ЗОНА ОТЧУЖДЕНИЯ

Участники международной конференции об экономике старой Самары, псевдогороде и земляной крепости

 834

Автор: Редакция

30 сентября и 1 октября в Самаре прошла франко-российская конференция «Сохранение наследия и развитие городов». Сегодня мы публикуем доклады российских экспертов в области городской экономики, архитектуры, археологии, культурологии и городского активизма.  


Елена Короткова

“Том Сойер Фест и государство”

“Сохранение исторической среды с точки зрения девелопера — это провал рынка. В краткосрочной перспективе для инвестора ничего интересного в этой деятельности нет — лишь дополнительные нагрузки. Реставрация в этом смысле близка к таким вещам, как оборона или уличное освещение. Девелоперу проще выйти в чистое поле и построить там многоэтажный дом, чем заниматься реставрацией памятников архитектуры.

В итоге никто, кроме государства, в рыночной модели не защищает историческое наследие городов. Но в этом процессе могут участвовать организации, для которых прибыль не является главной целью деятельности».

Подробнее:


Сергей Малахов и Евгения Репина

«От псевдогорода к городу. Опыт научных и проектных разработок»

«Нас очень удивляет, что в “Стратегии Самары-2025” пространственное развитие города, образно говоря, задвинуто в угол. Бизнес, культура, туризм, социальная жизнь, другие тренды и направления сформировали самодостаточные блоки, а пространство города, представление о роли архитекторов, урбанистов в этой дискуссии было выявлено невнятно. И мы всё время боролись за право назвать пространственную стратегию в качестве основополагающей. В конце концов, всё, что происходит в нашей жизни, происходит в пространстве.

Мы всё время говорим о планировании городов, о роли, которую играет та или иная организация. Но мы забываем о естественных процессах, которые влияют на его развитие, не обращаем внимания на то, что в жизни города происходит само по себе.

Что такое настоящий город? Город — это живая ткань, которая возникает в силу исторических обстоятельств и развивается на основе порой очень простых вещей. Такой простой жизнью, например, является жизнь людей в квартале, живших здесь когда-то, живущих здесь и намеренных жить здесь всегда».

Подробнее:


Дмитрий Храмов

“Развитие каркаса культурного ландшафта — катализатор развития города”

«Сложность работы с общественными пространствами заключается не столько в юридических и экономических аспектах, сколько в ментальных и психологических.

Общественное пространство в российском городе традиционно воспринимается как чужое и как бы не существует для коммуникации посторонних людей, для восприятия мира, реализации своих интересов и самопрезентации.

Основная проблема общественных пространств в наших городах — это отчуждение, потеря чувства своего места, потеря идентичности за пределами квартиры. Городская среда не считается комфортным местом для общения, это лишь транзит из одного места в другое.

Выявление уникальности общественного пространства как качественной характеристики культурного ландшафта города положено в основу методики исследовательской деятельности нашей мастерской«.

Подробнее:


Андрей Кочетков

Об итогах “Том Сойер Феста” за два года

«Почему мы считаем деревянную застройку очень важной? Купеческая каменно-деревянная застройка — это уникальная российская черта, тип застройки города, в отличие от модерна или классицизма, которые мы встречаем в странах Европы.

Власть не понимает, что делать с деревянной застройкой исторической части города. Для администрации — это головная боль, ветхое аварийное жильё, постоянное поле для политических спекуляций. Бизнес в старом центре видит строительные площадки. Жители ждут доброго волшебника, который придёт и всё сделает.

Мы пытаемся объединить эти силы для того, чтобы актуализировать проблему сохранения исторической среды».

Подробнее:


Андрей Чернов

“Количественные методы исследования и моделирования развития городов”

«Мы на пути от индустриальной экономики к постиндустриальной, и стратегии развития городов в России выглядят очень примитивно: индустриальная — “хорошо работаем — много получаем”, постиндустриальная — “хорошо, интересно живём, приходит креативная экономика, закручивается производство”.

Стратегия Самарской области построена по индустриальному принципу: развитие производства, нефтехимия “много работать — хорошо жить”. При этом непонятно, чем мы отличаемся от других регионов, которые имеют такую же стратегию.

Стратегия Самары ближе к постиндустриальной — давайте вложимся в человека, в его ценности, в городскую среду, и субъекты креативной среды сгенерят нам новое производство.

Мы можем долго говорить с вами о том, что надо делать, но идея, как говорил В.И. Ленин, только тогда становится силой, когда она овладевает массами. Поэтому если Виталий Эдуардович (Стадников — прим. ред.) убедит проводницу вагона Москва — Самара в том, что нужно вкладывать в квартал в историческом центре, а не сносить.

Вопрос: как это сделать? Как убедить Кузьмича из соседнего подъезда в том, что благоустройство двора, в котором он живет, как-то влияет на его жизнь?»

