БЕГУЩИЙ ПО ЛЕЗВИЮ

Дмитрий Бегун о самарских СМИ, коллегах и блогосфере

 1 926

Автор: Редакция

Цикл статей об истории самарских медиа обновляется редко, но метко. Мы уже рассказывали историю еженедельника «Все и всё», тираж которого в лучшие годы зашкаливал за 285 тысяч экземпляров. Подробно рассказывали про газету «Будни», предварительно выудив из бывших её журналистов лучшие байки. Были материалы про «Волжскую коммуну», «Волжскую зарю», «Волжский комсомолец» — не менее увлекательные. И после некоторой паузы в цикле новый материал — рассказ известного  блогера и журналиста Дмитрия Бегуна о работе в «Самарском обозрении» и газете «Время». О том, какова была цена острых и «чернушных» тем, каково работать в «политическом инструменте» и блогосфере, которая ему видится более интересной, чем СМИ.

~

— Я начинал с «Самарского обозрения». Помню свой энтузиазм, желание поднимать интересные и острые темы. Это большой плюс всего коллектива «Обоза» начала 2000-х годов. Сейчас по-другому. Сейчас нет авторской журналистики, а тогда, когда я работал, гремело много имен: Андрей Федоров, Михаил Матвеев, Лена Пустотина, Наташа Умярова, Костя Ланге, молодой Дима Сурьянинов, Александр Боголюбов, великолепно владеющий русским языком. Были яркие люди. Я жалею, что я не сумел поработать с Андреем Федоровым, просто не успел. Когда я пришел в газету, он был уже «уходящей натурой», выпившим ходил по редакции и учил жизни молодых-зеленых. Сейчас мы с ним дружим, общаемся, работаем.

— В самарской журналистике тех лет было интересно. В середине 2000-х стало всё уходить в коммерческую часть. Но, например, любимая фраза руководителей «Самарского обозрения» Димы Сурьянинова и Кости Ланге, что писать гадости про бизнес можно не только за деньги, но и ради удовольствия и творчества, почему-то осталась. Я ушел в сторону, как говорит Эрнест Старателев, «чернухи» и прочих вещей, потому что нет ничего приятнее, как что-то запустить и смотреть, как все забегали на ровном месте. Это любимая ситуация была Димы Сурьянинова: сначала написать, а потом наблюдать, какая возня тараканья вокруг поднимается, он от этого кайфовал.

бегун_3

— В «Обозрении» я научился работать с информацией, с любыми источниками. Приведу снова слова Димы Сурьянинова: «Не надо лепить гнилые отмазки и придумывать 10 тысяч причин, почему ты не хочешь работать. Не имея фактуры, текст 3000 знаков, имея фактуру, 5 тысяч знаков, а имея комментарии и некое понимание ситуации, можно наваять полосу». Лично с ним у меня не очень хорошие отношения, но я ему благодарен всё равно, ему и Косте Ланге, за то, что учили работать. Тексты по 10 раз возвращали назад: переписывай, переделывай. Нормальное явление было, что я всё время уходил в 2 часа ночи или в 3, но сдав текст. Чему научился: работать с информацией, видеть темы на ровном месте. Поэтому когда ко мне сейчас приходят журналисты и говорят, мне, мол, нечего писать, я им отвечаю: вперед, на улицу и ищем темы. Видишь, справа дом строится, вот слева другой. Залезаем на форумы и смотрим ситуацию по ним. Либо какая-нибудь гадость вылезет либо позитив. Но вы в любом случае получите информационный повод.

Я занимался и политикой, и бизнесом, и криминалом. Пожалуй, не занимался только спортом и культурой, в которых ничего не понимаю.

— Веселая заметка про бывшего мэра Самары Георгия Лиманского «Enfant terrible, или Гадкий утёнок», после которой долго судились. Против меня работали известнейшие адвокаты Александр Паулов и Вячеслав Тилежинский. Потом я задружился с Пауловым, дядька великолепный. Но решением суда тогда мэр Самары был признан интеллигентным и кучерявым человеком. Это был писк. И после этого «Самарское обозрение» написало такое опровержение, что лучше бы Лиманский суд проиграл. Наверное, это была самая яркая заметка, которая мне «легла» и которую до сих пор тот же Лиманский вспоминает.

