ЗОДЧИЙ НА ВЕКА

Архитектор Платон Шаманский и купцы Соколовы: строительство паровой мельницы и скандал в городской думе

 2 163

Автор: Редакция

.



,

ДГ продолжает знакомить своих читателей с биографией известного самарского зодчего Платона Шаманского. Сегодня вы узнаете о его самой масштабной, в плане метража помещений, постройке.

Узнал все о возведении знаменитой паровой мельницы купцов Соколовых самарский краевед Павел Попов.


Все проекты инженера Шаманского в Самаре отличались своей сложностью. Вероятно, Платон Васильевич, помимо служебных предписаний, специально брался за решение трудных или общественно значимых задач. Заметно, что ему нужен был вызов. И таких вызовов было более чем достаточно. Другой особенностью его работы стала возможность привлечения к тому или иному проекту мощного аппарата Строительного отделения губернского правления – и архитекторов, и инженеров, и техников, в том числе надежных сослуживцев и хороших товарищей – А.А. Волошинова, З.В. Клейнермана, А.И. Шмелева. Часто они, несмотря на то, что являлись подчиненными, принимали постройки П.В. Шаманского в эксплуатацию, что, естественно, было очень удобно.

Мельница Соколовых

В начале 1905 года, когда Платон Шаманский находился еще в должности губернского архитектора, к нему поступило предложение о проектировании и наблюдении за строительством мельницы известных купцов Я.Г. и И.Я. Соколовых.

10 февраля 1905 года губернское правление уведомило городскую управу, что самарские купцы Соколовы обратились с прошением о разрешении им постройки каменной паровой вальцевой крупчатой мельницы в г. Самаре, на приобретенном ими месте в первой части Самары, в 1-м квартале.

Тогда же был заказан кирпич с кирпичного завода общественного (городского) управления в количестве 300 000 штук, а в марте 1905 года подано прошение об устройстве водопровода, который был построен сразу же под контролем инженера самарского водопровода Н.В. Чумакова с 4-дюймовыми трубами. 23 декабря 1905 года Шаманский стал губернским инженером, дело пошло гораздо быстрее, и весной 1906 года началось основное строительство.

Из журналов Самарской городской думы о прошениях Соколовых строить мельницу, купить кирпич и провести водопровод

Молодой купец Яков Гаврилович Соколов (1835 – 24.04.1910), как предполагал известный исследователь В.Н. Казарин, был выходцем из Владимирской губернии, и прибыл в Самару в конце 1840-х годов. В 1852 году он женился на крестьянке села Вязники Владимирской губернии Синклитикии (Секлетинье) Афанасьевне.

В 1857 году у С.А. и Я.Г. Соколовых родился сын Иван, а в 1860 году дочь Прасковья. В 1868 году появилась на свет двойня – Петр и Тихон, но через месяц дети умерли. У купеческого сына Ивана Яковлевича и его супруги Прасковьи Андреевны (урожденной Никитиной, дочери рыбного магната) родились дети: Елизавета (1882), Яков (1883), Ольга (1885), Александр (1889), Иоанн (1893).

Яков Гаврилович и Иван Яковлевич Соколовы были известными общественными деятелями. Со второго созыва пореформенной городской думы Я.Г. Соколов был её членом – с 1875 года и до самой смерти в 1911 году с некоторыми перерывами на рубеже веков, когда он занимался строительством мельниц в Бузулукском уезде. Во второй половине 1860-х Яков Гаврилович Соколов входил в комитет по постройке Кафедрального собора вместе с братьями Е.Н. и А.Н. Шихобаловыми и И.М. Плешановым, в 1877 году он сделал крупное пожертвование в пользу общества поощрения высшего образования, с 1883 года работал в комиссии городской думы по строительству каменных корпусов лавок на Троицком базаре. Был одним из основателей и почетным смотрителем ремесленной школы имени Д.В. Кириллова.

В 1902 году Яков Гаврилович Соколов удостоен звания потомственного почетного гражданина. Он был награжден орденами Св. Анны 2-й и 3-й степеней, Св. Станислава 2-й и 3-й степеней, Св. Владимира 4-й степени, четырьмя золотыми медалями «За усердие».