Подробнее:


Елена Бурлина

“Гений места — главный экономический потенциал города”

«Думаю, что будет уместно поговорить о человеческом потенциале как о параметре городской экономики. Мы часто слышим о планах развития — космос, туризм и т. п., но кто же будет это всё осуществлять? Если мы мы не планируем развитие человеческого потенциала, то как-то грустно представлять себе последствия этих планов.

Без человеческого потенциала, который на языке культурологии называется гением места, подвижниками — без них дело не пойдёт.

Наша культурологическая школа занимается исследованием имиджа городов, трансформацией постсоветского города. У кого-то это получилось в силу того, что в одном месте оказалось большая концентрация этого экономического потенциала или гения места. Речь идёт о людях, которые в пространстве разных городов оказались ведущими, двигателями гуманитарных идей своего времени.

Приведу в пример творчество Вагана Каркарьяна, который провёл большую работу, открыл многим жителям Самары старый город. И пусть его гравюры кому-то покажутся кичем, но масса людей полюбила старую Самару благодаря его работам. Это миссия, которую можно сравнить с работами Уильяма Тёрнера, “придумавшего” лондонские туманы. Этот замечательный художник рисовал открытки со старым обшарпанным Лондоном середины XIX века. И каждый приличный человек, приезжавший в Лондон, покупал эту открытку и отправлял в Вену, Санкт-Петербург, а может быть, в Самару. Замечательные, приземлённые открытки Тёрнера сыграли колоссальную роль в перестройке образа Лондона. Это классический пример роли человеческого потенциала в переустройстве, переинтонировании, модуляции образа города».

Подробнее:


 Эдуард Дубман

Земляная крепость в Самаре и другие оборонительные сооружения региона в конце XVII — начале XVIII веков

«Земляная крепость в Самаре и другие оборонительные сооружения региона возникли в конце XVII — начале XVIII веков. В этот период происходит смешение различных направлений в отечественной крепостной фортификации. Европейские новации интенсивно проникают в российское оборонительное зодчество. Возникает многообразие вариантов, обусловленное потребностями защиты от конкретного защитника для каждого региона. В это время происходит активное строительство различного вида крепостей на юго-восточных рубежах европейской России.

Были основаны Сызрань и Кашпир, Россия утвердилась в Приазовье, построены Дмитриевск, Петровск и другие города. На правобережье Волги до Саратова сложилась система монастырских городков. В Заволжье в 1703 году возводятся Сергиевск, Алексеевск. Менее чем за четверть века в этой части России появилось более 15 городков и острогов».

Подробнее:


Николай Лифанов

“Археологические исследования на территории Хлебной площади в 2013-2014 годах”

«Раскопки на территории современной Хлебной площади — это первый современный опыт работ по систематическому изучению культурных слоёв в исторической части Самары. Несмотря на расхожее в СМИ мнение о том, что раскопки предполагали поиск древней Самары, изначально такой цели не ставилось.

Главная цель раскопок — оценка сохранности культурного слоя с вероятной фиксацией сооружений XIX и, возможно, XVIII столетий.

Под слоем городских отложений обнаружена самая интересная находка — мощная конструкция, состоящая из деревянных сооружений, перекрытая земляной насыпью. Конструкция занимает почти всю площадь раскопа. Она представлена тремя основными формами — бревенчатые клети, выявленные в северной и южной частях раскопа. Двойная стена с песчаной засыпью, отделяющая северную часть клетей от расположенного южнее помоста. И собственно деревянный бревенчатый помост».

Подробнее:


Мария Храмова

«Концепция развития историко-архитектурного и археологического парка”

«Хлебная площадь — место рождения города, и мы надеемся, что это будет местом возрождения города. Сейчас это городское образование является зоной отчуждённости и заброшенности. Оно стало своеобразной окраиной относительно центра города. Речь идёт о территории за улицей Венцека, которое мы привыкли как единое целое.

Эта часть обладала всеми качествами полноценного города, всеми функциями обладала — административной, образовательной, культурной и промышленной. До начала XX века. Поэтому это пространство требует комплексного подхода. Концепция основана на таком феномене, как культурный ландшафт города, который рассматривается как структурное и цельное образование, осваивается утилитарно, имеет природные и культурные компоненты. Культурный ландшафт города — это неразрывная среда, в которую нельзя вторгаться отдельными заплатками и частями.

Основа концепции — это развитие уже существующих пространств на территории Хлебной площади и потенциальных, которые необходимы для создания полноценного комплекса возобновления жизни на этом пространстве».

Подробнее:

Доклад Виталия Стадникова о поиске циклического возбуждения лежит здесь. О том, что думает Главный архитектор области Анатолий Баранников о сохранении исторического наследия читайте по ссылке.