УЧИТЕЛЬ НА ЗАМЕНУ

Год в учительской шкуре: молодой педагог о современных школьниках и трудностях преподавания

 1 984

Автор: Редакция

В современном мире очень сложно найти человека, который не отдал бы порядочное количество лет школе, но ни для кого не секрет, что есть люди, которые видят школьную жизнь с другой стороны. Впечатлениями от работы учителем с ДГ поделился молодой учитель Владимир Ласкин, который посвятил год своей жизни преподаванию истории и обществознания.


В поисках работы в самое кризисное время «путинской» России каждый выживает как может. Я успел поработать и директором по развитию ивент-компании, и журналистом, и даже садовником. Но, как и любого выпускника исторического факультета, меня потянуло поделиться своими знаниями о былом со следующим поколением. Да и пример Сергея Кочережко, выигравшего конкурс «Учитель года» и получившего двухкомнатную квартиру, был настолько заразителен, что в какой-то момент вопросов с выбором работы не осталось, ноги сами повели меня в школу. Обычную среднеобразовательную школу.

На собеседовании директор сразу сказала: «Будет сложно, зато зарплату платят вовремя». Собственно, это и был главный аргумент администрации школы на протяжении года – платят вовремя. Удивительно, но ни мой диплом, ни военный билет, ни отсутствие опыта в расчёт не брались – учитель-мужчина нужен в любом случае.

Ни военный билет, ни отсутствие опыта в расчёт не брались – учитель-мужчина нужен в любом случае.

Уроки начались уже с первого сентября. Столько цветов женщины дарят только российским певцам с расстёгнутыми рубашками на груди, ну, видимо, ещё и молодым учителям. Получать цветы, оказывается, очень приятно, и первое занятие прошло в позитивной атмосфере. Я говорил, дети слушали, цветы благоухали, и всё самое сложное было ещё впереди.

Как молодому учителю мне дали вести историю, обществознание в 5-6-х классах и краеведение в 9-х. О самой преподавательской деятельности я имел весьма смутное представление. Педагогическая практика не давала мне уверенности в том, что я умею работать с детьми разных возрастов, поэтому я черпал свои педагогические приёмы из таких фильмов, как «Учитель на замену», «Хористы», «Общество мёртвых поэтов». Правда, российская школа ничего общего с голливудским кинематографом не имеет. И так как я стал работать в школе впервые, я обучал детей и одновременно учился сам. Но обо всем по порядку.

2016-06-29 (2)

 Наблюдение первое: они другие

Это общее наблюдение за всеми, кто младше нас. Извечная бинарная оппозиция: свой – чужой. Помнится, ещё когда мы учились в старших классах школы и смотрели на младших, говорили: «Мы такими придурками не были». Теперь я с точностью могу сказать, что были, и гораздо хуже. За всё время, что я работал в школе, никто себе ничего не сломал, не было разбито ни одного стекла, ни один портфель не вылетел из окна. Вроде бы позитивно выглядит, но боюсь, такое спокойствие вызвано не тем, что дети стали добрее. Им просто некогда, они играют в телефоны.

Помните, на переменах в школе выходить в коридор было страшно, любой старшеклассник мог тебя прижучить или ещё того хуже. Теперь в школьных коридорах тишина, все сидят на полу и играют, а те, кому родители не купили ещё новенький смартфон, смотрят. Правда, компенсируют они отсутствие физической активности на уроках, и нужно обладать недюжим талантом, чтобы заставить их сидеть спокойно.

Наблюдение второе: они бесстрашные

В отличие от поколения, обучавшегося в 1990-е–2000-е, эти дети неприкосновенны. «Лично меня химичка била указкой, а физрук матерился и давал хорошеньких оплеух, — рассказывает мой коллега, историк. – Нас выгоняли с уроков, и ничего, выросли же». Современные дети защищены как политические беженцы. Выгнать их нельзя, хорошенько дать подзатыльник за хамство и мат тоже. Даже двойку за то, что ребёнок кусает полкласса во время урока, и то нельзя поставить. И дети это прекрасно знают.

