего. Мне негде было кататься. Асфальт кругом. И был какой-то минимальный один скейт-парк, на котором я научился почти всему, и я очень благодарен, что имел возможность там тренироваться.

Костя: Я тоже первые полгода катания провел около дома на парковке. Это только потом построили скейт-парки, на которых стало возможно тренироваться.

Андеграунд должен развиваться самостоятельно

 — В Самаре многие представители стрит-культуры и экстремальных видов спорта жалуются на то, что их привычные места становятся непригодными для занятий. Например, площадь Славы, идеальная даже для начинающих, теперь покрыта тротуарной плиткой.

Паша: Ну не знаю. Мое мнение, что памятники архитектуры построены не для того, чтобы их использовать для такого развлечения. А андеграунд и так будет развиваться.

Андеграунд развивается сам, и власти ни при чем. Молодые люди всегда найдут место, если захотят. Власти никак не могут поучаствовать в стрит-культуре, иначе это не стрит-культура.
Нужно различать тот же московский скейт-парк, хоть он и стритовый, и площадки во дворах или на площадях. Я считаю, что поддержка властями необходима, если это касается строительства специализированных площадок.

На самом деле, в России никогда экстремальные виды спорта не будут так развиваться как в Европе, потому что это такая отдельная уникальная страна в принципе во всем. В Европе все развивается на коммерческой основе в первую очередь, там участие государства минимально. В России наоборот. Я сужу по Москве, конечно, но нигде ни одно государство не вкладывает в экстремальные виды спорта. В остальном мире все за счет бизнеса, за счет коммерции.. Определенные бренды скидываются, строят площадки. Другое дело, что у них там и подешевле получается.

Костя: Ну там и вход на многие платный. Стоит 10-15 евро.

Паша: Все равно ситуация у нас сильно изменилась. 7-8 лет назад она была достаточно плачевная. Что мы можем сейчас увидеть? На мой взгляд, за эти годы все круто изменилось.

 — В России на большей ее части зима является почти хроническим временем года с коротким перерывом на лето, когда можно заниматься. Выходит, у европейцев больше возможности для тренировок?

Паша: Я перебрался на зимнее время в Барселону, а вообще зимой катался на снегу. Двойные перчаточки, пакеты на носки. Luxury вариант, это водоотталкивающая жидкость, толстовочка — одна или две. И если до минус 20, то велик, если ниже — то сноуборд! А так, есть плюсы у зимнего катания. Они показывают, насколько ты любишь спорт, твою закалку, Возможность отработать новые трюки.

Костя: Это даже бонус в какой-то степени. Можешь и готов кататься зимой, значит, лучше будет форма к лету.

 — В каких российских городах кроме столицы наиболее развита стрит-культура?

Костя: Краснодар, Красноярск, Питер. Вся Кубань, Самара теперь снова зазвучит с новым спотом. В Нижнем Новгороде ребята построили очень крутой парк. Везде есть понемногу. Есть город Выкса, кстати.

Паша: Красивый город.

Костя: Там население что-то около 70 тысяч человек, но каждый год они приглашают на шоу. Ребята постоянно вспоминают.

 — В каком возрасте с точки зрения профессионалов, то есть вас, можно начинать кататься?

Костя: Лет с 10, наверное, можно начинать. Чтобы уже как-то осознавать последствия!

Паша: Я учился на своих ошибках, лежал много раз в больнице. Начал вообще в 13-летнем возрасте. Костя: Я начал в 15 лет. Просто катался, потом, когда появился Интернет, начал учиться.

Паша: Хорошо бы пойти всем начинающим в тренажерный зал, чтобы создать какой-то мышечный каркас, потому что в dirt джампинге, да и в любой велодисциплине он является лучшей защитой. Хотя в процессе занятий все нарабатывается, но приходится проходить через травмы.

 — Какими учебными и наглядными материалами пользовались первые поколения райдеров?

Паша: Были фильмы. Кассеты стоили больших денег. Честно говоря, проще было вложить эти деньги в велосипед. Еще были печатные издания. Они давали какой-то толчок. А сейчас пришла новая эра. Сейчас есть все — учебники, форумы.

Костя: Есть вообще приложение Riders в google play и appstore. Можно пообщаться с профессиональными и опытными райдерами

 — У многих спортсменов других дисциплин порой вся жизнь подчинена только спорту. Как обстоят дела у прорайдеров?

Паша: Да есть куча различных увлечений, они достаточно разнообразны.

Костя: Но большую часть времени мы уделяем спорту. Все-таки это дает нам пищу. Это наша работа.

Паша: Я не люблю это слово.

Костя: Но ты не можешь это отрицать!

 — У каждого спортсмена есть резерв, выработав который уже невозможно добиваться высоких результатов. Что ждет райдера?

Костя: Мы никуда не уйдем от этого спорта, просто это будет с другой стороны.

Паша: Мы первое поколение российских райдеров. На зарубежном уровне есть отцы, начинавшие развивать индустрию. Сейчас они не катаются, а развивают индустрию в коммерческом плане. Как правило, большинство остается в индустрии.


Мама, папа, я хочу велосипед

Райдеры чуть ли не с гордостью говорят о своих травмах и о том, сколько раз они лежали в больницах после неудачных падений. В этот момент думаешь об их родителях и о том, через что нужно пройти и что пережить, чтобы принять увлечение ребенка экстремальными видами спорта.

