НЕОБХОДИМО ПОЛИТИЧЕСКОЕ РЕШЕНИЕ

Интервью с археологом Сергеем Зубовым о судьбе крепости Засекина и раскопок на Хлебной площади в 2019 году

 1 318

Автор: Андрей Артёмов

Приход весны неминуемо приближает начало полевого сезона у археологов. Кто знает, может быть свою долю «внимания» от них получат и самарские крепости: засекинская и петровская, построенная в 1706 году. ДГ поговорил с руководителем археологической лаборатории Самарского университета Сергеем Зубовым о перспективах раскопок на Хлебной площади и территории завода клапанов в этом году.

— Давайте начнем наш разговор с судьбы петровской крепости, которой вы посвятили два года своей работы. Последнее, что с ней произошло — ее закопали в ноябре 2017 года. Верно?

— Да, после того как раскоп затопило в ноябре 2017 года, откачали воду, застелили какой-то пленкой и засыпали отработанным грунтом.

— А есть какое-то дальнейшее понимание, что будет с этим законсервированным раскопом?

— Не знаю. Насколько мне известно, депутат Матвеев отправлен запрос в УГООКН, с тем чтобы узнать, что Управление охраны памятников намерено делать с этим раскопом. Потому что те конструкции, которые были нами расчищены и законсервированы очень добротно в соответствии с рекомендациями ведущих реставраторов, саратовские горе-археологи (в 2017 году — прим.ред) вскрыли непонятно для чего. После чего произошла техногенная авария, в результате которой раскоп затопило. Бревна, естественно, всплыли. После того как воду откачали, они опустились на дно раскопа в нарушенном порядке. И их сразу, я бы даже сказал, лихорадочно, засыпали.

И сейчас нужно принять решение, что же с этим делать. Снова раскопать, а для чего? Ведь они подверглись воздействию воды, впитали в себя большое количество влаги. Потом их накрыли пленкой и засыпали землей. Т.е создали еще более худшие условия для их сохранности. Не раскапывать – значит согласиться с ненужностью для города самых древних на сегодняшний день конструкций и с легкостью забыть о выброшенных на ветер 11 миллионах бюджетных рублей, потраченных на раскопки в 2017 году.

— То есть не исключено, что если вновь их раскопать, там уже может быть труха?

— Скорее всего. Никто не может сказать точно. Вот когда саратовские раскопщики вскрыли наш раскоп, то та часть конструкций петровской крепости, которую мы засыпали чистым речным песком, находилась в прекрасном состоянии. Что сейчас с этими бревнами, а я уже не могу назвать их конструкциями, неизвестно.

Если их сейчас откапывать и приводить, даже если они хорошо сохранились, в первоначальный вид, надо понимать, для чего это делается. Вот если там сделать музейный комплекс…

— Да, была же идея, что раскоп станет частью музея археологии.

— Насколько я понимаю, от этого отказались, так как наши бюджеты — городской и областной — не потянут такой проект. Другая идея — можно было бы часть этих бревен перенести, например, в краеведческий музей, сделать их элементом экспозиции. Но это тоже не было сделано.

Если будет принято решение ничего с этим раскопом не делать, нужно призывать к ответу тех саратовских раскопщиков, которые там работали, и потребовать деньги обратно.

— А вот по состоянию на 2017 год, перед затоплением раскопа, все самарские чиновники признали, что на Хлебной площади найдены остатки второй самарской крепости?

— Чиновники признают то, что им выгодно. Напомню, бывший министр культуры Ольга Рыбакова была категорически против того, чтобы признавать найденные нами конструкции частью петровской крепости. И она настояла на том, чтобы этот объект археологического был назван «Старая Самара. Деревянные сооружения, возведенные не позднее середины XIX века».

То есть министерство культуры так иезуитски сформулировало название археологического объекта, чтобы от крепости откреститься. Потому что раскопки крепости Петра I, где он бывал, еще и со своей женой, будущей императрицей, Екатериной, — это знаковое событие, особенно в преддверии 350-летия со дня рождения Петра I (1672 – 1725). А вот какие-то деревяшки, да еще и XIX века — это мелочи, на которые можно не обращать внимания. А археологов она буквально заставила согласиться с этой формулировкой, иначе проведенные ими работы пригрозила не оплатить.