В 1907 году купцы Соколовы пожертвовали невиданную доселе в благотворительности сумму – 500 000 рублей – на устройство и содержание двухэтажной богадельни со странноприимным домом в своем саду по улице Оренбургской в 139 квартале (ныне Чкалова, 98). 200 тысяч рублей было затрачено на строительство богадельни и обустройство дворовых служебных построек, а 300 тысяч  положены в банк «как вечный вклад». Десять процентов от дивидендов пополняли неприкосновенный капитал, а остальная часть шла на содержание заведения. Богадельня была освящена 23 августа 1909 года. Во время торжественного открытия богадельни купцы Соколовы передали губернатору Якунину еще 10 000 рублей на организацию детских приютов.

У Соколовых была масса доходной недвижимости в городе. Это тогда еще трехэтажный дом с двумя трехэтажными флигелями (ныне ул. Куйбышева, 104), где сначала находилась канцелярия губернатора, а в 1878–1917 годах – Коммерческое собрание или клуб, который любил посещать П.В. Шаманский (об этом ниже); дом по улице Набережная реки Волги, 127; дома по Ильинской, 129, 136, 138; дома по Сенной и Алексеевской улицам; дом на Старо-Самарской, 12; мучные лавки и дом на Казанской; склады по Вознесенской, Старо-Самарской и Казанской улицам.

Сам Яков Гаврилович с семьей проживал в собственном доме на углу Заводской и Соборной (ныне ул. Венцека, 50 / Молодогвардейская, 56 – 60). В распоряжении хозяев был телефон с номером 12. Здесь же находилась главная контора торгового дома «Я.Г. Соколов и Ко» и мучные лавки его компаньонов. В 1876 – 1879 годах в доме Соколова находилась общественная библиотека, а позже 7-е приходское училище. В газете «Волжское слово» от 21 июня 1916 года было опубликовано объявление: «Сдаются барские квартиры в доме И.Я. Соколова на Соборной, 56 – одна в 4 комнаты, другая в 10 комнат».

Увы, особняк купцов Соколовых на углу улиц Венцека и Молодогвардейской давно заброшен и продолжает разрушаться, несмотря на свой статус объекта культурного наследия регионального значения.

В 1909–1910 годах сын Якова Соколова и его внуки выстроили три шикарных дома в дачном имении на 9-й просеке с теплицами, оранжереями, цветниками, конюшнями, гаражами, беседками и даже зданием для цыганского театра (ныне санаторий имени Чкалова), о которых на сегодняшний день очень много написано. Буквально на прошлой неделе мы обнаружили в газетах «Волжское слово» за 1913 год и, например, в выпуске от 28 марта 1914 года интересные упоминания и о других дачах И.Я. Соколова в Постниковом овраге с подъездом как со стороны конки, так и от Семейкинского шоссе (Московское шоссе) и Санинской просеки (ныне ул. Курортная).

Основной статьей дохода купца Якова Соколова долгое время была только торговля зерном и мукой – покупка и перепродажа. Если, например, Шихобаловы и Сурошниковы занимались прежде всего покупкой, продажей и сдачей в субаренду сельскохозяйственных земель и переработкой, купцы Неклютины или Башкировы — зерновым производством и переработкой, то купец Я.Г. Соколов — спекуляциями на рынке зерна. Он держал много амбаров, в частности, три на реке Самаре – №№ 46, 57, 98, а земли имел крайне мало – к 1910 году всего 5 683 десятины и в совладении с сыном – 9 369 десятин в Спасской и Богдановской волостях Самарского уезда, а также в Сорочинской, Баклановской, Матвеевской волостях Бузулукского уезда. Не сравнить с 200 000 десятин, как у Шихобалова!

Еще с середины 1890-х годов Яков Гаврилович вместе с сыном Иваном всё-таки начали активно инвестировать в переработку зерна. Они построили много мельниц в Самарском и Бузулукском уездах. Открыли сначала водяную, а с 1904 года большую паровую четырехэтажную деревянную мельницу в селе Сорочинское (ныне г. Сорочинск Оренбургской области), где вырабатывали до 30 сортов муки. С водяной мельницей, кстати, связана интересная, но трагичная история. Для обеспечения водяного привода механизмов мельницы купцов Соколовых напротив нее на реке была сооружена земляная плотина с обводным каналом и шлюзом для поддержания уровня воды в реке не выше критической отметки. На шлюзе всегда дежурил сторож, местный сорочанин, который однажды ночью уснул, а проснувшись увидел, что плотина начала размываться от избытка воды. Чтобы избавить себя от позора, а семью от наказания, сторож застрелился из ружья.