Бегун_4

— Мне, например, очень хорошо запомнилась не моя заметка, а Сурьяниновская. Он в свое время перепутал какой-то редкоземельный металл, который выходит в граммах. А Сурьянинов посмотрел на цифры и говорит: какие-то они несерьезные. И вместо 400 граммов написал 400 килограммов, после чего обрушил котировки всего международного рынка и ходил на объяснение в тогдашнюю ФСБ. Сам не желая того, вызвал гигантский резонанс.

На втором году работы журналистом меня отловили на улице, вывезли на Мехзавод, избили и отправили обратно в одних штанах, без шнурков, ремня и денег, с окровавленной мордой. Ни одна машина по дороге не останавливалась. Я звонил в редакцию, в отдел безопасности «Волгопромгаза», чтобы меня выручили.

— Однажды я ходил с охраной. Была история, связанная с похищением Сергея Родионова — Парамона, это остатки Беркутовской ОПГ. Такой шок, когда меня милиционеры посадили в бронированную «Ниву» и сказали: «Никуда не ходи». Я на следующий день вышел выбрасывать мусор, а мне из-за мусорных бачков: «Слышь, тебе сказали, никуда не ходи…»

Драйв был! В «Самарском обозрении» была хорошая семья: совместные гулянки, попойки, мы все друг с другом переспали по 10 раз… Сейчас не так, сейчас «отработал-ушел-свободен».

— Когда я ушел из «Обозрения», стало грустно. И до сих пор стараюсь на «Самарское обозрение» лишний раз сослаться. Старая тяга к «Обозу» осталась. Понятно, что издание сильно изменилось, но прошлое тащит к себе.

бегун_6

— Газета «Время» стала проектом Андрея Шокина, главы Группа RBE, до этого ГК «Самкон». С Шокиным я работал с 2000 года по 2007. Сразу скажу: когда меня обвиняют в том, что я развел Шокина на газету, я говорю: вы попробуйте жулика развести на что-то. Это же высший пилотаж, который мне не под силу. Просто на тот момент сошлись наши интересы.

— Инвестор газеты «Время» всегда ориентировался на губернатора Титова и на мэра Лиманского, потому что с ними у него были связаны многочисленные бизнес-интересы. А Константину Алексеевичу и Георгию Сергеевичу нужен был дополнительный медиаресурс, потому что работать с тем, что есть, было сложно и дорого. Простой пример: у Шокина родилась идея создания своей газеты, когда он потратил в один из месяцев порядка 600 тысяч рублей, отдав их в «Обозрение». Он тогда сказал: «Слышь, надо посчитать». Привлекли специалистов, посчитали и выдали вердикт: газета уровня чуть пониже «Самарского обозрения» по затратам будет стоить 400 тысяч рублей в месяц. И Андрей Шокин тогда сказал: «На хрен им деньги давать, давайте сделаем свою газету». Так появилось «Время».

— Лиманский и Титов тогда готовились к выборам и думали минимум на 5 лет вперед. Они предложили Андрею Шокину создать новый медиаресурс. Кроме «Времени», в холдинг должен был войти телеканал РИО. Сделка по покупке телеканала РИО сорвалась после того, как Оксана Тихомирова, известная особа, написала в рубрике Story, что супруга губернатора Константина Титова бросала кирпичи в окна одной его бывшей пассии. После этого наутро мне звонит Шокин и говорит: «Ну что, Диман, тебя убить или как? Из-за этой статьи мы только что не купили телеканал РИО».

бегун_7

— Все последующие шаги и события газеты «Время» — это был строгий ориентир на губернатора Константина Титова, на мэра Самары Георгия Лиманского, на главного федерального инспектора Сергея Сычева, на силовиков. Газета изначально создавалась как политический инструмент. Мне было сказано: нам реклама не нужна. Когда я в очередной раз предлагал сделать службу продаж, мне отвечали: слышь, бабки не твои, иди тексты пиши, тексты читай и устанавливай связи. Денег было настолько много, что никто не парился. У нас был хороший офис, хороший коллектив. Хотя и конфликты были, но не могу плюнуть ни в чью сторону из ребят. Люда Николаева за меня вообще работу тащила, а я откровенно халтурил. То есть я создал коллектив, находил темы, но мне самому нравится лентяйничать.

