Антизелень

У Самары проблемы с озеленением. Вместе с экспертами разбираемся, что происходит

 2 098

Автор: Елена Миллер

.


,

Последние годы озеленение Самары вызывает слишком много вопросов у местных жителей. Количество «живой зелени» на улицах сокращается настолько быстро, что вырубки и покосы стали привычным явлением. А недавно Самара попала в антирейтинг «зелёных» городов России, войдя в топ-20 по минимальной доле лесов и парков.

Мы уже писали о масштабных вырубках в Самаре. В этот раз корреспондент ДГ Елена Миллер вместе с экспертами попыталась разобраться, почему наш город не зеленеет и как исправить ситуацию.

«Нет даже планов по созданию единого экологического каркаса»

Понятие благоустройства в Самаре в последние годы постепенно сводится к простому: подметено, ровненько выстрижено, детская площадка с резиновым покрытием, тонкие прутики саженцев и туи в кадках вместо деревьев.

Между тем, городская экосреда – это важный фактор благополучия горожан. Микроклимат города, качество воздуха, количество в нём кислорода и, наоборот, пыли, городского смога, температурный баланс, уровень шума, даже психологическое здоровье людей – все эти факторы в большой степени зависят от городской растительности.

Об этом, в частности, говорит самарский эколог, председатель центрального совета «Российской Зелёной Лиги» Сергей Симак:

«Как и в случае с транспортом, отходами или водо- и теплоснабжением, зелёные насаждения – это не просто некоторая их совокупность, а инфраструктура, от наличия и качества которой зависят её свойства.

К сожалению, ни горожане, ни чиновники, принимающие решения о развитии города, обычно не мыслят такими категориями, поэтому в Самаре и других городах области нет ни единого экологического каркаса, ни планов по его созданию и развитию».

Растения в городе – это трава, деревья и кустарники. Именно это сочетание образует биогеоценоз, позволяющий поддерживать экосистему. Опавшие листья дают укрытие земле от засух и морозов, перегной почве, питание мелким червям и насекомым.

Трава предохраняет почву от пересыхания и перегрева, увлажняет и фильтрует от пыли воздух, снижает температурные колебания, является прибежищем для насекомых-опылителей и мелких птиц, уничтожающих вредителей.

Кустарники и деревья фильтруют воздух от пыли и загрязнений, увлажняют его, снижают температуру в летний зной, дают укрытие птицам и мелким животным и – осенью – листопад, замыкая цикл.

«Городское озеленение имеет 3 уровня: уровень земли – травы, уровень человека – кустарники и уровень неба – деревья. Чтобы добиваться качественной среды в городе, нужно использовать все три в разных сочетаниях и условиях», – считает самарский муниципальный депутат, урбанист Вадим Алексеев.

По его словам, городские власти «плюс-минус понимают про то, какие породы деревьев и где можно высаживать, но ничего не понимают про кустарники и траву»: «С травой отдельная боль – в головах чиновников это только газон, и его нужно косить».

«Добро пожаловать в пыльные бури»

Газон, согласно ГОСТу, это «травяной покров, созданный посевом семян специально подобранных трав, являющийся фоном для посадок и парковых сооружений и самостоятельным элементом ландшафтных композиций».

«В реальности газона у нас почти нигде нет, и косить траву не нужно. Нужно высаживать правильное разнотравье, — замечает Вадим Алексеев. — Особенно сейчас видно, как трава после покоса выгорает на солнце, в результате высыхает почва – и добро пожаловать в пыльные бури».

В частности, в первой половине лета 2022 года, когда дождей хватало, Самара вместо зелёных полян видела на месте газонов пожелтевшие проплешины.

Обычно в городе активно вырастает «естественное разнотравье», свойственное для своей климатической зоны. В Самаре это одуванчики, клевер, подорожник, васильки, колокольчики, тысячелистник, вероника, мышиный горошек, ромашка, пижма.

Косить такую траву – без серьёзного ущерба для неё – нельзя чаще, чем раз в год. Мало того, косят такие покровы в мозаичном порядке, чтобы насекомым-опылителям и поедателям вредителей было где перезимовать.

«Газоны могут быть как с разнотравьем, так и с газонной травой, — говорит эколог Сергей Симак. — Экологически, конечно, разнотравье гораздо лучше, так как это устойчивая экосистема с множеством экологических ниш и биологическим разнообразием.

При правильном его конструировании оно и гораздо дешевле, так как почти не требует ухода и реконструкции, максимум – скосить раз в году. Но в некоторых местах разумно использовать и сеяный или рулонный газон, поэтому в развитых странах обычно комбинируют оба подхода».

Возможной альтернативой сеяным и рулонным газонам на склонах и в подверженных вытаптыванию местах стали бы почвопокровные растения – горец птичий, клевер, лапчатка, яснотка, тимьян и им подобные. Местные их разновидности неприхотливы, выживательны, весьма декоративны и устойчивы к вытаптыванию.