Объемы производимой муки в Сорочинском были огромны! Для сравнения мельница купцов Башкировых (Крупской, 1а) в Самаре в 1907 году выпускала 3 000 000 пудов, а мельница в заштатном селе Сорочинское – 2 500 000 пудов.

В 1904–1905 годах, задумав возвести мельницу в Самаре, Я.Г. и И.Я. Соколовы скупили 8 участков с амбарами, дворовым и пустопорожним местом в 1-м квартале первой части города Самары под строительство.

Из проекта мельницы с амбарами с выкопировкой из плана города и экспликацией зданий. Из фондов ЦГАСО. Публикуется впервые

К осени 1906 года возведенное всего за один строительный сезон по проекту П.В. Шаманского шестиэтажное каменное здание мельницы с пристроями машинного и котельного отделений и каменными амбарами было готово к сдаче в эксплуатацию.

15 декабря 1906 года новая мельница торгового дома «Я.Г. Соколов и Ко» была освидетельствована губернским архитектором А.А. Даугелем и младшим губернским инженером З.В. Клейнерманом. В своем заключении они докладывали: «Оказалось, что мельница Соколовых несгораемая каменная паровая вальцовая крупчатая построена согласно утвержденному проекту прочно и из материалов надлежащего качества, и поэтому препятствий к её открытию не встречается». В этом заключении они подчеркнули и некоторые мелкие недочёты. Во избежание несчастных случаев специалисты предписывали «установить ограждения около машин, у передаточных ремней, сепаратора Бюлера № 249, самовеек «Корона», а также привести в порядок перила трех балконов 5 этажа».

Помимо этого, специалисты указывали на важность переделки всех смотровых колодцев и лестниц в галерее с трубами для подачи и спуска воды из реки Самары. По протоколу Строительного отделения Самарского губернского правления № 3 от 9 января 1907 года все неисправности должны были быть устранены до 1 марта 1907 года.


Еще в ноябре 1906 года были закуплены три котла завода братьев Бромлей в Москве, паровая машина Бромлей в 600 л.с. и паровая машина Арчер-Компаунд завода Танге в Бирмингеме в 50 л.с. Главным поставщиком электрики стал известный Торговый дом «И.А. Стручков и В.И. Чибисов» в Москве. На мельнице Соколова установили две динамо-машины и пять электромоторов постоянного тока. 26 января 1907 года под контролем младшего архитектора губернского правления А.А. Волошинова был составлен проект электрического освещения мельничных помещений, а уже 2 апреля 1907 года он утвержден инженером-электриком и начальником Самарской почтово-телеграфной конторы, титулярным советником Владимиром Добровольским. Нужно отметить, что купцы Соколовы остались довольны работой губернского инженера П.В. Шаманского и его подопечных, поэтому и все дальнейшие постройки вплоть до 1912 года также поручали ему и его инженерам и архитекторам.


В начале 1907 года отец и сын Соколовы приобрели у купца С.Н. Шадрина еще один участок в 1-м квартале, находящийся по соседству с их мельницей и Федоровской приходской двухклассной школой при Казанско-Богородицкой церкви (ныне надстроенное третьим этажом здание по улице князя Григория Засекина, 5).

17 марта 1907 года Я.Г. и И.Я. Соколовы подали прошение на строительство новых зданий на бывшем месте Шадрина – трехэтажного дома для служащих по красной линии, ретирад и пристроя для мучного амбара. Сегодня трехэтажный дом для служащих – это жилой дом по улице князя Григория Засекина, 7. Другие «литерные» здания внутри двора в большинстве своем остались от старого владельца.

