ЗЕМЛЯ МЕРТВЫХ

В Самаре разгорается скандал вокруг кладбища с видом на Гагарин-центр

 1 835

Автор: Евгений Нектаркин

Земля в Самаре — дорогое удовольствие. Не верите? Попробуйте приобрести себе кусочек. Возможно, при жизни у вас этого не получится. Но не отчаивайтесь, после того, как вы отправитесь в Валгаллу, райские кущи или другие заповедные места, в зависимости от вероисповедания и образа жизни, ваше тело непременно закопают где-нибудь на окраине Самары. Ну или не на окраине — это уж как договоритесь. Главное, не пускать это дело на самотек и еще при жизни подумать не только о душе, но и о теле, присмотрев ему место поближе к центру города. Например, на кладбище “Сорокины хутора”, о котором и пойдет сегодня речь.


С кладбищами у нас напряженка. По данным Википедии, их в Самаре аж 16. Но при этом захоронения на общих основаниях (не в могилу родственника) осуществляются только на одном — “Южном”, расположенном в окрестностях Новокуйбышевска. Крематория в нашем городе-миллионнике тоже нет и, судя по всему, не будет.

И вот на этом фоне появилась информация о том, что в администрации города прошло совещание по кладбищу “Сорокины хутора”, закрытому несколько лет назад определением областного суда. Из копии протокола совещания, оказавшегося в распоряжении редакции ДГ, следует, что глава администрации Олег Фурсов поручил ряду лиц провести инженерные изыскания с последующей подготовкой проекта расчетной санитарно-защитной зоны кладбища и завершить установку ограждения в сторону вышки «Орион».

Казалось бы, можно только порадоваться — сделают наконец проект санитарно-защитной зоны и убедятся в том, что расширять кладбище, расположенное в непосредственной близости от жилья (до 20 метров), нельзя, возведут забор и избавят жителей дачного массива от мрачного вида на кресты и могилы.

Однако жители Сорокиных хуторов, в данном случае речь идет о населенном пункте, не питают этих иллюзий. Поводом для проведения совещания послужило обращение инициативной группы граждан, среди которых ветеран войны и другие почтенные горожане. У этих людей на кладбище похоронены родственники, и они весьма резонно уповают на свое право после смерти быть захороненными в их могилы. Законодательством РФ это не запрещается (при соблюдении ряда условий) и повсеместно практикуется.

Инициативной группе вторит первый заместитель главы города Владимир Василенко, который в эфире одной из телевизионных программ насчитал 24 тысячи граждан, чье право быть захороненными в могилы родственников на этом кладбище нарушено при общем количестве захоронений равном 8000.

Жители не без оснований полагают, что если будут разрешены захоронения в могилы родственников, на кладбище будут производить новые захоронения по всей территории. За деньги. Очень большие.

К слову сказать, кладбище это расположено в лесном массиве по правую руку от улицы Демократической, если выезжать из города. Место, можно сказать, перспективное и престижное — совсем недалеко строится стадион «Cosmos Arena», а в непосредственной близости по инициативе губернатора аккурат к чемпионату мира возведут опору и надежду отечественного образования и фундаментальной науки технопарк “Гагарин-центр”. Проект планировки территории этой территории, наложенный на Яндекс.Карту, можно посмотреть по ссылке. Но обо всем по порядку.

Председатель общественного совета Больших и Малых Сорокиных хуторов Тамара Васильевна Чекрыгина и местный житель Екатерина Андреевна Северина посвятили нас в историю вопроса и противостояния дачников с администрациями кладбища и города.

Екатерина Андреевна:

— До 1997 года это кладбище было поселковым погостом и находилось за оврагом. Там было 20 могил, запущенных и заросших. Никто его всерьез не рассматривал. Даже жители, постоянно проживавшие на хуторе, хоронили своих умерших родственников на других кладбищах.

— В 1997 году на кладбище стали хоронить, и оно поползло в разные стороны. За несколько лет оно разрослось на 2,8 гектара и приблизилось к нашему массиву. Мы стали писать во все инстанции. Из администрации города исправно приходили письма за подписью заместителя главы администрации В.А. Василенко о том, что свободные захоронения ограничены, установлен строгий контроль и все такое. Но продолжали хоронить и не только в родственные могилы. Я могу вам показать целый массив кладбища, на котором все захоронения датированы после 2000 года.

Тамара Васильевна:

— Поймите, мы не против кладбища. Мы за соблюдение закона — нельзя размещать кладбища под окнами у людей. Только в малом Сорокином хуторе 86 жилых домов, в Большом их около полутора тысяч. Многие здесь живут круглый год, а на лето приезжают дети, внуки. У нас тут можно самый настоящий пионерский лагерь организовывать. Но не должны дети расти в окружении могил, это ведь и на психике может сказаться.

— Наше противостояние длилось несколько лет: нам перекрывали дорогу, ведущую через кладбище в поселок, пытались в суде доказать, что наши строения построены самовольно и незаконно. Мы в свою очередь обращались в прокуратуру, потребнадзор, Росреестр, управление кадастра. Активная борьба продолжалась до тех пор, пока, наконец, в 2009 году мы не выиграли суд.

