УЕЗДНЫЙ ГОРОД

Экс-самарцы о том, что заставило их сменить один провинциальный город на другой

 6 634

Автор: Ксения Лампова

В прошлом году Самарская область потеряла 3808 жителей — в последний раз такие демографические провалы случались с регионом только в начале лихих 1990-х. За последние три года количество уехавших выросло стремительно: все они бегут от растущей безработицы, падения реальных доходов и проблем на основных предприятиях региона. И если раньше люди уезжали в Москву и Санкт-Петербург, то сейчас миграционные потоки распределились по другим провинциальным городам России.

ДГ расспросил четверых экс-самарцев о том, куда они уехали в поисках лучшей жизни. Они рассказали нам о городах, которые стали их новым домом, а ещё вспомнили то типично самарское, по чему они скучают больше всего: Волгу, ветер и запах Жигулёвского пивзавода. Кто-то из них достиг карьерного потолка и понял, что нужно идти дальше, кто-то устал от слишком неспешного темпа самарской жизни — читайте четыре истории в нашем материале.

~

3

Серафима Вайханская, руководитель коммуникационного агентства

Я переехала в Казань, потому что влюбилась в неё несколько лет назад. Со временем обстоятельства сложились наилучшим для окончательной смены локации образом: мне предложили здесь интересную работу.

По моим ощущениям, Казань — это такое «междусамаромосковие». Здесь жизнь течет быстрее, чем на моей малой родине, но всё-таки медленнее, чем в столице. Поэтому всегда есть возможность менять скорости с экшна на «проваляться весь день на диване и страдать, что пропустил мильон концертов, выставок и тусовок».

Думаю, чтобы я вернулась, должна измениться не Самара, а я. Дело не в том, что у нас (да-да, наверное, никогда не перестроюсь) дороги плохо чистят или Самарская площадь больше не место силы. Твой город — это твоё ребро, со всеми вырастающими из этого метафорами.

Я скучаю по всему одновременно: по запаху варки «Жигулёвского», по третьему трамваю, по ощущению дома в старом городе, где идешь и то и дело здороваешься со знакомыми. По самарским пятницам, у них особенный ритм. По возможности приходить по любому поводу к Волге. К счастью, скоро «ВолгаФест-2017» — нагуляюсь и надышусь.

~

2

Олег Федоров, архитектор

Я переехал в Ульяновск в 2014 году по приглашению моего коллеги и друга архитектора Михаила Геннадьевича Мишина. Приехал работать главным архитектором одного из подразделений крупной группы компаний, а он стал моим первым мега-шефом (сейчас он занимает пост главного архитектора города). В первую очередь меня заинтересовали очень достойные условия работы: возможность участвовать в федеральных проектах, таких, как аэропорт Жуковский или жилой район на искусственно созданном (намытом) земельном участке. Аналогов в России нет, поэтому такой опыт сложно переоценить.

Ульяновск открыт для перспектив, это место для шага вперёд. Самара сегодня, к сожалению, этими свойствами не обладает — здесь очень пассивный подход к бизнесу. Приведу пример: одна всемирно известная компания по производству шоколада и кормов для животных предложила построить на собственные средства производство в Самарской области. Им ответили очень расслабленно и вяло — мол, шоколад у нас уже есть, даже и не знаем, надо ли оно нам. В итоге это производство теперь работает в Ульяновске — за счёт области к нему подвели дороги, дали послабления по налогам, сделали всё, лишь бы открыть новое производство. Вся свободная экономическая зона в Ульяновске заполнена иностранными резидентами: «Шэффлер», Takata, Miller, DMG Mori и многие другие. Существует и развивается Портовая экономическая зона. В ульяновской области строится ветропарк — первый в центральной части России. Я каждый день вижу это развитие. Хотя и с трудом, но оно идёт.

Чтобы я вернулся в Самару, в ней должно произойти многое: должна снова появиться возможность для молодых специалистов двигаться вперед, должны появиться перспективы развития региона (сейчас их просто нет), должны появиться амбициозные проекты. И, главное, должны вернуться волжане с «живым умом». На мой взгляд, самые большие потери для Самары — колоссальный отток «живых умов» и очень умелый вывод денег и инвестиций из региона в Мордовию, Москву, Питер… Я не мотивирован возвращаться в Самару в сегодняшних экономических условиях. Но у меня есть цель вернуться в неё, когда у меня будет достаточно опыта и реальная возможность сделать любимый город лучшим в мире, каким он и должен быть.

Четыре вещи, по которым я скучаю больше всего: родные, друзья, Волга (с ее правильной шириной и скоростью течения) и Жигулевский пивоваренный завод. Я в Самаре очень часто бываю, приезжаю каждые выходные. До сих пор воспринимаю её домом, а Ульяновск — работой. В новом городе я в полной мере так и не осел, да и цели такой не ставил. Всё-таки, шлепки, шорты, и полторушка «Жигулятора» не могут покинуть сердца волжан, где бы они ни находились. Всем привет!