Из проектов 3-этажного дома для служащих 1907 года и помещения для водоочистителя 1908 года с новой экспликацией зданий. Из фондов ЦГАСО. Публикуется впервые

По проекту на первом этаже находились контора приказчика, мучная лавка со служебным помещением, раздевальная, мыльная и парильная, а во втором и третьем этажах по четыре огромных, гигантских квартиры, отапливаемых от собственной котельной – всего восемь квартир. Здесь, судя по всему, жили инженеры, машинисты и, конечно, профессионалы «на вес золота» – сотрудники по закупке зерна. Одним словом, рабочая аристократия или на современный лад – топ-менеджмент. Соколовы очень трепетно относились к наиболее ценным служащим. Например, ТД «Соколов и Ко» в 1910 году ходатайствовал через Самарский биржевой комитет о присвоении специалистам, прослужившим у них более 16 лет, звания личных почетных граждан.

В архивной оценочной описи зданий мельницы Соколовых 1914 года указаны 32 отдельных объекта. Это, прежде всего, каменный шестиэтажный корпус вальцевой мельницы с чердачным помещением, крытый железом, высотой в 11 саженей (стоимостью 99 407 рублей). В крыше были устроены иллюминаторы, выполнявшие функцию световых фонарей и вентиляции. Перекрытия на всех этажах железобетонные, двери и рамы металлические, потолок чердака прошит досками по стропилам, обитым оцинкованным железом. А также пять каменных амбаров (некоторые с пристроями и стоимостью каждый до 19 000 рублей), каменные и деревянные службы, двухэтажный пристрой элеватора к зданию мельницы с деревянными рукавами к амбарам, два здания машинного отделения, трехсветное здание водоочистителя, здание котельного отделения, четырехэтажный пристрой к мельнице, двухэтажный с полуподвалом дом с квартирами служащих и конторой (стоимостью 17 723 руб.), трехэтажный дом с квартирами служащих на современной улице Засекина, 7 (стоимостью 24 767 руб.), каменный двухэтажный дом для члена товарищества (стоимостью 13 366 руб.), каменные мастерские, навес, два подземных железобетонных бака для нефти, дымовая труба на восьмигранном основании средним диаметром 1,25 саженей и высотою 15 саженей, каменные отхожие места.

Общая стоимость всех строений – 270 464 рубля. В 1906 году торговый дом «Соколов Я.Г. и Ко» стал товариществом Я.Г. и И.Я. Соколовых. В 1910 году после смерти Якова Гавриловича товарищество стало именоваться сельскохозяйственным торгово-промышленным товариществом «И.Я. Соколов с сыновьями». И.Я. Соколов владел 99% паев, приносивших до 3 000 000 рублей годового дохода. Численность всех рабочих и сотрудников на мельнице в 1910 году – 104 человека.

Также стоит разобраться с ошибочным и несправедливым утверждением в краеведческой литературе, которое часто всплывает в отдельных новых работах. Например, в одиозной шеститомной с приложениями «Энциклопедии Самарской области», изданной в 2010 – 2012 годах при поддержке Министерства образования и науки Самарской области, находим: «Первые постройки – комплекс сооружений Соколовской мельницы на Хлебной площади… не принесли успеха Шаманскому. Мельничные постройки оказались незаконными, так как были возведены на земле, самовольно занятой Соколовыми». Здесь кажется, что горе-составители энциклопедии увлеклись чтением непрофессиональных записей в интернете и, вероятно, статей, заказанных конкурентами Соколовых еще в 1905 и 1910 годах. Во-первых, вопросы межевания и возможного самозахвата земли лежали в компетенции городского землемера и юристов городской управы, а не в ведении губернского инженера Шаманского, выступавшего здесь архитектором. Во-вторых, а имел ли вообще место захват земли миллионерами Соколовыми?

Купцы Соколовы, начав строить свою мельницу, вторглись в уже сложившийся самарский рынок переработки зерна, насчитывавший десять крупных мельничных предприятий. Естественно, что строительство огромной мельницы Соколовых в самом выгодном месте рядом с амбарами, пристанями на Самарке, железнодорожной веткой, нефтяными баками на косе, понтонным (плашкоутным) мостом, имевшей удобные подъезды для возов со стороны Хлебной площади, вызвало, мягко говоря, зависть и неудовольствие других переработчиков.

