Поражает органы дыхания

Как город, государство и волонтеры измеряют чистоту воздуха: карта постов наблюдения, кампании добровольцев и «неучтенные вещества» в Волгаре

 548

Автор: Евгений Золотухин

Самарский метеоцентр ведет с мэрией Самары переговоры о возобновлении финансирования дополнительных пунктов наблюдения за качеством воздуха. После того, как администрация Олега Фурсова закрыла пять из 15 таких точек, Красноглинский район остался без наблюдения, а один пункт в Куйбышевском районе не может справиться с проблемами всего района. ДГ выяснил, что происходит с системой контроля воздуха в Самаре и как за его качеством следят государство, город и волонтеры.

На что жалуются жители

— Люди просто задыхаются, особенно летом. Выбросы происходят поздно вечером или ночью, когда все спят, а в жару окна нараспашку — для проветривания. Пик жалоб приходится на лето и осень. При юго-западном и западном ветре все выбросы идут прямо на наши дома, а пост наблюдения расположен так, что не фиксирует это. Поэтому достоверной информации о загрязнении воздуха на севере Куйбышевского района сейчас нет.

Марина Малахова живет в новом микрорайоне Волгарь в Куйбышевском районе. Она активный участник группы местных жителей, которые пытаются добиться от власти решения многочисленных бытовых проблем микрорайона: строительства дороги, ливневой канализации, включения внутриквартального освещения, улучшения качества воды и воздуха.

Именно Куйбышевский район назвала самым проблемным из всех районов города общественная комиссия по вопросам охраны окружающей среды при Самарской губернской думе, насчитав за 2018 год более 40 обращений жителей из района — все с жалобами на запах. Из 83 случаев превышения ПДК опасных веществ в воздухе, зафиксированных Приволжским УГМС в 2019 году, 52 приходятся на Куйбышевский район.

Но это только зафиксированные случаи. Жители микрорайона утверждают, что реально выбросов было гораздо больше. Но в отличие от разбитой дороги или луж по колено, зафиксировать эту проблему трудно. Дело в том, что измерять качество воздуха в Волгаре и рядом с ним нечем.

Где и чем в Самаре измеряют качество воздуха

В Самаре ежедневно проверяют чистоту воздуха по 27 показателям, оперативные данные мониторинга каждый день публикуют на сайте Приволжского УГМС. До 2016 года в Самаре было 15 пунктов наблюдения (ПНЗ), пять из них содержал город — в рамках муниципальной «Экологической программы городского округа Самара» на 2013-2015 годы. За три года администрация города выделила на эти посты почти 5,5 млн рублей.

О причинах закрытия пунктов наблюдения в рубрике «Вопрос-ответ» на сайте ведомства рассказали сами сотрудники Приволжского УГМС.

«До 2004 года в Самаре действовало 10 стационарных ПНЗ, финансируемых за счет средств федерального бюджета. Позднее, с 2004 года по 2015 год, по соглашению с администрацией Самары было дополнительно открыто 5 пунктов, которые финансировались из средств городского бюджета. Начиная с 2016 года в связи со сложной экономической ситуацией в стране данные пункты поочередно были закрыты, и в настоящее время степень загрязнения атмосферы контролируется в областной столице на 10 стационарных ПНЗ, расположенных практически во всех административных районах городского округа.» — писала ведущий специалист Центра по мониторингу загрязнения окружающей среды Тамара Солнцева в августе 2018 года.

Количество постов наблюдения регламентирует документ, принятый еще в СССР. Оно зависит от числа жителей города, рельефа и степени индустриализации. Для города-миллионника 10 пунктов — необходимый минимум.

«1 пост — до 50 тысяч жителей; 2 поста — 50-100 тысяч жителей; 2-3 поста — 100-200 тысяч жителей; 3-5 постов — 200-500 тысяч жителей; 5-10 постов — более 500 тысяч жителей; 10-20 постов — более 1 млн жителей. Количество постов может быть увеличено в условиях сложного рельефа местности, при наличии большого количества источников загрязнения, а также при наличии на данной территории объектов, для которых чистота воздуха имеет первостепенное значение (например, уникальных парков, исторических сооружений и др.)». — РД 52.04.186-89, руководство по контролю загрязнения атмосферы.

Другие российские города-миллионники Росгидромет оснащает пунктами наблюдения, как и Самару, строго в рамках нормативов: Казань и Нижний Новгород обходится десятью постами наблюдения, в Екатеринбурге работает восемь. Столько же постов в Тольятти.

