КЛАССНОЕ ЧТЕНИЕ

Книги про город, которые стоит прочитать горожанину

 714

Автор: Евгений Нектаркин

Издательский проект Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» уже несколько лет выпускает бумажные и электронные книги, посвящённые проблемам архитектуры, дизайна и городского развития. За это время выпущена объемная библиотека и накоплен богатый опыт преображения городского пространства, которым мы спешим поделиться с читателями, а среди них, как мы не без оснований полагаем, есть активные горожане.

ДГ совместно магазином дизайнерских вещей «Всё другое» запускает серию публикаций глав из книг, выпущенных издательством Strelka Press.

Сегодня мы публикуем отрывок из бестселлера американского экономиста, автора теории креативного класса Ричарда Флориды «Кто твой город? Креативная экономика и выбор места жительства».

Книга отвечает на вопросы: «Почему самые мобильные люди в истории человечества, которые могут выбирать из невероятно разнообразного меню мест, расположенных в различных регионах и странах, предпочитают жить в тех или иных городах?», «Почему именно в городах?». Книга посвящена проблемам выбора места жительства, соответствующего возрасту, работе, стилю жизни и прочим предпочтениям.


Пики и равнины

В прошлом города одной страны или одного региона конкурировали за инвестиции и талантливых людей с другими городами той же страны или того же региона. Теперь соревнуются друг с другом места по всему миру. И самая острая конкуренция – за умных, предприимчивых людей, склонных к инновациям.

В ландшафте мира пиков можно выделить четыре типа мест. В первую группу входят сравнительно немногочисленные места, где рождаются инновации. Это самые высокие пики. Они притягивают одарённых людей со всего света, генерируют новое знание и производят львиную долю мировых инноваций. Благодаря всевозрастающей эффективности международных коммуникаций и перевозок идеи циркулируют между этими местами легко и непрерывно.

Вторая группа включает регионы, которые пользуются чужими инновациями и чужой креативностью, часто импортируемой, для производства товаров и услуг. Это растущие пики. Некоторые из них (Дублин, Сеул, возможно, также Сингапур и Тайбэй) превращаются в места, которые не только используют знание, но и генерируют его. Впрочем, большинство таких мест функционирует в глобальной экономике XXI века прежде всего в качестве центров материального производства и сервиса. От Гвадалахары и Тихуаны до Шанхая и Филиппин, люди в таких регионах работают на фабриках и отвечают на звонки, обслуживая подлинные двигатели инноваций.

Третья группа состоит из мегаполисов развивающегося мира, в которых концентрация населения высока, но экономическая активность недостаточна, чтобы прокормить такое количество людей. Многие из этих мегагородов обезображены огромными «глобальными трущобами», где живут нищие и бездомные, общественная и политическая обстановка там очень нестабильна, а экономической активности почти нет. Такие места, которые все более отрываются от глобальной экономики, мешают радоваться тому, что мир стал плоским, – «плоский» он лишь для везучего меньшинства.

Наконец, в мире пиков есть большие равнины – сельские территории и обширные пространства, которые почти не связаны с мировой экономикой, где концентрация населения невелика, а экономическая деятельность выражена слабо. За последние два десятилетия мир не стал более плоским, – основное различие в том, что пики теперь сильнее разбросаны по миру, причем число уже имеющихся или растущих пиков (центров производства и сервиса) увеличивается, а сами они смещаются. Большую часть XX века львиная доля мировой экономики (и инновационных пиков) приходилась на США, и потягаться с ними могли разве что отдельные места в Европе и Японии. Но с тех пор США лишились ряда пиков, поскольку утратили свое значение такие индустриальные столицы, как Питтсбург, Сент-Луис и Кливленд.

XES2QoNLeJk

В то же время выдвинулись вперед различные регионы Европы, Скандинавии, Канады и Тихоокеанского региона. Кто-то скажет, что мир сегодня кажется плоским из-за сокращения экономической и социальной дистанции между пиками. Люди, живущие в пиковых местах, часто связаны с жителями аналогичных мест теснее (даже если между ними полмира), чем со своими ближайшими соседями. Упрочению этих верхушечных связей способствует высокая мобильность креативного класса, численность которого во всем мире составляет около 150 миллионов человек.

Эти люди вовлечены в глобальную технологическую систему и глобальный рынок труда, что позволяет им свободно мигрировать между городами-лидерами. Хотя сам по себе мир отнюдь не плоский, он может казаться таким привилегированному меньшинству из-за плотности связей, соединяющих пики.
Исследование, выполненное в Брукингском институте демографом Робертом Лэнгом и урбанистом Питером Тейлором, посвящено соединительной ткани, связывающей воедино мировые пики, а также растущей экономической и социальной дистанции, отделяющей пики от равнин. Лэнг и Тейлор выделили сравнительно небольшую группу взаимосвязанных городов-лидеров – Лондон, Нью-Йорк, Париж, Токио, Гонконг, Сингапур, Чикаго, Лос- Анджелес и Милан. Также была выделена более крупная группа агломераций, которые слабее связаны с мировой экономикой.

Статья о глобальных финансовых рынках в журнале The Economist за 2007 год содержит схожие выводы. Хотя технологический бум значительно упростил международные финансовые операции, крупнейшие финансовые центры мира более, чем когда-либо, кластеризованы и оторваны от других центров. Автор статьи задается вопросом: «С чего финансистам жить и работать в забитых пробками городских джунглях с их дороговизной? Благодаря широкополосному интернету, мобильным телефонам и Blackberry они могут работать практически откуда угодно». Но Лондон, Нью-Йорк и Токио, как и растущие центры вроде Гонконга и Сингапура, все крепче держат мировые финансы в кулаке.

«В отличие от средневековых городов-государств, обнесенных стенами, нынешние финансовые центры все больше зависят от связей друг с другом, – продолжает автор статьи. – Технологии, мобильность капитала и повсеместное дерегулирование рынков создали оживленную, быстро растущую сеть. Пока один город спит, другой бодрствует, так что торговля ведется круглосуточно. Число сделок между финансовыми центрами в последнее время выросло, поскольку инвесторы диверсифицировали регионы и виды активов».

Вот очередное доказательство взаимосвязанности пиков, оборотной стороной которой является растущий экономический и социальный разрыв между ними и остальным миром. Концепция мира пиков предполагает совсем другие геополитические и экономические выводы, нежели идея «плоского мира».


Этот бестселлер, а также другие книги издательства Strelka Press можно приобрести в магазине дизайнерских вещей «Всё другое».