Уже летом 1905 года началась информационная атака конкурентов на Соколовых. 4 июля 1905 года гласным Е.Т. Кожевниковым на основе данных землемера Баландина, члена управы Карасева и уполномоченного по береговому сбору Чернова было подано заявление в городскую управу: «В конце апреля месяца 1905 года я несколько раз просил управу обратить внимание на то, что постройкой мельницы Я.Г. Соколов нарушил городские интересы тем, что интервалы (проезды, тропинки, мостки между купленными купцом участками), принадлежавшие городу, теперь заняты мельничными зданиями». Во всех самарских газетах сразу же появились гневные статьи о захвате городской земли Соколовыми. Тогда к делу подключился городской поверенный, гласный А.М. Михайлов. Совместно с землемером он установил, что интервалы, как проезды между участками, находились в общем пользовании и собственности бывших владельцев, а теперь законно заняты зданиями Я.Г. и И.Я. Соколовых. Дело передали в Юридическую комиссию и казалось, что этот вопрос исчерпан. Однако в 1910 году скандал с самозахватом разгорелся вновь. Теперь уже борьба конкурентов была замешана на личной обиде.

На заседании городской думы 15 января 1910 года разбирался вопрос о покупке городом мельницы Шахова-Попеновых (ныне ул. Вилоновская, 2б) под организацию гарнизона.


Хозяева продавали здание только вместе с мельничными машинами. Гласный А.С. Ромашев, совладелец мельницы Ромашевых, выразил сомнения в необходимости покупки городом здания со всеми мельничными приспособлениями. На это Я.Г. Соколов ему возразил: «Мельничные машины Шахова всегда будут в цене, потому отказываться от покупки не стоит». И неосмотрительно добавил, что купцу «Ромашеву простительно не понимать предложения купить мельницу с машинами, он еще мальчик, жуёт готовый хлеб…». Что здесь началось!!! А.С. Ромашев почувствовал себя оскорбленным до глубины души, требовал слова по личному делу, в стенах думы поднялся шум, а гласный Н.Л. Ященко заявил, что Соколов нанес обиду не только Анатолию Степановичу Ромашеву, но и всей думе, и требовал извинений. В ответ старенький, умудренный жизненным опытом купец Яков Соколов, оставляя зал заседаний, молвил лишь одно: «Виноват, мне остается не долго жить…».

В течение почти трех месяцев, с конца января по конец апреля 1910 года, имя купцов Соколовых «полоскали» в местных газетах, снова припомнив о неподтвержденном фактами захвате ими городского достояния – земли. А.С. Ромашев, объединившись со своими партнерами Е.Т. Кожевниковым и А.Е. Нестеровым, даже насчитал, что за якобы захваченную землю Соколовы недоплатили в городскую казну 12 000 рублей! Они требовали передать дело Соколовых не в Юридическую комиссию, а в Особую комиссию городской думы, где они бы уж точно установили «истину». Но в думе раздавались и голоса разума в выступлениях гласных – юристов В.В. Ветрова, А.А. Смирнова, А.Я. Слободчикова и мещанина Ф.П. Токарева. Последний отмечал, что в газетах не приводится никаких доказательств захвата земли, а сплошные огульные обвинения. По его мнению, никакого захвата и не могло быть, так как «господа Соколовы в высшей степени осмотрительные и осторожные люди, чтобы допускать крупные ошибки в своих делах, а в данном случае речь может быть только о какой-то ошибке. Преднамеренного захвата городской земли Соколовыми невозможно допустить, ибо иначе как согласовать такие две вещи: с одной стороны захват клочка городской земли, с другой пожертвование городу полумиллионного имущества в виде богадельни».



Все эти разговоры или, как выразился гласный В.В. Ветров, «пустой шум» могли бы продолжаться еще долгое время, но 24 апреля 1910 года Я.Г. Соколов скончался. Наследников оставили в покое, и мельница в 1-м квартале процветала вплоть до Первой мировой войны, выпуская в начале 1910-х годов по 3 500 000 пудов высококлассной муки.