Начинаешь им угрожать, ответ один: «Не имеете права». Более того, родители за каждую отрицательную отметку готовы разорвать учителя.

Начинаешь им угрожать, ответ один: «Не имеете права». Более того, родители за каждую отрицательную отметку готовы разорвать учителя. И тут всё зависит от таланта педагога. «Главное — быть справедливым, — давала в начале года мне совет заместитель директора, — стоит один раз кого-то наказать, а кого-то нет, вы потеряете класс». Таким образом, лично я потерял контроль над двумя классами из шести вверенных мне. Очень тяжело наказывать любимчиков и не наказывать откровенно хамское поведение.

Наблюдение третье: они ни умнее, ни глупее

Я очень часто слышу от педагогов и выпускников университета клише, что дети сейчас глупее. Не могу сказать, что это так. Может быть, это связано с тем, что я сам учился в простой школе, в слабом классе, где на весь класс был всего один хорошист и 5 абсолютных двоечников. Но в любом случае, если брать в расчёт любой класс из 25 человек, то всегда в нём будут 2-3 ботаника и 2-3 отъявленных хулигана, а вся остальная часть класса — серая масса. И разница в классах проявляется в том, куда качнётся эта масса, к ботаникам или хулиганам.

Наблюдение четвертое: «Ты что, серьёзно учитель?»

Отношение к учителям в нашей стране удивительное. С одной стороны, есть люди, которым кажется, что наша зарплата неестественно большая. Хотя в среднем она варьируется в районе 20-25 тысяч рублей. Другие искривляют лицо в выражении «совсем никуда на работу не брали?», когда слышат, что мужчина добровольно пошёл работать в школу. Некоторая часть даже считает это сексуальным: «Все мы подкатывали к молоденьким учителям или учительницам». В действительности это обычная и в то же время очень сложная работа, изматывающая прежде всего эмоционально, и то, что при этом тебя не отпускает какое-то необоснованное желание научить чему-то хорошему, правильному, на самом деле важно. Когда идешь на работу с утра, думаешь, что сказать детям, как их воодушевить, увлечь. Рассказать о том, что в основе сериала «Игра престолов» лежит борьба Алой и Белой розы в средневековой Англии, объяснить, что кроме Путина есть в стране достойные люди.

Для образовательного процесса и начальствующих субъектов учителя – бесплатная рабочая сила, рабы системы образования.

На мой взгляд, такое неоднозначное отношение к учителям во многом связано с тем, как к ним относятся в самой школе. Для образовательного процесса и начальствующих субъектов учителя – бесплатная рабочая сила, рабы системы образования. И для меня, человека с амбициями и устоявшимся либеральным мировоззрением участие учителей на бесплатно-принудительной основе в праймериз небезызвестной партии кажется дикостью. А участие в ЕГЭ-ОГЭ требует отдельного освещения, так как ощущения от того, что учителю, человеку с высшим образованием, необходимо слушать около туалета, журчит ли водичка либо шелестят шпаргалки, не самые вдохновляющие. Далеко от греческого понимания педагога как раба, воспитывающего молодого гражданина, мы не ушли.

Учитель — это человек благородный и терпеливый. Постоянно сражающийся с детьми, родителями, администрацией и стереотипами. И далеко не каждый выпускник педагогической специальности может с подобным справиться. Возможно, и я не справился, а возможно, я дождусь, когда учителя будут только учить, а дети будут учиться и бегать на перемене.

2016-06-29 (29)

P.S. На одном из последних уроков изматывающей весной во время обсуждения внешней политики Ивана Грозного одна ученица удивилась длительности Ливонской войны: «Надо же, 25 лет воевали, так долго», на что другая ответила: «Это ещё фигня, вон в Столетней войне 118 лет воевали, вот было месиво». И тут я понял: вот оно, учительской счастье.

Текст: Владимир Ласкин

Иллюстрации: мультфильм «Shcool 13»