В поле переждать

Как трудовые мигранты из Узбекистана живут в палатках под Кинелем и ждут своей очереди, чтобы вернуться домой

 2 460

Автор: Евгения Новикова

.

,

В поле напротив пос. Кинельского сотни палаток разбили граждане Узбекистана. Они едут сюда со всей России, чтобы занять место в очереди к железнодорожной кассе в Кинеле, где продают билеты на поезд до Ташкента. Сейчас это практически единственная возможность вернуться домой, которую трудовые мигранты бояться упустить. До недавних пор никто не мог сказать им, когда теперь откроются границы.

Евгения Новикова съездила в лагерь и посмотрела, в каких условиях находятся узбеки.

Нет пути назад

— Плохих наций нет.

Байкуват говорит мне это очень серьезно, понизив голос, как родитель ребенку.

Глаза лихорадочно блестят — уже несколько дней, это от простуды. Он подошел к одной из военных палаток под номером 29 в надежде, что ему дадут какие-то таблетки. Лекарства раздают жители поселка Кинельского. Таблеток вроде бы много, целая коробка, но пластинки разрезали напополам, чтобы всем хватило. Это простые лекарства, которые в аптеке продают без рецепта — от насморка, головной боли, рези в животе. На другую медицинскую помощь мигрантам рассчитывать не приходится. 

Жители Кинельского — это Людмила Мельниченко и ее соседка Елена Воробьева. Именно к Воробьевым уже известный многим благодаря публикации в фэйсбуке Маруфджон Мухамаджонов пришел пару недель назад снимать комнату, чтобы не спать на земле в ожидании поезда, который отправит их домой. Позволить себе это могут единицы, остальные стараются обустроиться здесь — в поле напротив поселка, где районная администрация организовала палаточный лагерь. 

В последнее время отсюда раз в несколько дней граждан Узбекистана увозят на автобусах на железнодорожную станцию. Там они в порядке живой очереди покупают себе за 10,5 тыс. руб. билет на поезд, который должен довезти их до Ташкента. Следующий состав отправится сегодня, 19 сентября, уедут на нем не более тысячи человек.

Сейчас это практически единственная возможность вернуться на родину. 16 сентября узбекская авиакомпания объявила о начале репатриационных рейсов из Москвы, Санкт-Петербурга и Ростова-на-Дону. Билеты на самолет дороже минимум вдвое, к тому же нужно как-то добраться до этих городов. Многие уже проделали длинный путь сюда, и решают оставаться здесь.

В лагерь приезжают со всех концов страны, в основном, на такси — сумки и чемоданы выгружают из багажников на землю у серой регистрационной будки. Их обнюхивают служебные собаки и осматривают сотрудники спецслужб, чьи палатки и трейлеры выставили вдоль берега озера и отгородили забором. Они просят убрать телефоны и фотоаппараты — снимать здесь теперь нельзя. У путников изымают все, что сойдет за оружие.

Всё не точно

Байкуват прибыл сюда из Краснодара пару недель назад. Он говорит, что в Узбекистане его ждет 83-летняя мама, жена и четверо детей. Как и другие обитатели лагеря, он не может сказать точно, когда подойдет его очередь уезжать, но других вариантов не видит. Говорит, что у администрации лагеря есть списки, и просто ждет, когда его позовут в автобус.

Каждый день здесь устраивают перекличку — одна такая была при нас. В другом конце лагеря на холме собралась толпа и слушала, как одну за другой выкрикивают фамилии. При этом как минимум половина жителей лагеря продолжала заниматься своими делами — готовить плов, стоять с баклажками в очереди за водой, торговать арбузами, носить дрова для ночных костров… Точный ответ на вопрос, сколько же под Кинелем остается узбеков, не дает никто. В лагере говорят, что здесь около четырех тысяч человек. А 8,5 тыс., по официальным данным, уже уехали домой.

В эти дни Елена и Людмила устраивают акции: выдают хлеб, «Роллтон» и лекарства, купленные на собранные в соцсетях деньги, в обмен на мешки мусора. Потому что мусора в лагере и вокруг него очень много. Людмила строга — гуманитарную помощь получают в основном только те, кто собрал хотя бы один мешок мусора. Но многое раздают просто так, в том числе одеяла — самое теплое из вчерашнего набора тут же отнесли «самым нуждающимся» — куда-то «в 16-ю», где есть женщина с ребенком.

Вчера в лагерь перестали пускать новых приезжих. Кроме поезда 19 сентября, запланировано еще три — 23, 26 сентября и 5 октября. Потом лагерь хотят закрыть. Сегодня же СМИ сообщают, что границы Узбекистана планируют открыть 1 октября.

Фото Людмилы Мельниченко и Евгении Новиковой

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте, Facebook и Instagram

HYPER_COMM

comments powered by HyperComments

HYPER_COMM