В конце 1915 – начале 1916 года в связи с войной в стране нарастали продовольственный и топливный кризисы, был принят сухой закон, государство регулировало цены на продовольствие. Самарскую губернию заполонили беженцы, и всех их нужно было кормить. Вводились карточки на муку и сахар. Надежда была только на влиятельных купцов и их снисхождение в ценовой политике. Хотя надежда была бесполезной. Ведь купцы – это всё-таки прежде всего капиталисты, а не только сердечные благотворители.

Богатовский краевед Максим Утёнков так описывал ситуацию с Соколовыми в 1915–1916 годах: «По договоренности с губернатором самарские купцы должны были держать оговоренные цены, но по факту они все время их повышали, делая скидку населению из полученной сверхприбыли. Сверхприбыли фиксировали на уровне 20 – 30%. Как отмечали очевидцы, цена на зерновой хлеб поднялась на 80 – 120 копеек в мешке за период, Соколовы же подняли цены на муку на 3 рубля 25 копеек в пуде. Из повышенной таксы Соколовы сделали населению скидку – 75 копеек. В чем и были уличены. Скидку они сделали из полученных с того же населения барышей. Потеряв совсем совесть, Соколовы решились в трудное для губернии время поставлять муку в соседние губернии, лишив самарских потребителей необходимого продовольствия, что, в конечном счете, сыграло с ними злую шутку. После их ухода на непродолжительное время с самарского рынка освободившуюся нишу быстро занял крупнейший и влиятельный мукомол Башкиров с дешевой и доступной мукой. Спохватившиеся Соколовы пытались было вернуть свои позиции.

Но в дело, как всегда, включились журналисты с обличением Товарищества Соколовых. В народе «гудело», что мука Башкирова лучше и дешевле. Соколовы были разбиты, подавлены и выкинуты с самарского рынка. К разгоревшемуся резонансу подключились самарские политики, и вот уже бывшие почетные граждане разжалованы и развенчаны, лишены почетного гражданства. Под шумок в газетах прошла новость, что на площадях народ подписывает петицию за то, чтобы убрать памятник покойному Я.Г. Соколову с припиской, что почтенный старик беспричинен, в вину ему ставили лишь одно, что вовремя не порол своих детей… Подписи собирались бойко, народ реагировал живо».

После провозглашения Советской власти в Самаре 26 октября 1917 года мельница купцов Соколовых была закрыта. В статье «Хроника разгромов и захватов» в журнале «Бюллетени Совета Общества фабрикантов и заводчиков Самарского района» от 31 марта 1918 года описывалась крайне тяжелая обстановка на мельнице в декабре 1917 года: «В начале декабря захвачены представителями профессионального союза по выработке пищевых продуктов бездействующие мельницы Товарищества Я.Г. и И.Я. Соколовых, причем все старые служащие были удалены и даже выселены. Бывший фабрично-заводской комитет мельницы принялся за хозяйничанье, выразившееся в распродаже и увозе неизвестно куда имущества мельницы. На требование управления мельницы допустить доверенного приказчика на постоянное дежурство фабрично-заводской комитет ответил (мы извиняемся за сохранение стиля и орфографии), что «допущение Комитет находит недопустимым в виду того, что мы несчитаем хозяевами этого заведения Товарищество Соколовых а заведение это принадлежит общему достоянию Государства».

В 1919 году все строения бывшей мельницы Соколовых были муниципализированы. В первые годы советской власти здесь работала мельница № 60 треста «Хлебопродукт», затем мельзавод № 1 АО «Хлебопродукт».

В начале 1930-х годов мельзавод № 1 вошел в систему треста «Союзмука».  Еще в 1916 году рядом на Полицейской площади был построен элеватор Госбанка в стиле неоклассики с элементами модерна по проекту В.Г. Петрова, перепрофилированный в 1935 году в комбикормовый завод; в 1936–1939 годах на Волге по улице Горького возведен гигантский элеватор силами Управления особого строительства (УОС) НКВД; в конце 1970-х на Самарке в непосредственной близости от Мельзавода № 1 появился экспериментальный вертикальный элеватор с двумя башнями по проекту Валентина Смирнова. Эти куйбышевские элеваторы вместе с дореволюционными купеческими мельницами, ставшими мельзаводами, представляли собой крупнейший центр переработки зерна в Поволжье в советское время.