~

4

Илья Казаков, журналист

Уже больше двух лет я живу и работаю в Екатеринбурге. Как журналист я уперся в Самаре в карьерный «потолок»: за 7 лет работы успел потрудиться во всех крупных изданиях города и прошёл путь от внештатного корреспондента до главного редактора. Однажды понял, что следующий шаг в этом городе может быть только назад. Обычно в таких случаях уезжают в Москву, а у меня появилась возможность перебраться на Урал.

Первое, что поражает жителя Самары в Екатеринбурге, — это небоскребы по 50 этажей и дороги. Широкие освещенные проспекты в центре, мощные развязки Екатеринбургской кольцевой автодороги и метрополитен, который проложен через самый центр и соединяет железнодорожный и автовокзалы с крупными районами города. Город четко и с умом спланирован, чего очень не хватает Самаре. Отмечаешь отличия городской среды – новостройки сплошь со стеклянными балконами (в Самаре эта «вип-опция» зовётся «панорамным остеклением»), все дворы закрыты заборами, на тротуарах лежат полусферы, чтобы не проехали машины. Потом замечаешь особый уральский говор, как в сериале «Реальные пацаны» – «оканье», проглоченные окончания, свои словечки вроде «своротки» и общение всегда с некоторым наездом.

Попадая на Урал, чувствуешь общность с чем-то большим, очень развита собственная региональная идентичность — «Уральские пельмени», уральский рок, уральские спортсмены, уральские писатели. Жители называют себя «уральцами» и болеют и переживают «за своих», где бы они ни были.  Например, Екатеринбург почти на 100% поддержал Ельцина на первых президентских выборах, потому что он «свой, свердловский». После засилья в Самаре «Пятерочек» и «Магнитов» в Екатеринбурге обнаруживаешь отличные магазины местных сетей, которые дают бой по качеству и ассортименту даже матерым федералам.

Ещё Екатеринбург — один из самых либеральных городов России: музей «Ельцин-центр», десятки влиятельных местных СМИ, которые ежедневно выводят город в федеральную повестку, мэр, который бегает по утрам в центре и потом кормит горожан пирогами. Всё это невозможно представить себе в Самаре. Кстати, в Екатеринбурге и зарплаты выше – за счет уральского коэффициента в 15%.

Чтобы я вернулся в Самару, там должен появиться хозяин. Приезжая в отпуск или на праздники в Самару, смотря на разбитые дороги, тонущие в грязи и снегу дворы, гигантские пробки, очень трудно захотеть вернуться обратно. Я еще помню времена, когда Самару называли столицей Поволжья не только в газетах областного правительства, а сейчас между ней и Казанью – пропасть, которую почти невозможно преодолеть. Но если вдруг город приведут в порядок, появится спрос на реальную журналистику как институт общественного контроля, то я бы с удовольствием вернулся. Летом жители Екатеринбурга купаются в лужах-озерах вокруг города и загорают среди камышей, поэтому я скучаю по волжскому простору: по Волге, пляжу и посиделкам на Самарской луке.

 ~

1

Николай Хижняк, фотограф

Я переехал из Самары в Краснодар. Климат здесь лучше: так называемая зима длится всего месяц, почти всегда светит солнце, нет тонн грязного снега на обочинах и, как следствие, нет тонн тающего говна весной. А ещё Краснодар очень зелёный — причем, здесь не просто кустарники, а полноценные ухоженные газоны круглый год. Много красивых парков и есть где погулять.

Если не ошибаюсь, Краснодар недавно занял первое место среди городов, наиболее комфортных для жизни. Поэтому инфраструктура здесь развита лучше, даже если судить по общественному транспорту: маршруток меньше, автобусов и трамваев больше. И во всех них, кстати, можно расплатиться банковской картой. Соответственно, всевозможных приличных баров, кафе и заведений здесь тоже гораздо больше.

Что должно измениться, чтобы я вернулся? Наверное, в первую очередь должны появиться чистые и ухоженные улицы. Больше всего я скучаю по пиву «Фон Вакано» и по Волге. По заволге. Да, тут до моря рукой подать, но всё же Волга и набережная в Самаре как-то ближе. С другой стороны, я больше люблю горы и горные реки, а тут их больше. До недавнего времени я передвигался по Краснодару на мотоцикле, и просто приезжал в пятницу на работу с палаткой. Сразу после ехал куда-нибудь на морское побережье, желательно повыше, на обрыв, откуда видно всё море, и тусил там. Иногда даже один — книги читал, фильмы смотрел с ноутбука. Домой возвращался в воскресенье вечером.

Фото обложки: Алексей Авдейчев
Фото других городов принадлежат участникам материала