"В ЯПОНИИ НЕ СТАНУТ КАТАТЬ РОЛЛЫ ДОМА"

Интервью с Асами Китамура из Японии и её самарским мужем Антоном о русских суши и японской жизни

 2 154

Автор: Ксения Лампова

Прежде всего это не совсем интервью с иностранцем, живущим в России. На этот раз ДГ удалось пообщаться с японской художницей Асами, которая уже три месяца живёт в Самаре с мужем Антоном – они покинули свой домик с видом на горы в Японии и приехали навестить родителей. Если кто не знает, Асами оставила свой след и в нашем городе – граффити с рыбой появились на набережной во время первого визита девушки в Самару. 


Асами: В 2009 году я в первый раз поехала в Непал и очень долго пробыла в Индии. С того времени домой я возвращалась где-то на год в общей сложности. Всё это время  рисовала на бумаге, на стенах, делала дизайнерские украшения. В Непале я очутилась после того, как оставила должность медсестры в Японии. Это профессия очень уважаемая и финансово обнадёживающая, но график в госпитале был просто адский. В какой-то момент ко мне пришло осознание того, что я будто не своей жизнью живу – очень захотелось увидеть мир и научиться выносить всё, что роится в моей голове, на бумагу. Непреодолимое было желание, и вот я на всё плюнула и уехала в Непал. Громкие слова, но в своём роде это было судьбоносным решением – там я в первый раз встретила Антона. Кому расскажешь – все очень удивляются, как людей из двух разных точек мира так жизнь свела.

Все друзья ей говорили: «Эй, ты чего? Русские, они же такие… с ними аккуратнее надо». Но она всё равно по-своему всё сделала.

Антон: Я увидел Асами в гостинице, в которой размещались в основном японские путешественники. Сам я тогда трекингом занимался, но непальским – там ты не просто вершину покоряешь, но ещё и йогой занимаешься, медитируешь, любуясь всем с высоты. Так вот, в гостинице из толпы выделил сразу только Асами, и как переклинило что-то. Мы долго потом переписывались, ровно до тех пор, пока я её не пригласил в Россию знакомиться с родителями и моими друзьями – хотелось показать ей, что собой представляет моя обычная жизнь. Она, кстати, меня долго не подпускала, относилась ко мне с такой… опасливой настороженностью. Все друзья ей говорили: «Эй, ты чего? Русские, они же такие… с ними аккуратнее надо». Но она всё равно по-своему всё сделала.

IMG_8912

Асами: В России мне понравилось, пусть и колорит у этой страны такой… специфический. Я на тот момент уже довольно давно не рисовала и попросила Антона отвезти меня за красками. Так на вашей набережной появилась рыба, а у наших друзей – целая папка с рисунками. Здесь же я попробовала из пластилина лепить своих персонажей, выносила что-то из фантазий в моей голове… В России я была два раза и оба в зимнее время, так что гуляли мы не очень-то много, и то по историческому центру или по друзьям в гости. В первый раз приехала к Антону одна, было страшновато, сознаюсь. Я и не знала толком, что он за человек. И вот мы здесь во второй раз, места уже привычные, да и русский я на слух стал лучше воспринимать, так что больше не пугаюсь, когда приходится куда-то одной доехать.

IMAG3989

Антон: Вот когда Асами в первый раз приехала, мои друзья меня просто поразили, они прямо из своих глубин каких-то знание языка извлекали. Пусть и общались на такой жесточайшей смеси русского, английского и жестового языков, но столько уделяли ей внимания, она всегда находилась в эпицентре компании. Одна моя подружка вообще по-английски не говорит, но она постоянно жестами, на пальцах что-то Асами рассказывает, даже рисунки рисует. Прямо не отходит от неё. Ещё бы, художница из Японии, которая очень мне нравится, сидит у них дома! Молодцы друзья, не подвели.

 

Моя цель – дать людям возможность просто наслаждаться красотой, а себе позволить насладиться процессом.

Асами: Я бы, кстати, не сказала, что я художница в прямом смысле слова, я даже этому никогда не училась. Скорее, я просто люблю делать что-то внешне красивым, и рисование помогает мне чувствовать себя хорошо и спокойно. Мне не приходится ничего придумывать – я сажусь, и руки сами рисуют, линии сами появляются, это изнутри идёт. То, чем я занимаюсь, нельзя назвать стрит-артом. Стрит-арт всё-таки должен нести в себе какой-то социальный посыл, содержать обращение к людям – а я никого учить не хочу, не хочу заставлять задуматься какой-то тяжеловесной мыслью. Стрит-арт хочет быть увиденным и услышанным. Я же рисую порой в совсем маленьких подворотнях домов, и там рисунок смогут увидеть лишь несколько жителей дома. Моя цель – дать людям возможность просто наслаждаться красотой, а себе позволить насладиться процессом.

Антон: Последние два года мы с Асами живём в Японии. У нас родился ребёнок, так что все путешествия временно отходят на второй план. Но вечно мы сидеть на одном месте не сможем – у Асами тяга к приключениям, впечатлениям и новым видам очень сильна, так что обязательно стоит ждать семейных поездок во все те места, где мы ещё не бывали. А пока что будем думать, как развиваться в новых направлениях – мне вот очень нравится работать с деревом, мастерить мебель, а Асами хочет заниматься дизайном детских вещей – мне кажется, её образы, её плавная графика и персонажи идеально в это впишутся. Будем расширять границы.

Асами: В Японии мы живём в небольшом… Эх, даже и не знаю, как это назвать. Не город, не деревня, не посёлок. Конгломерат рядом с городом Канадзава. В Японии практически с каждой точки видны горы – из нашего домика, например, виднеется вершина высотой в 2700 метров. До моря десять минут на машине – мы летом часто купаемся, хотя мои соотечественники почему-то нет. Сколько раз ни приезжали, всегда пусто, только в очень сильную жару несколько человек можно встретить на побережье. Купальный сезон очень короткий и длится всего четыре месяца, а потом то медузы наплывут, то ещё что-нибудь.

В Японии и суши, и роллы едят, в общем-то, очень редко.

Антон: А ещё в прошлый визит в Россию я пригласил Асами в японский ресторан. Я был очень озадачен, когда она мне сказала, что в Японии и суши, и роллы едят, в общем-то, очень редко – это блюдо никак не основное. Там их всего видов шесть, а у нас придумали столько вариаций, что уму непостижимо. Так что российские рестораны японской кухни кормят всё-таки не совсем японской кухней. И уж точно никто в Японии не станет катать роллы дома, мы недавно к моим друзьям ходили, так они просто колоссальное количество приготовили. Асами с открытым ртом на всё это взирала. Обыкновенные японцы так не умеют, да и не нужно им это.

Асами: Большинство людей на моей родине работают с раннего утра и до позднего вечера. Выходной только в воскресенье. В году только неделя каникул. Когда Антон мне сказал, что в России новогодние каникулы длятся две недели, и есть ещё всякие праздники типа женских дней и Дня Победы, я подумала, что он так шутит. Ещё в Японии повсюду бани, и они всегда битком – поэтому, мне кажется, среди японцев много долгожителей.