Отстаивая привычные газоны, а также их частую стрижку, чиновники апеллируют к борьбе с поллинозами – аллергией на пыльцу растений.

При этом большинство цветущих растений лугового разнотравья – энтомофильны, то есть их пыльца слишком тяжёлая и не разносится ветром, а опыление производят насекомые.

Конечно, есть среди нашего разнотравья и анемофильные растения – те, которые как раз опыляются ветром и поэтому способны вызывать аллергию. Например, это почти все злаки.

«Надо понимать, что городское разнотравье – это экосистема, состав которой конструируется в зависимости от задач, в том числе от местных природных условий, особенностей использования и неаллергенности», – комментирует Сергей Симак.

«Косим под ноль не «канаду грин» [газонная злаковая смесь], а всё, что растет на земле, — замечает Вадим Алексеев. — Одно из объяснений [чиновников] – в траве могут жить клещи. Могут, но к тому моменту, когда они косят траву, сезон клещей уже прошёл».

Также многие специалисты-биологи замечают: с тем же успехом клещи могут жить и в короткой траве, а вот частая стрижка уничтожает среду обитания естественных врагов клещей, комаров и насекомых-вредителей: мелких птиц, которые их поедают.

Сергей Симак уверен, что траву стригут, «где надо и не надо» потому, что «решения об этом принимают не специалисты-экологи, а чиновники».

Не только стрижка

На состояние травы в городе влияет не только стрижка, это комплексная проблема. Самая частая картина в Самаре в течение многих лет: убрали осенью листву, весной на этом месте выросла трава, подстригли несколько раз в течение лета и осени, под зиму снова убрали листву, зимой засыпали дороги реагентами и через пару лет такого «ухода» там остаётся голая земля.

В этом месте несколько лет траву брили триммером и каждую осень сгребали отсюда листву. Результат — проплешины, трава растёт очень редко. 

Согласно правилам создания, охраны и содержания зелёных насаждений в городах РФ, на обычном городском газоне стоит сохранять слой опавшей листвы. Он прикроет почву и защитит её от эрозии и перемораживания.

Перегнивая, листва также будет служить источником пищи для крошечных существ, обитающих в почве, в результате работы которых получится гумус – натуральное удобрение.

Кроме того, в опавшей листве зимуют многие энтомофаги – насекомые, которые помогают растениям контролировать численность вредителей и клещей.

На состояние растительности также напрямую влияют реагенты. По нормативам благоустройства, после обработки дорог реагентами разжиженный снег и лёд должны быть убраны, и вся эта масса вывезена на полигоны.

В реальности она растекается по окрестностям или сгребается на те самые газоны – на засолённой почве ничего не растёт.

«Обрезка под столб не помогает»

Не лучше обстоят дела и с деревьями в городе. Повторяющиеся из года в год обрезки «под столб» привели к гибели множества взрослых здоровых деревьев.

Жёсткая обрезка ив в сквере им. Фадеева в 2018 году стала причиной медленной смерти этих деревьев. Сегодня там вместо густых крон – редкие веточки на сухих стволах.

Сразу несколько тополей погибли после топпинга (обрезки «под столб») в парке «Воронежские озёра». Ещё несколько – на улице Стара-Загоры в районе дома №177.

«Кронирование некоторых видов деревьев оправданно и полезно для самих деревьев, разумеется, если его проводить правильно. В городе среда агрессивна, побеги накапливают массу загрязнений, обрезка помогает удалить эти загрязнения, а также убирает толстые безлистные стволы, стимулируя рост молодых побегов. Это омолаживает дерево», — заявляет Сергей Симак.

По словам эколога, обрезка показана не всем видам деревьев: нельзя, например, кронировать дубы, а вот для карагача или липы оно полезно.

«Радикальное кронирование карагача, когда оставляют ствол-обрубок, что часто вызывает возмущение людей, поначалу выглядит неэстетично, но при правильном проведении весной ствол покрывается густой зеленой шапкой молодых побегов», — рассказывает Симак.

Однако специалисты по городскому озеленению считают иначе:

«Подобный подход [обрезка «под столб»] наносит серьёзный вред самим деревьям. В результате многие из них погибают; другим же хоть и удаётся обзавестись новыми побегами, но их крепление к кроне недостаточно прочное для того, чтобы выдерживать их вес по мере развития. Результат: обрушения на проезжающий мимо транспорт или прохожих».

Альтернативный вариант – кронирование деревьев, которое должны выполнять специалисты. Эта процедура не только не вредит растению, но напротив – оздоравливает его и продлевает жизненный цикл, а также делает более безопасным для людей и расположенной рядом инфраструктуры.

Такая обрезка максимально приближена к естественной и позволяет эффективно решать конкретные проблемы – открывать обзор, снижать риск обрушения.

«Департамент городского хозяйства и экологии Самары думает, что топпинг – это хорошо, и не знает про кронирование деревьев, — рассуждает Вадим Алексеев. — Топпинг – это плохо, деревья после этого погибают. Его можно использовать, когда другие меры больше не помогают, а у нас приходят и сразу срезают всю крону и скелетные ветки».

