СТАРИКИ-РАЗБОЙНИКИ

Что вспоминали о событиях революции и Гражданской войны самарские большевики в 1957 году

 802

Автор: Андрей Артёмов

5 апреля 1957 года в Москве прошло «Совещание старых коммунистов-самарцев, участников событий 1917-1920-х годов, посвященное подготовке к празднованию 40-й годовщины Октябрьской революции». Помимо исторически значимых вех, заслуженные большевики делились своими мыслями и о текущем положении дел в Куйбышеве. Кого вспоминали и что критиковали убеленные сединами революционеры, читайте в нашем материале.

Орфография и пунктуация текста стенограммы сохранены.


О приглашенных звездах

Слово имеет председатель совещания, редактор «Волжской коммуны» Николай Страхов:

«Часть товарищей по различным условиям не могут быть на этом совещании, — речь идет о Николае Михайловиче Швернике, который просил передать всем привет и сообщить, что в связи с большой занятостью он не может сюда явиться <…>. Глеб Максимилианович Кржыжановский был приглашен, но не мог принять участие сегодня, так как врачи ему не разрешают».

О революции и учебе

Слово имеет член партии с 1904 года, один из руководителей и организаторов Красной гвардии в Самаре, командир 1-го самарского полка Иван Семенов:

«Вот возьмите меня. Я в школе не учился. А в революционное время я был командиром полка. Я командовал округом по борьбе с дезертирством, — звание было высокое, большое, а сам я оставался неграмотным!

Когда меня, например, направляли командиром полка, я отказывался, пришел к Куйбышеву и говорю: «Что же вы меня выдвигаете, — ведь я в пехоте не был, я был только на флоте, я за механика что хотите сделаю, но в пехотном полку я не знаю что делать?»
А он говорит:
— Ты революционер?
— Революционер!
— Тогда шагом марш! Поворачивай!
Я тогда прихожу в Губком и говорю: «Дайте мне поучиться немного, хотя бы на курсах». А Валериан мне говорит:
— Нужно советское государство строить, а ты хочешь учиться. Потом будешь учиться!»

Кроме того, товарищ Семенов подверг критике один из главных символов Куйбышева — Дворец культуры носящий имя самого Валериана Владимировича!

1235148553_1-2
«За сорок лет существования Советской власти старая Самара изменилась. Мне пришлось в 1954 году быть в Куйбышеве, — неузнаваема наша Самара. Но там есть ляпсусы, которые на меня произвели тяжелое впечатление. Прекрасная бывшая Соборная площадь, ни в одном городе на Волге нет такой площади.

И вдруг на этой площади Дворец культуры вроде какого-то двухэтажного пирога. Нарочно ли это делалось или какие-нибудь другие соображения были, но памятник Куйбышева стоит на «спичечной коробке», такой для него пьедестал поставлен. Памятник Владимиру Ильичу тоже стоит на «спичечной коробке» и около него небольшая трибуна».

Отметим, что Владимир Ильич в 1927 году узурпировал пьедестал императора Александра II. Подробную биографию памятника Царю-Освободителю после 1917 года читайте здесь.


О памятных местах

Слово имеет член КПСС с 1912 года, председатель Пугачевского укома РКП(б) в 1917-1920-х годах Мария Бешенковская:

«Необходимо отметить пункт, который являлся местным штабом в Октябрьскую революцию, всем нам известный, работающим в Самаре. Мы помним что из «Аквариума» на Самарской улице нас выгнали после июльских дней и Губком помещался в помещении на улице Льва Толстого. Там была проведена вся массово-агитационная работа.

Там дверь заделали, сейчас там помещение школы №72 и никакого отражения, что там был Губком до Октябрьской революции и в Октябрьскую революцию — там нет. Этот пункт необходимо отметить, я так считаю».

Речь идет о двухэтажном доме на пересечении улиц Льва Толстого и Фрунзе. Мемориальная доска на здании присутствует, хоть и в вандализированном виде.


О статистике и банкете с Куйбышевым

Слово имеет начальник штаба 1-й армии Восточного фронта, к 1957 году генерал-майор в отставке Николай Корицкий.

«Возьмите, например, вопрос относительно боев. Вот, например, в какой-нибудь военной сводке написано, что произошел кровопролитный бой. А я вам расскажу не один случай, как в результате таких кровопролитных боев с одной стороны потеряли 3 человека, с другой — то же самое. А сообщено было в свое время, что мы уложили тысячу человек. Это уж природа войны такова, что мы всегда строим гиперболы…

Если мы несли потери в 5-10 человек, то это было для нас очень много, потому что тогда каждый человек был на счету!»

«Даже, когда описывается вопросы с бытовой стороны, то нельзя так писать, как некоторые наши писатели пишут: «После взятия Симбирска (или Самары) был дан банкет для гарнизона. Не только банкета не было, а даже самого слова «банкет» тогда не было! Когда мы вместе с товарищем Куйбышевым въехали в Сызрань, то у него в запасе оказался цыпленок, а у меня была жареная картошка, — мы поужинали, вот вдвоем и справили «банкет»!»

О взрыве Белого дома

Слово имеет член РСДРП с 1904 года, с весны 1918 года — член Самарского горисполкома, во время борьбы с Колчаком — политкоммисар инженерных войск РККА Василий Шустов.

«Мне хочется остановиться на вопросе о взрыве «Белого дома», в котором размещался губернский ревком. Некоторые говорили, что взрыв Ревкома был произведен не классовым врагом, а находящимися там максималистами, которые хранили небрежно оружие. Этот вопрос не раз обсуждался, но единомыслия нет.

В то утро я познакомился с этим местом, там было весьма недостаточное охранение и классовый враг мог туда проникнуть. Это был запоздалый ответ классового врага на установление власти Советов в Самаре».

С альтернативной, не «контрреволюционной» версией взрыва подробнее можно ознакомиться здесь.


О вредном производстве в Чапаевске

Слово имеет: санитарка 25-ой Чапаевской дивизии, прообраз знаменитой Анки-пулеметчицы Мария Попова.

«Очень много говорили о таком районе, как Иващенковский завод. Там были знаменитые пороховые погреба, которые взорвали чехи, и вот наши чапаевцы бросились на спасение Иващенковского завода. Я помню, как мы из деревни Губашкино пошли в бой. Товарищи! История этого химического завода интересна. Сколько там в старое время погибало рабочих-татар, которые среди этого вредного производства помирали, больше пяти лет там не могли работать».

О благоустройстве города

Слово имеет член партии с 1905 года, участник восстания на броненосце «Потемкин», организатор Советской власти в Обшаровке, а затем секретарь Самарского губкома РКП(б) Иван Лычев.

«В Куйбышеве дворы на самых главных почти улицах — Некрасовская, Венцека, Фрунзе, Льва Толстого — вот на этих улицах нет ни канализации, ни водопровода, на дворах грязь, а если есть канализация, то в некоторых домах только. <…> Уборные во дворах совершенно не прикрываются, и все течет на улицу и никому дела до этого нет.

А в отношении дворов не приняты все меры, как мы это делали в 1918 году, когда мобилизовали трудящихся, чтобы начали уборку. Весной мы откалывали лед и сами вывозили его. А у нас теперь есть машины, а дворы остались в плохом виде, я это видел! А для 1956 года это просто не к лицу».


ДГ выражает благодарность за предоставленные документы главному специалисту отдела использования архивных документов Самарского областного архива социально-политической истории Евгению Малинкину.