Фото Константина Байгузина

В одной из своих книг самарский краевед В.Н. Казарин в 2004 году писал, что работники бывшей мельницы Соколова (ЗАО «Мельзавод № 1») «активно готовятся встретить 100-летний юбилей своего предприятия». Но, увы, этого не произошло. По сведениям известного в прошлом блогера Андрея Кириллова, в это время завод «купили какие-то москвичи, набрали кредитов и объявили о банкротстве. Оборудование выломали, повыбрасывали прямо из окон во двор (для чего даже пришлось сломать и расширить некоторые оконные проёмы) и вывезли».

Территория заброшенного мукомольного завода № 1 снова оказалась в поле внимания общественности в начале лета 2009 года. Тогда архитекторы Дмитрий и Мария Храмовы организовали там фестиваль «Артполис», на котором и представили концепцию развития этого места силами искусства. Идея редевелопмента старых промышленных зданий в «креативную недвижимость» – арт-кластеры – многократно опробована не только за рубежом, но и в Москве, Петербурге и в других регионах. Креативные центры «Флакон», «Винзавод», «Хлебозавод № 9», «Красный Октябрь», «ГЭС-2» в Москве, «Севкабель Порт» в Санкт-Петербурге, «АРТМУЗА» и «Завод Шпагина» в Перми, «SVOBODA2» в Челябинске, «Textil» в Ярославле – бывшие промышленные предприятия… Удачных примеров очень много!

Проект центра современного искусства Храмовых включал в себя размещение на бывшей мельнице Соколовых конференц-зала, выставочных площадок для художественных работ, фотографии, скульптуры, для создания разных перформансов, инсталляций, площадок для стрит-арта, лэнд-арта, театральных и музыкальных постановок, кинозала. К сожалению, вероятно, из-за кризиса грандиозная задумка архитекторов так и не была воплощена в жизнь.

В 2012 году разработали первоначальный проект арт-кластера и экспоцентра в рамках «Элеватор парка», а в 2017 году делали попытки запустить работу по проекту «Мельница» совместно с московским дизайн-заводом «Флакон» (креативная экосистема «Флакон»). Проект Храмовых мог состояться при подготовке к проведению Чемпионата мира по футболу 2018 года, когда документы планировки и межевания исторического центра города Самары представили инженеры ООО «Институт «Ленгипрогор». Перенос места для нового стадиона со стрелки Самары и Волги к Радиоцентру, увы, отодвинул замыслы архитекторов на второй план.

Здания мельницы Соколовых, построенные по проекту Платона Шаманского (ныне ул. князя Г. Засекина, 1, литеры А, А1, А2, А5, А6, А7 и каменная дымовая труба), признаны памятниками истории и культуры по Решению облисполкома № 165 от 06.05.1987. Этот статус подтвержден Приказом УГООКН № 68 от 08.06.2017.

Жилой дом для служащих на ул. князя Г. Засекина, 7 по проекту Шаманского 1907 года и литерные жилые здания Шадрина-Соколовых со складами во дворе (ул. князя Г. Засекина, 7, литеры А, Б, В) 1880-х годов постройки под наименованием «Усадьба Соколовых» Приказом УГООКН № 89 от 04.06.2020 внесены в реестр ОКН.

1 – трехэтажный дом для служащих на 12 квартир с лавкой (ул. князя Г. Засекина, 7) по проекту П.В. Шаманского 1907 года постройки; 2 – надстроенная, ранее двухэтажная Федоровская церковно-приходская двухклассная школа (ул. князя Г. Засекина, 5), а также пристрой конторы к зданию складов и амбаров (ул. князя Г. Засекина, 3); 3 – жилые дома 1880-х годов постройки со складами с подъездом от Журавлевского спуска (ныне Понтонный переулок), оставшиеся Соколовым от прошлого владельца этого дворового места, купца Шадрина (ул. князя Г. Засекина, 7, литеры А, Б, В).

Текст и иллюстрации:

Павел Попов (Самара), Екатерина Шаманская (Москва), Кира Фролова (Самара).

Современные и архивные фото:

Павел Попов, Алексей Авдейчев, Елена Вагнер, Константин Байгузин, Андрей Макаров и сайт soroka1736.ru

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город» и ВКонтакте