Я готов организовывать работу других людей, но чтоб самому не работать или делать это по минимуму.

— В те времена было много подковерных интриг. Достаточно было написать две заметки про Олега Дьяченко (группа «Волгопромгаз») и про его маму, задеть Владимира Аветисяна и его сына, как нас пнули из «Роспечати», и наша газета перестала продаваться в киосках. Это был удар под дых. Тогда губернатор Титов лично договаривался с Аветисяном, чтобы газету «Время» пустили в «Роспечать».

— Сила печатного слова однажды сыграла тоже достаточно серьезную роль. Был какой-то политический рейтинг, и в этом рейтинге влиятельности тогдашний мэр Георгий Лиманский занял 7-е место. Он примчался к Шокину, они набухались радостно. Шокин после дергает меня: «Слушай, ну что это за 7-е место у мэра?..» — «А какое надо?» — «Ну какое-нибудь повыше». — «Тогда рейтинг будет недостоверным». — «Ну придумай что-нибудь». Я звоню Владимиру Звоновскому, говорю, что мне надо рейтинг с совершенно определенными позициями в нем. Он отвечает: «Если надо рейтинг, купите у меня бизнес и занимайтесь им сами». Короче, что-то там подхимичили, нашли других исполнителей, и Жора стал третьим. После чего Шокин вытащил из кармана 15 тысяч долларов и сказал: «Это, Дима, твоя премия». На мой непонимающий взгляд он рассмеялся: «Ты не представляешь, сколько я денег сэкономил на строительных площадках. Мне их подписали сразу 9 штук без копейки денег».

бегун_2

— Тираж у газеты «Время» был примерно 8 тысяч, иногда даже меньше. Еще раз отмечу, что проект был сугубо политическим, перед нами не стояла задача массового охвата, и в принципе можно было выпускать всего 10 номеров газеты, чтобы почитали мэр, губернатор и силовикам чтоб хватило. Это то же самое, что сейчас с моим блогом: 5 человек почитают, и хватит. Тираж — это туфта для рекламодателей. Из 10 тысяч тиража того же «Самарского обозрения» почти 3,5 тысячи выкупалось структурами «Волгопромгаза». Но у нас же все читают учебники по рекламе! А там написано: если тираж 10 тысяч, то реклама будет эффективной.

— Газета «Время» сначала выходила в понедельник, потом в понедельник и четверг, в один и тот же день с «Самарским обозрением». Почему? Да просто хотели подосрать. Но на самом деле рынок на тот момент позволял работать любому изданию. Вопрос контента, содержания. Оппонировать с «Обозрением» было сложно в силу того, что за ними стояла аналитическая служба «Волгопромгаза», которая много помогала, были налаженные связи с безопасниками. А у Андрея Шокина, наоборот, были вечные конфликты то с полицией, то с ФСБ, то еще с кем-то из силовиков. Источники нам часто говорили: мы лучше с «Обозрением» будем делиться информацией, потому что у вас Шокин. Но мы редакциями газет умели договариваться. Даже иногда откровенно созванивались и делили темы: кто о чем пишет, а кто не пишет.

Бегун_5

— «Время» закончилось в 2007 году, когда поменялась власть и когда пришла информация, что Константина Титова убирают. Тогдашний федеральный инспектор Сергей Сычев предложил Шокину купить издание то ли за 40 миллионов рублей, то ли за 140 миллионов, я сумму точно не помню. Но цифра была просто гигантская. Тем более что проект по газете «Время» очень сложно было посчитать. Попробуй посчитать проект, где в основном идет черный нал. Не знаю, на что надеялся Шокин, но он отказался продавать Сычеву газету. После этого я сказал Андрею, что не вижу смысла дальше продолжать делать газету, потому что будет движение только вниз. За этим последовало обвинение в предательстве, и любая какая-то ошибка либо публикация воспринималась так: «Ага, ты решил соскочить из проекта»…