Но вот когда раскопом заинтересовался депутат Хинштейн, привез в Самару министра культуры РФ Мединского, самарские чиновники поняли, что это все-таки вторая самарская крепость. Хотя внимания на ней они все равно старались не акцентировать.

Кстати, даже саратовцы, которых трудно назвать профессионалами, в своем техническом отчете признали, что это крепость времен Петра I.

— Что касается недавней госзакупки, касающейся раскопок на Хлебной площади. У вас есть понимание, в каких границах нужно будет вести работы и будете ли вы участвовать в этом аукционе?

— Мы еще не приняли решения, сейчас ведем переговоры. Условия конкурса очень серьезные и есть понимание того, что все «заточено» под конкретного исполнителя. Тем более, что в конкурсной документации очень много недоработок и неясностей. Что касается границ – в документации по торгам эти сведения полностью отсутствуют.

—Не так давно мы публиковали фотографии с Хлебной площади, на которых видно, что рядом с раскопом ведутся активные земляные работы. Можно ли опознать на этой фотографии, где они находились до того как были засыпаны?

— Да, столб, который стоит посередине кадра, отмечен на следующей схеме. Он как раз в центре того места, вокруг которого проводили раскопки саратовские копатели.

Интересен еще такой момент. На схеме отмечена граница объекта археологического наследия. Но сейчас, судя по фотографиям, на ее территории, со стороны улицы Степана Разина проводятся активные земляные работы.

А проводились ли перед этим археологические работы, никому не известно. А ведь именно по линии улицы Степана Разина проходила граница крепостного вала петровской крепости.

— Возвратимся к закупке. Локация, в которой предстоит работать победителю аукциона, описана очень условно. Это нормально?

— В конкурсной документации указано количество квадратных метров, которые должны быть выкопаны. Но где они находятся, там не уточняется. Поэтому трудно понять предстоящий объем работ.

— Поговорим о засекинской крепости. Какие перспективы у территории завода клапанов в плане археологических раскопок?

— И историки и археологи единодушны во мнении, что большая часть крепости, построенной в 1586 году князем Засекиным находилась на территории уже бывшего завода клапанов. Но пока там не произведены хотя бы разведочные археологические работы, никто не может объявить эту территорию ОКН и поставить его на охрану. Сейчас, в рамках действующего законодательства, никакой крепости на территории завода клапанов нет.

Это прекрасно понимает хозяин этой земли, господин Леушкин (историк по образованию — прим.ред) и археологов он туда не пускает, даже после просьбы депутата госдумы Александра Хинштейна. И в рамках закона он имеет на это право. Он демонтирует наземные сооружения, в землю не вкапывается, а значит, ничего не нарушает.

— И такая ситуация может продолжаться бесконечно долго?

— Бесконечно долго так не будет продолжаться, потому что Леушкин, я полагаю, платит налог на землю. Может платить его из года в год, но зачем? Он может продать этот участок, например, под застройку. Чего он всячески желает. Тогда вся мощь бюрократической машины охраны памятников и негодование общественности обрушится на застройщика.

— Представим, что он его продал и здесь решили построить ТЦ. Археологическую экспертизу нужно будет делать в любом случае, даже несмотря на то, что сейчас у этой территории нет никакого охранного статуса?

— Да. Единственное, чего я боюсь, заключается в следующем. Археологов будет привлекать сам заказчик строительства. И они могут целенаправленно, за определенную мзду, «ничего не найти». О чем и напишут соответствующее заключение.

Территория завода клапанов в апреле 2018 года

— Результат таких археологических изысканий можно опротестовать?

— Можно. Но это очень сложно и требует большого количества времени. А пока заключение будет опротестовываться, строители будут возводить этот самый ТЦ. Так, например, построили «Мегу» на территории мадьярского могильника. Другое дело, что самарские общественники и градозащитники в случае раскопок на территории завода клапанов будут следить за действиями любых археологов. И подтасовать их результаты будет достаточно трудно. А скорее всего – невозможно.