Теоретически Росгидромет мог бы увеличить количество пунктов. Норматив — «10-20 постов — более 1 млн жителей», в Самаре живет 1,16 млн. Но, как сообщает Приволжский УГМС, «в ближайшее время со стороны Росгидромета открытие новых ПНЗ не планируется в связи с постоянным сокращением выделяемых на это государственных средств».

На карте зеленым отмечены действующие пункты УГМС, красным — неработающие городские. Последние данные с каждого поста можно посмотреть здесь.

Чем дышат жители Куйбышевского района

В Волгаре часто жалуются на выбросы дурно пахнущих веществ и винят в порче воздуха находящиеся рядом городские очистные сооружения и нефтеперерабатывающий завод.

«В Куйбышевском районе было зафиксировано два случая высокого загрязнения атмосферы веществами третьего класса опасности — ксилолом (20,5 ПДК) и этилбензолом (20 ПДК) (ПДК — предельная допустимая концентрация — прим. ред.). Кроме того, здесь наблюдалась разовая концентрация сероводорода, превысившая гигиенический норматив в 7,3 раза», — говорится в экологическом бюллетене-2018, подготовленном Приволжским УГМС.

По словам Марины Малаховой, 2018 год был особенно тяжелым.

— Проблема в том, что у нас нет круглосуточной службы, которая могла бы реагировать на выбросы — все работают по будням, с девяти до пяти. На отработку жалобы уходит где-то 2-3 дня, а запах держится несколько часов. К тому же, на посту наблюдения замеры делают четыре раза в день с промежутком в шесть часов, и предприятия знают этот график. Если выброс произошел в период с часа ночи до семи утра — в этот момент никто не проверит. Пользуются этим. Мы пытались достучаться до властей, проблему можно решить, если проверять воздух каждый час, или запустить мобильную лабораторию, которая сможет оперативно приезжать и брать пробы.

После жалоб жителей природоохранная прокуратура и региональный Росприроднадзор провели внеплановую проверку на предприятиях в Куйбышевском районе. По словам Марины Малаховой, там были обнаружены «неучтенные вещества»: стирол, изопропиленбензол и циклогексанол. В списке загрязнений, которые отслеживают посты УГМС, этих названий нет.

Стирол — вещество второго класса опасности. Обладает раздражающим, мутагенным и канцерогенным эффектом и очень неприятно пахнет. При хронической интоксикации поражает нервную систему, систему кроветворения и пищеварительный тракт. Нарушает обмен веществ. Может привести к бесплодию (у женщин).

Изопропиленбензол — вещество четвертого класса опасности. Вызывает кашель, головокружение, сонливость, боль в горле, головную боль, потерю сознания, сухость кожи, покраснение глаз. Может вызывать изменения в системе кровообращения, поражает органы дыхания, почки.

Циклогексанол — вещество третьего класса опасности. Вредит нервной системе. Вызывает головные бо­ли, раздражение глаз, носа и горла.

Руководство Пpиволжского УГМС просит администрацию Самары выделить средства на установку пункта наблюдения в Волгаре, но пока диалог государственных экологов с городскими властями находится на начальной стадии.

— Да, мы ведем переговоры по пункту наблюдения в Волгаре, но пока рассказывать особенно не о чем, — сказала руководитель центра мониторинга окружающей среды Приволжского УГМС Наталья Бигильдеева.

Она также уточнила, что в среднем один стационарный пост обходится примерно в 800 тысяч рублей в год. Деньги вроде бы небольшие, но даже их город не выделяет — экологическую программу он за последние четыре года сократил в четыре раза.

На что город тратит деньги по экологической программе

С 2016 года Самара перестала финансировать свои пункты наблюдения, а в новой редакции экологической программы — на 2017-2019 годы — они не упоминаются вообще. Скорее всего, это связано с тем, что на экологию в целом городские власти стали тратить в четыре раза меньше: общие расходы программы на 2013-2015 годы составили 245 млн рублей, аналогичный показатель на 2017-2019 годы пока составляет 62 млн рублей.

Более 80% (52 млн руб.) от всех средств, которые предусматривает документ, уходят на сбор и вывоз мусора с водоохранных зон — с земли, которая прилегает к рекам и озерам.

Часть проблем переложили на районные власти, но в списке экологических мероприятий, рекомендованных городским районам, нет постов наблюдения за воздухом — речь идет в основном об уборке территории, незаконных свалках, деревьях и траве.

Нет ПНЗ и в таблице мероприятий, которые рекомендуют включить в программу в будущем. Но есть «создание и размещение на телеэкране интерактивной программы (спик-шоу), посвященной проблемам экологии и реализации экологической программы».