Прокурор города в интересах жителей Сорокиных хуторов обратился с заявлением в Ленинский районный суд. Суд после разбирательства пришел к выводу, что кладбище не соответствует требованиям Федерального закона “О погребении и похоронном деле” — захоронения производятся ближе, чем в 300 метрах от жилья. Кроме того, кладбище находится на территории городского леса, использование которого для размещения мест погребения запрещено Лесным кодексом РФ. К тому же оно не соответствует этическим, санитарным и экологическим требованиям, предъявляемым к местам захоронения умерших, и постановил прекратить захоронения, за исключением захоронений в могилы родственников.

Администрация кладбища обжаловала это решение в областной коллегии судей, однако эта судебная инстанция также оказалась на стороне жителей — постановив любые захоронения запретить, а кладбище закрыть, после чего было издано постановление администрации города о прекращении деятельности кладбища “Сорокины хутора”.

Продолжает Екатерина Андреевна:

— После этого решения суда все затихло. Тут началась предвыборная кампания кандидатов в мэры города, и решение вопроса с кладбищем было одним из предвыборным обещаний Дмитрия Азарова. По его инициативе территория кладбища была размежевана на два участка: занимаемый захоронениями и свободный от захоронений. А мы в свою очередь добились внесения изменений в генплан города и вышли на общественные слушания с тем, чтобы изменить зонирование этой территории с зоны ПК-1, разрешающей размещение кладбища, на Р-3 — зону природных ландшафтов.

Hutora2
Снимок с генерального плана Самары с пояснениями ДГ. Источник снимка: Сайт городской думы г.о. Самара

 

— Решением городской думы целевое назначение этого земельного участка было изменено. Теперь на участке, свободном от захоронений, можно организовать лесопарк, прогулочные аллеи, оборудовать места для пикников, развивать инфраструктуру для отдыха на природе, но не кладбище. На генплане эта территория также разбита на два участка.

Тамара Васильевна:

— Мы уже было успокоились, и вдруг начинаются работы. Начинают расчищать лес от молодняка. Спрашивается: зачем? Это же лес! Ставят забор, огораживая в том числе часть кладбища, свободную от захоронений. Причем мы ранее сами обращались с просьбой поставить забор по границе кладбища. Нам отказали, потому что это лес, его огораживать нельзя. А сейчас, значит, можно.


Можно или нельзя ставить забор и размещать кладбище в лесу, редакции ДГ рассказал руководитель общественной организацию «Зеленая лига» Сергей Симак:

— Это старое кладбище закрыто по решению суда. Между этим кладбищем и вышкой «Ориона» есть участок леса около 4 га, который решением городской думы отнесен к зоне природных ландшафтов, в которой размещение кладбища не допускается.

— Сейчас проводить на кладбище какие-либо работы, в том числе устанавливать забор, незаконно.

— Для того, чтобы продолжить захоронение на этом месте, необходимо вновь сменить зонирование. Для чего придется проводить публичные слушания, убеждать комиссию по застройке и землепользованию, получить рекомендации главы города и добиться решения городской думы. Я уверен, что при попытке провести общественные слушания по этому вопросу придет огромное количество людей, которые по какой-то странной причине не хотят жить на действующем кладбище.

— Ну и последнее: в Самаре почти не осталось лесов, потенциально пригодных для отдыха людей и создания лесопарков. Поэтому размещать в этом месте кладбище глупо и неверно.

кладб11111

На наш запрос, адресованный руководству спецкомбината ритуальных услуг, в ведении которого находится кладбище, о том, планируется ли возобновление захоронений на участке, свободном от захоронений, мы получили уклончивый ответ, подписанный и.о. директора Шепсом О.Г., что в компетенцию предприятия не входит принятие решения о возобновлении захоронений.


Начальник отдела надзора по коммунальной гигиене управления Роспотребнадзора по Самарской области Ирина Матюнина так прокомментировала сложившуюся ситуацию:

— Санитарные правила, которые действуют в России, говорят о том, что любое кладбище должно отделяться от жилой застройки санитарно-защитной зоной. Кладбище, о котором идет речь, сложилось стихийно во времена, когда никаких санитарных норм не существовало. Но нарушать санитарные правила нельзя, поэтому наше ведомство совместно с прокуратурой добились в суде запрещения захоронений.

— Новые захоронения они совершать не имеют права, а вот забор поставить могут, как и проводить другие работы по благоустройству, не связанные с захоронением.


Екатерина Андреевна:

— Самарский областной суд по иску управления Роспотребнадзора пришел к выводу, что территория кладбища на 70% занята захоронениями и хоронить там больше нельзя. Теперь Василенко говорит о том, что на кладбище можно разместить еще 24 тысячи человек. Где он собирается хоронить этих людей? Конечно, на территории, свободной от захоронений.

— Причем мы это уже проходили. Перед тем как обратиться в суд в 2009 году, прокурор вынес в отношении администрации города представление об устранении нарушений. И администрация города издала Постановление № 303, разрешающее только родственные захоронения. Так вот, проверкой было выявлено, что за короткий промежуток времени было произведено 42 родственных и 72 новых захоронения, после чего областная коллегия судей обязала администрацию города закрыть кладбище для захоронений всех видов.

Жители Сорокиных хуторов уверены, что обращение инициативной группы используется лишь как предлог для того, чтобы получить формальное разрешение на захоронения на этом кладбище. Имея богатый опыт борьбы за свои права, они не теряют ни дня — заявления на имя прокуроров города и области, губернатора и президента РФ уже подписаны и направлены адресатам.


А совсем недалеко от входа на кладбище стоит безымянный склеп и терпеливо ждет своих обитателей, всем своим видом показывая, что основная битва за кладбище еще впереди.

_DSC0354