«Вместо высадки кустарников ставят заборы»

Вот уже несколько лет, как вырубки на улицах Самары стали нашей «новой реальностью».

«Все самарцы знают об уничтоженном парке «Дубки». Застроенной (прилегающей к Московскому шоссе) части лесопарка им. 60-летия Советской власти. Застроенном волжском склоне, где раньше была рекреационная зона города. Да и практически все городские парки как минимум «отгрызены».

Процесс «усушки и утряски» озеленённых территорий продолжается как минимум 30 лет, а вот конструирования и создания новых таких территорий нет совсем», – утверждает эколог Сергей Симак.

Также можно вспомнить практически полностью уничтоженную дубовую рощу под строительство ТЦ «Грин Парк». Под парковку на улице Маяковского вырубили ели. Под строительство жилых комплексов постепенно были вырублены дубовые рощи на просеках.

Вырубленные деревья – это дефицит тени в летний зной и ухудшение температурного режима, серьёзное снижение качества городского воздуха и более высокий уровень городского шума.

«Вдоль шумных улиц – таких как Московское шоссе, Ново-Садовая и похожих с большим трафиком – нужно использовать на среднем уровне кустарники и на верхнем деревья, что значительно снизит шумовое и воздушное загрязнение вдоль дорог, но вместо кустарников ставят заборы», — отмечает Вадим Алексеев.

Отсутствие тени 

После появления новости о рекордно низком уровне озеленённости Самары среди городов России самарский муниципальный депутат Александр Шатилов запросил у мэра Самары Елены Лапушкиной сведения о количестве вырубленных-высаженных деревьев в городе за 2019-2021 годы (копия документа есть в распоряжении ДГ).

Оказалось, что за 3 года в Самаре «снесено 66 684 дерева и 17 434 кустарника», а высажено «8 851 дерево и 23 950 кустарников».

«У властей нет данных, сколько вообще деревьев в городе»

Высаживаемые вместо вырубленных взрослых деревьев прутики или экзотические для наших широт туи не восполняют уничтоженную зелёную массу листвы, которая фильтрует воздух от пыли и городских выбросов, обогащает его кислородом и насыщает необходимой для свободного дыхания влажностью.

Так, в 2020 году на Ташкентской обустроили бульвар, а к 2021 году там засохли практически все высаженные деревья.

Высаживавшиеся в течение последних трёх лет по улице Галактионовской (на пересечении с Полевой и дальше в сторону улицы Маяковского) саженцы-прутики стабильно не выживали — и на данный момент в этом месте ничего не растёт.

«Чем моложе саженцы, тем больше они требуют ухода, — поясняет экоактивист Оксана, — в течение как минимум первых двух-трёх лет им требуется регулярный полив, а зачастую ещё и удобрение».

«У департамента городского хозяйства и экологии Самары нет данных, сколько вообще деревьев в городе, — говорит Алексеев. — В июне я был на эфире с их представителем Леонидом Дюгаевым [начальник отдела по благоустройству и озеленению]. В перерыве задавал ему вопросы на интересующие меня темы. Из полученных ответов понятно, что у них нет реестра всех зелёных насаждений, нет стратегии, нет аналитики.

По факту всё в ручном режиме управляется. Как результат – очень низкий уровень принятых решений. Только в парках, по их словам, учтены все деревья, но это тоже только слова. Открытых данных я не видел».

К положительной тенденции депутат-урбанист относит то, что благоустройство стало использовать относительно большие деревья для высадки:

«Выживаемость у таких деревьев больше, и они быстрее начинают приносить пользу. Примеры — Фабрика-кухня, Ново-Садовая в районе «Мегасити», Полевой спуск, Вертолётка».

«Городская среда должна не просто обеспечивать утилитарные функции, а быть благоприятной для проживания людей, — заключает Сергей Симак. — Определяющее влияние зелёных насаждений на городской микроклимат хорошо известно.

Деревья (при их наличии) извлекают из воздуха значительное количество углекислого газа и особенно частиц пыли и сажи; на озеленённых улицах перепады температур бывают впятеро меньше, чем в раскалённых «каменных мешках»; они в разы снижают уровни шума, скорость ветра; дают экологические ниши для многих видов животных: птиц, насекомых и млекопитающих; обогащают воздух фитонцидами.

Не стоит забывать и о важнейшей эстетической и эмоциональной роли среды, что сильно связано и с наличием и качеством зелёных насаждений и водоемов.

Самарские власти не понимают и никогда не понимали, что городская экосистема — это необходимая часть инфраструктуры города, что её надо рассматривать системно, конструировать и развивать, а не только «сохранять, как уж получается».

Нет у них традиции обращаться к специалистам. Результаты этого в комментариях не нуждаются».

ДГ отправил запрос в департамент городского хозяйства и экологии Самары по поводу методики благоустройства и практике озеленения города.

Фото на обложке взято здесь
Фото в тексте: Елена Миллер и отсюда 

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город» и ВКонтакте