Этот вопрос оказался очень личным и, наверное, самым важным для парней. Начиная с общих фраз, они перешли на свои личные истории и кажется, именно поддержка близких стала одной из главных составляющих успеха сегодняшних чемпионов.

Паша: Поддержка родителей важна в любом деле, которым увлечены их дети, и давать им делать то, чем им нравится. Нельзя навязывать свои убеждения и заставлять заниматься тем, чем кажется важным им, а не детям. У меня на практике есть много друзей, у которых было футбольное будущее или сноубордическое. Но они пришли к тому, чтобы этим заниматься гораздо позже именно “благодаря” родителям.

Костя: Я начал серьезно кататься на BMX довольно поздно, уже после того, как закончил школу и мне приходилось много прогуливать институт. Родители, к счастью, отнеслись к этому не так, что “Ну раз ты дурак, ну и ладно”.

Они были не против того, что я катаюсь, поддерживали и помогали подготовиться к соревнованиям. Всегда говорили, типа “Ну раз для тебя это так важно, то езжай”.

Когда я чувствовал, что вот уже выхожу на серьезный уровень, на хороший российский, у меня не было тогда своих денег, не было спонсоров, чтобы поехать на соревнования, именно родители помогали.

Паша: У меня было немного по-другому. Папа всегда был за любую спортивную деятельность, мама достаточно скептически относилась к моим занятиям экстремальными видами спорта, потому что я возвращался после занятий весь побитый, валялся в больничках. Особенно бабушка с дедушкой — покатался, травмировался, давай заканчивай.

Но в 17 лет, спустя 2 года, как я начал кататься, я начал сам зарабатывать, стал таким более-менее независимым. Начал выигрывать соревнования. Потом был чемпионат России, выезды за рубеж. Они сказали: “Как здорово! Мы не зря тебя поддерживали!”

А начинал ведь с того, что в 13-15 летнем возрасте я проводил время на даче в летней ссылке. Стандартная ситуация. У моих друзей, у ровесников потихонечку стали появляться первые горные велики с переключением скоростей. И я прям хотел. Думал, так классно по лесу гонять, туда-сюда! Короче капал на мозги родителям в течение года. И потом они подарили мне велик, который вообще не был приспособлен ни к каким прыжкам. Но долго просто кататься я не смог. Я начал на нем прыгать, он сломался, я начал менять запчасти и понеслось!

 — Возвращаясь к сравнению с традиционными видами спорта. Что насчет специальных диет, отказа от привычного образа жизни?

Паша: Это личное дело каждого. Нужно получать удовольствие от того, что ты делаешь, остальное вторично.

Костя: Я помню, когда решил от всего отказаться, за здоровое питание и все такое, то результаты начали падать. Просто перестал получать удовольствие от того, что делаю. Не то, что я начал пить! Просто если я хочу что-то съесть, то ем! Нужен здоровый баланс.

В принципе мы ведем здоровый образ жизни, но в отличие от всяких олимпийских видов спорта мы, кажется, ни фига не спортсмены.

Паша: Я маме говорю, что я спортсмен!

Костя: Ну так я тоже говорю, что я спортсмен!

Женщинам здесь не место

Когда мы затронули тему участия девушек в экстремальных видах спорта, в частности, направлений FMB, BMX и MTB, мнение было однозначным.

Костя: Женщинам это вообще никак.

Паша: И не нужно!

Костя: И не нужно, и некрасиво, и прежде чем добиться чего-то, нужно искалечиться несколько раз.

Паша: Есть, например, чемпионат мира по даунхиллу, экстремальному спуску, там много женщин. А в остальном, в трюках это не нужно. Нужно беречь колени, здоровье в целом. Им еще детей рожать.

Много травм и удовольствия

Экстремальные виды спорта регулярно подвергаются критике. По мнению многих, это чересчур травмоопасное увлечение. Хотя по статистике, гораздо менее, чем тот же футбол, например. Кроме того, экстремалы очень не похожи на других спортсменов. Узкие джинсы, либо шорты, длинные волосы, либо вообще ирокезы на голове. Мир райдеров, скейтбордистов, роллеров и других экстремалов полон спонсоров, коммерческих мероприятий и выступлений, где главное — эффектное зрелище. Но с точки зрения самих райдеров, именно их спорт позволяет практически каждому попробовать самостоятельно добиться успеха, оставаясь независимым.

Как заметил Паша в своем профайле на странице команды RedBull: “Мое увлечение дает мне все, о чем можно только мечтать – заниматься любимым делом, путешествовать по миру и получать тонны удовольствия!”


Организаторы нового самарского спота приглашают всех на 25 и 26 сентября на всероссийский контест по BMX и MTB в рамках фестиваля “Сила Спорта”.

На фестиваль приедут ведущие райдеры страны, выступающие в дисциплинах BMX и MTB.
25 сентября с 12:00 пройдет квалификация участников, а 26-го состоятся основные выступления и награждения победителей.

В контесте смогут участвовать как профессионалы, так и все, кто пройдет квалификацию. Победитель получит 60 тысяч рублей, а занявшие второе и третье места — по 30 и 15 тысяч рублей. Отдельно будет награжден исполнитель лучшего трюка — 50 тысяч рублей.

Отдельное спасибо за организацию интервью самарскому спортсмену и продвиженцу экстремальной спортивной культуры - Дмитрию Курбатову.

Сила Спорта from JK Event on Vimeo.