Шансы на расширение экологической программы появлялись у города во время подготовки к ЧМ-2018: первоначальные версии областной госпрограммы подготовки включали большой экологический блок, в частности, закупку двух мобильных лабораторий, очистку территории возле села Рождествено от выливаемых спиртзаводом отходов производства. По мере реализации программы экологический план ужимался, к 2018 году две лаборатории превратились в одну, а в феврале 2018 года экологию вообще вычеркнули из программы.

Но требования FIFA надо было выполнять, и город арендовал у УГМС мобильную лабораторию на время мундиаля, за 2,2 млн рублей. С ее помощью экологи шесть раз в день проверяли качество воздуха у стадиона «Самара Арена», в фан-зоне на площади Куйбышева и на набережной.

Депутат думы Самары, председатель комитета по развитию городской инфраструктуры, ЖКХ и экологии Павел Чумак рассказал, что пока вопросы финансирования муниципальных ПНЗ на заседаниях не поднимались.

— Согласно существующему законодательству вопросы экологического контроля находятся в ведении федеральных структур. Мониторинг ведется, ежегодно мы в думе заслушиваем отчеты замдиректора департамента городского хозяйства по этому профилю: были ли нарушения, сколько их было, сколько штрафов собрали. Это обязательно происходит. О муниципальных пунктах наблюдения за загрязнениями воздуха я за время работы депутатом и председателем комитета не слышал. По мониторингу — сейчас город его не ведет, но происходит регулярный обмен информацией и взаимодействие с центром мониторинга самарского отделения Росгидромета. Если что-то можно сделать, городские власти реагируют, выезжают на места. Что касается Волгаря, там есть пункт наблюдения, принадлежащий нефтеперерабатывающему заводу. Он работает, но, возможно, не позволяет в полной мере отразить ситуацию, потому что проверяет воздух не на все вещества, — сказал Павел Чумак.

Что показала 31 трубка Палмса

В 2018 году волонтеры Greenpeace провели собственные исследования в восьми городах России, в списке есть и Самара. Качество воздуха измерили только по одному показателю — диоксиду азота, который раздражает дыхательные пути в небольшой концентрации и приводит к отеку легких в высокой.

Координатор исследования Greenpeace в Самаре Артур Станкевич рассказал, что диффузионные трубки (трубки Палмса) висели на улицах города три недели. По инструкции, их устанавливали на высоте 1,5-3 метров от земли, ставить их в ниши и углубления было нельзя.

— Вообще, их было около 50, но часть трубок пропала, некоторые не успели снять и вернуть в срок. Часть отбраковали уже на стороне Greenpeace, — сказал Артур Станкевич.

Самарские результаты оказались обнадеживающими: ни одна из 31 пробы даже близко не подошла к порогу предельно допустимой концентрации — 0,2 мг на кубический метр. Максимальный показатель зафиксировали на улице Авроры, 103 — примерно 0,04 мг на кубический метр. В Волгаре трубок Greenpeace не было.

Когда все предприятия должны будут публиковать замеры своих выбросов

Еще одна сторона, обязанная проверять воздух на загрязнение — промышленные предприятия, которые воздух, собственно, и загрязняют. Причем регламент для них ужесточили: с начала 2019 года вступили в силу поправки в федеральный закон «Об охране окружающей среды», которые Госдума приняла еще летом прошлого года.

«Мы обязываем те предприятия-загрязнители, которые сейчас должны перейти на наилучшие доступные технологии, оснастить все трубы, осуществляющие выбросы в атмосферу и сбросы вредных веществ в воду, автоматическими приборами контроля и учета — то есть счетчиками, которые будут в автоматическом режиме не только фиксировать концентрацию вредных веществ на каждой трубе каждого из этих предприятий-загрязнителей, но и передавать эти данные, минуя все региональные, местные надзорные органы сразу же в федеральный центр, в Росприроднадзор», — заявлял председатель комитета ГД РФ по экологии и окружающей среде Владимир Бурматов летом 2018 года.

Данные собираются публиковать на «специальном информационном портале». То есть любой пользователь сможет посмотреть, какими были выбросы на близлежащих заводах, и по крайней мере определиться с источниками проблем.

Правда, новые правила заработают в полную силу еще нескоро: в тексте поправок указано, что «срок создания системы автоматического контроля не может превышать четыре года со дня получения или пересмотра комплексного экологического разрешения». Комплексное экологическое разрешение (КЭР) — это комплекс природоохранных требований и нормативов для каждого предприятия I и II категории воздействия на окружающую среду. Документы КЭР предприятия должны начать получать уже в 2019 году, но предельные сроки их получения пока неизвестны.

Фото обложки отсюда

Следите за нашими публикациями в телеграме на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook

comments powered by HyperComments