Известный самарский художник Андрей Сяйлев заразился коронавирусом

 9 350

Автор: Максим Фёдоров

.

,

У художника, автора «тетриса» на брандмауэрной стене на Галактионовской, 91 Андрея Сяйлева обнаружили коронавирусную инфекцию. Об этом он написал на своей странице в Facebook.

В декабре 2019 года творческое объединение «Артмосфера» включило самарского художника Андрея Сяйлева в «Энциклопедию российского уличного искусства». А ранее одну из его работ опубликовал в твиттере Banksy.

Несколько лет назад Андрей Сяйлев переехал в Москву, но часто приезжает в Самару.

По словам Сяйлева, он был одним из первых в Москве, у кого подтвердился первичный тест на коронавирус. При этом в ближайшие месяцы он не выезжал за границу и не общался с прибывшими из «очагов». Госпитализировали его не сразу.

— 16 марта у меня начала подниматься температура и к вечеру она была 37.5, за неделю до этого я почувствовал небольшое недомогание, которое выражалось в быстром утомлении, и продолжалось до того дня. За ночь температура поднялась до 38, появилось ощущение сжатия в легких.

После часа попыток дозвониться мне ответили, сказали что скорая приедет в течение суток, так как очень много вызовов, и посоветовали самому поехать в поликлинику к дежурному врачу и сделать флюорографию. Так я и сделал, бабушка в белом халате и маске на входе в поликлинику, измерив мне температуру из «пистолетика», сказала что у меня 35.5 и я могу проходить. Мне быстро сделали флюорографию, а вот на прием к врачу я попал только через 3 часа, передо мной была очередь из девяти человек.

В два часа меня принял врач, измерил температуру, она оказалась 39.2, тут же вызвали скорую, которая мне сделала жаропонижающий укол, сказали что госпитализировать меня не могут, так как температура у меня держится меньше чем 5 дней. Дежурный врач мне выписала антибиотики, а скорая взяла анализ на COVID—19. Это было 17 марта.

После приёма Андрея Сяйлева отправили домой. Через несколько дней, 21 марта, ему позвонили и сказали о положительном результате теста на коронавирус.

— Весь день я принимал звонки от разных инстанций, мне задавали одни и те же вопросы, с кем я общался в течении последних десяти дней. Итогом дня стал мой отъезд в «Коммунарку», а всех людей, с кем я был в контакте, как я узнал позже, включая таксистов и врачей поликлиники, отправили на карантин.

В «Коммунарку» меня привезла обычная скорая, бригада первый раз облачилась в белые комбинезоны, очки и маски, настроение у всех было приподнятое. В приемном отделении я провел 5 часов, с девяти вечера до двух ночи. Таких как я было человек 10-12, среди них был пожилой англичанин, которого в буквальном смысле выворачивало от кашля. У всех прибывших брали тесты на вирус, кровь и делали КТ. В эту ночь я остался в боксе приемного отделения, так как на 6-7 этажах, куда меня направил врач, не оставалось свободных мест.

На следующий день меня перевели на верхние этажи в отделение и поместили в двухместный бокс. Бокс был пустой и новый, я стал первым его обитателем.

Это касается не только бокса, но и всей больницы в целом, все в ней абсолютно новое, начиная от градусников, аккуратно лежавших в упаковке на прикроватных тумбочках, и запакованных в полиэтилен кнопок вызова дежурной медсестры. Все вокруг вызывает ощущение декораций к фильму.

Так как у меня отсутствовали ярко выраженные симптомы заболевания, мне сказали что я иду на поправку, и лечить меня уже не будут, а будут лишь наблюдать. На мой вопрос нужно ли мне закончить курс антибиотиков, который мне назначила врач из поликлиники, сказали что если мне это помогает то лучше закончить курс. Остаток дня я провел один, читал и слушал лекции.

В больнице есть вайфай и хорошая мобильная связь. Кроме того, пять раз в день приходит тетенька и приносит еду. На третий день я стал не успевать за таким темпом, и еда стала накапливаться в виде излишков.

Ночью привезли соседа с сильным кашлем и температурой. КАТЭ показало что у него двустороннее воспаление легких. История заражения похожа, никуда не выезжал, пошел в баню со знакомым, который в свою очередь общался с другим знакомым, который приехал из Германии. Через неделю его и еще нескольких человек, все они были вместе в бане, привезли в «Коммунарку».

Раз в сутки сменяются мед. сестры и мед. братья, которые дежурят по два-три человека на отделение. Обычно это студенты старших курсов медицинских институтов, веселые и общительные, говорят что сами вызвались сюда волонтерами. Но в этом есть небольшой минус, мой сосед выступает для них в качестве тренировочного экспоната, ему три раза в день ставят капельницу с антибиотиками, и я не завидую его рукам.

Выходить из бокса нельзя, и я не знаю что происходит на этажах и в больнице. Ходят слухи что позавчера сюда привезли Лещенко и Николаева. На днях приезжал Путин. От всего этого складывается ощущение что место, где я сейчас нахожусь, это передний край борьбы с вирусом.

Сегодня звонила дежурный врач из поликлиники, к которой я заявился на прием 17 марта, сказала что сидит на карантине, узнавала о моем здоровье.

Наблюдая все это кажется что ситуация с вирусом как-то сблизила людей, все стали отзывчивее, ближе друг к другу.

Андрей Сяйлев продолжает лечение в «Коммунарке». Редакция ДГ желает ему скорейшего выздоровления, а всем читателям напоминает о необходимости соблюдения мер предосторожности.

Побольше узнать об Андрее Сяйлеве можно в нашем с ним интервью, а посмотреть его работы — тут.

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте, Facebook и Instagram

HYPER_COMM

comments powered by HyperComments

HYPER_COMM