К слову, в 2018 году этот вопрос взял под свой контроль Александр Хинштейн. УГООКН пообещал найти какие-то деньги на раскопки пусть не на территории завода клапанов, раз уж туда не пускает собственник земли, то рядом с ней. Чтобы понять, есть ли там культурный слой. Но все эти деньги потом были брошены на археологические работы в районе строительства Фрунзенского моста.

— Помнится, ДГ писал о сделанных там находках: счетном жетоне и нескольких монетах XVIII века.

— Нет ничего удивительного в факте этих находок. В городской археологии это частые находки. Не хочу принижать их историческую значимость, но мы, археологи, ориентируемся в первую очередь по научным статьям и техническим отчетам. Первых мы еще не видели, вторые нам не доступны. Серьезных научных публикаций в археологическом контексте по этим находкам пока нет.

— Вернемся к, увы, нереализованной идее провести раскопки рядом с заводом клапанов. Несколько лет назад вы закладывали шурфы на территории мельницы купца Соколова, их было немного, а находок достаточно много. Есть ли возможность продолжить раскопки там?

— Да, находок там было очень много. И продолжать раскопки там, очевидно, можно. Но территория эта тоже частная, нужно договариваться с владельцами. Кроме того, нужен источник финансирования.

Собственник в тот раз отнесся к нашим раскопкам не очень позитивно. Мы же нашли все эти культурные слои и сказали, что здесь нельзя ничего делать. Для собственника это лишнее обременение.

— Да, какой-то безрадостный у нас с вами получился разговор.

— Грустный ужасно. Городская археология в целом чрезвычайно интересна, но с другой стороны сопряжена с кучей препятствий. Ведь археологи всем мешают. Мешают зарабатывать быстрые деньги. Тот же Леушкин хотел продать территорию завода и настроить там высоток, обезобразив историческую часть города. Циничный, капиталистический подход. А археологи (вот ведь подлецы!) ему заработать мешают.

И когда в 2018 году начался демонтаж заводских корпусов, то и ВООПИиК и Самарское археологическое общество обращались и к губернатору, и к Путину, и к Хинштейну с просьбой пристально за ним следить. Потому что беспокоились, что собственник земли, мог спокойно взять и весь культурный слой вывезти. Снять его, засыпать щебеночкой, подготовить площадку под строительство. И сказать археологам: «А теперь копайте, что хотите. Ну что, нашли что-нибудь? Нет? А что вы хотите, тут же завод был.»

Хотя когда строился завод клапанов, в 1930-х годах, фундаменты делались не очень глубокими, максимум на 1,5-2 метра. А если судить по нашему шурфу у мельницы Соколова, там глубина культурного слоя — 4,5 метра. То есть даже под фундаментами цехов можно что-то найти. Самые первые исторические слои, самые ранние.

— Зная текущее положение дел с самарскими крепостями, давайте попробуем сделать прогноз, что, при самом благоприятном исходе, может их ждать в 2019 году?

— Что касается петровской крепости, сейчас объявлены торги на производство археологических работ. Но они будут, насколько я понимаю, вне территории, на которой находилась сама петровская крепость. Что с ней сделают при строительстве развязок Фрунзенского моста я не знаю. Вчера был там с выездным заседанием Самарской губернской думы, но там столько всего, что я уже и территорию то не узнаю. Строительство идет по полной программе.

А что касается крепости князя Засекина, то тут мы готовы даже бесплатно поработать. И студентов организовать, хотя бы на первом этапе. Но конечно это должно быть в первую очередь политическим решением. Губернатор должен сказать: «Да, я хочу это сохранить!». Чтобы что-то там сделать, должно быть прежде всего желание у первых лиц. Должно оно, по идее, появиться и у владыки Сергия. Ведь там стояли первые самарские церкви. И первый кафедральный собор.

Самара-1881г-альбом-003

— То есть нам по большому счету остается только ждать какого-то решения в высших эшелонах власти?

— Не только ждать. У нас остается еще возможность еще в очередной раз заострить этот вопрос. Напомнить губернатору, депутату Хинштейну, всему депутатскому корпусу области и города, что неравнодушные, активные горожане хотят разрешения этой проблемы. И разрешения положительного.

Следите за нашими публикациями в телеграме на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook

comments powered by HyperComments