— Ну я и соскочил. И тогда ко мне пришли люди от Андрея Ищука (экс-глава холдинга «Волгабурмаш») и сказали: «Давай сделаем другой проект». На самом деле у Ищука были колоссальные политические амбиции. Он хотел стать губернатором или на худой конец сенатором. И поэтому ему нужен был своей медиаресурс, с которым можно работать. Всё-таки выбор медийки в Самаре был всегда ограничен: либо слишком дорого, либо на хрен никому не нужно. Я, Сергей Захаров, Ирина Лукьянова, Елена Рахимова и Ирина Подлесова за 2 часа придумали газету «Самарский советник».

— Лукьянова притащила то ли из Финляндии, то ли из Норвегии газетный макет. Посмотрели, очень красиво, понравилось. Опять-таки вопрос был всего лишь контента, чтобы газету стали покупать. Мы в первые полтора года вышли на миллион рублей сборов по рекламе и начали работать «в ноль». Но здесь у Андрея Ищука начались серьезные проблемы с бизнесом, который у него практически отобрали. После этого мы продержались еще 3 месяца, а дальше всё началось необратимо рушиться, и проект можно было бросать. Закончилось всё банкротством газеты, разборкой с трудовым коллективом. Мамедов, новый собственник «Волгабурмаша», потом уже признался: «До этого я с медийкой вообще не работал, и если бы я в этом бизнесе разбирался, то газету бы оставил».

бегун_1

— Сейчас в Самаре нет таблоида. Можно повторить подвиг Александра Князева с его газетами «Все и всё» и «Будни». Уверяю вас, здесь столько тем, что только визг будет стоять у власти предержащих, у депутатов, у бизнесменов, даже несмотря на то, что сейчас всё в сторону Интернета уходит.

Блог — это мой самый удачный проект по СМИ, в котором все затраты — это посидеть с источником где-то в кабаке и потратить 2 тысячи рублей на обед. Забавно. Я его веду с 2005 года, я там уже 10 лет веселюсь. Есть масса тем, о которых мне нельзя писать в силу приятельских, дружеских, финансовых отношений. Но есть темы, которые настолько дергают, что я готов плюнуть на деньги. Сейчас вышел на меня один крупный чиновник с предложением: давайте договариваться. Посмотрел я на него и понял, что не хочу договариваться, просто потому, что этот человек рождает много интересных и острых тем. Я человек пофигистический. Нравится мне человек, буду общаться, не нравится — не буду. Последний раз отказался от контракта в 1 миллион рублей в месяц. Не хочу с людьми работать, не нравятся они мне.

Блогосфера оказалась интереснее, чем газета. Сейчас тяжело работать в газетах. Постоянные рамки — туда не ходи, то не делай. Яркие журналисты пропали. Они сейчас все в Интернете. Впрочем, я ориентируюсь по старичкам. Новых я не вижу.

Если сравнивать Самару с другими городами в плане блогосферы и вообще гражданской журналистики, то впереди Москва, Питер, Екатеринбург, где социально активное население, а потом Самара. Это благодаря прошлому губернатору Владимиру Артякову и его команде, которая заняла позицию «нате бабки, только ничего не пишите». Они просто забили любую инициативу самостоятельности СМИ, не давали выхода пару, и пар ушел в Интернет. Всё людское недовольство ушло в Интернет, и на этом фоне стала развиваться гражданская журналистика. Блогосфера — ответная реакция на закручивание гаек. В первое время много сотрудников администрации, городской, губернской думы писали анонимно, потому что какую-то информацию было интересно слить.

Была же веселая история, когда Иван Скрыльник и Сергей Филиппов (занимались СМИ у губернатора Артякова — прим. ред.) решили не платить денег Валере Кокнаеву («Регион-медиа») и посмотреть, увеличится ли объем дерьма в адрес правительства? Не увеличился! Его даже меньше стало в ожидании, что, может, денег дадут. Ну и возник тогда резонный вопрос, зачем платить, если и так все уже построились?

 

Текст: Анастасия Кнор, Фото предоставлены Дмитрием Бегуном