ДОМА-УРОДЫ

Статьи и заметки об архитектуре из самарских газет 1930-х годов

 2 047

Автор: Андрей Артёмов

На протяжении последнего месяца самарский историк и архивист Андрей Удинцев исследовал оцифрованные номера газеты «Волжская коммуна» за вторую половину 1930-х годов.

Время тогда было весьма интересное со всех точек зрения. В архитектурной жизни наметился четкий курс к сталинскому ампиру, жилищный вопрос решали надстройкой дореволюционных зданий, а в семи километрах от старой Самары нарождался промышленный монстр — Безымянка.

В общем, многие опубликованные в «Волжской коммуне» материалы имеют немалую краеведческую ценность, в связи с чем мы хотим поделиться ими с вами.


Общая ситуация на архитектурном фронте

Не будем забывать, что середина 1930-х годов — это один из переломных моментов в развитии советской архитектуры. Конструктивизм был подвергнут критике и заклеймен как стиль «коробочный», формальный и безыдейный. На первый план вышло освоение классических образцов архитектуры. В приведенной ниже заметке марта 1936 года «клеймятся позором» Дом радио на улице Красноармейской и Дом специалистов на Галактионовской.

Дом радио

«Дома-уроды» и другие превратности надстройки зданий

№3.3
«Волжская коммуна», 1936, 29 мая

Описанная в заметке ситуация достаточно проста. Надстроенные части домов диссонируют с их дореволюционными частями. Товарищ Дмитриев со всей пролетарской прямотой оглашает список наиболее уродливых зданий, который весьма и весьма интересен.

Так, почетное первое место в нем занимает здание строительного института. Стоит сказать, что первоначальный его вид действительно был аскетичным.

№3.1
Фото Виталия Самогорова

Однако, пройдет всего год, и здание строяка будет архитектурно оформлено, о чем, конечно же, сообщат в газете.

Следующее здание, подвергшееся обструкции — Высшая коммунистическая сельскохозяйственная школа. Тогда она располагалась в нынешнем корпусе политеха на углу Вилоновской и Галактионовской. В «неотделанном» виде его фотографий не сохранилось.

Следующее здание, упомянутое в заметке, самое интересное — Краевое управление милиции. Оно было построено еще в 1930 году «с нуля» на месте нескольких снесенных дореволюционных домов. Поэтому считать его «надстроенным» нельзя.

Обратите внимание на то, что полукруглая часть здания, по всей видимости, была построена в последнюю очередь.

Надстройка зданий также стала предметом для шаржей.

Волжская коммуна 23 10 1934
«Волжская коммуна», 23.10.1934

В заметке говорится о двух зданиях. Первое в 1934 году занимал Крайпотребсоюз, а до революции оно было известно самарцам как Торговый дом купца Щетинкина.

Надстроенное до пяти этажей, оно сейчас выглядит достаточно, если можно так выразиться, приемлемо. В частности, между верхними этажами имеются вставки синей плитки, придающие им сходство с двумя нижними, дореволюционными. По всей видимости, первоначально их не было.

Второе здание, упомянутое в заметке — Транспечать — уже долгие годы занимает ПГУТИ, или по-народному — Институт связи. Здание для тогдашнего Куйбышева внушительных размеров, посему попадавшее на страницы городских газет.

Продолжим тему надстроенных зданий одной из самых центральных улиц города.

Волжская коммуна 2 октября 1934 года

Здание Швейтреста до наших дней не дошло. Теперь на его месте — стыдливо огороженный забором пустырь. А вот второе здание — на углу Фрунзе и Ленинградской — так и не было надстроено. Старшее поколение наверняка помнит его в дореволюционном виде, когда этот торговый пассаж занимал магазин «Буратино».


Именные дома

В Самаре, прежде всего в ее исторической части, имеются дома с именами собственными. Дома грузчиков на улице Максима Горького, генеральский дом на Чапаевской, Дом специалистов и т.д. Газетные заметки 1930-х годов позволяют немного расширить этот список. Вот, например, Дом Госбанка на Куйбышева, 129.

А вот Дом железнодорожников на углу нынешних Агибалова и Красноармейской.

Следующий именной дом вызвал оживленные споры среди подписчиков Андрея Удинцева. В результате большинством голосов почетное имя «Дом строителей» на улице Самарской получил дом №168.

А вот Дом учителя. Под «резиденцию» отдали бывшую гостиницу купца Аннаева на площади Революции.

«Волжская коммуна», 02.10.1938

Чуть ранее планировалась постройка еще одного здания для педагогическо-научной деятельности — Дома просвещенцев.

Волжская коммуна, 1935, 2 октября
«Волжская коммуна», 1935, 2 октября

Судя по расположению трамвайной линии, дом должен был стоять по четным сторонам Некрасовской и Галактионовской. Впрочем, проект так и не был реализован.

Все мы знаем Дом специалистов на углу Ленинградской и Галактионовской. Он по праву может считаться первым в своем роде в нашем городе. Но уже в 1934 году начали строить второй Дом специалистов, который должен был стать еще выше и сильнее своего коллеги, раскинувшись на целый квартал в границах улиц Вилоновской, Фрунзе, Чапаевской и Ульяновской.

От исходной задумки не осталось ни масштаба, ни первоначального назначения. Второй дом специалистов превратился в Обкомовский дом.

А вот Дом актера в 1930-х годах планировали разместить на площади Революции в доме №71. К счастью, до его надстройки дело не дошло.

Как итог, своего персонального дома актерам пришлось ждать еще 35 лет. И они бы могли его вовсе не дождаться, так как теплое местечко на Вилоновской в 1930-х годах хотели занять совсем другие люди.

Волжская коммуна 18 01 1939
«Волжская коммуна», 18.01.1939

Дом работников легкой промышленности появился в Куйбышеве уже после войны. Он был построен близ перекрестка Чапаевской и Ульяновской, рядом с бывшими келейными корпусами Иверского монастыря.

А теперь проект надстройки здания, к великому счастью, неосуществленный, а то бы кусать нам, потомкам, локти.

Это особняк Александра Наумова на улице Куйбышева. В первой половине 1930-х годов в его стенах располагался Крайпрофсовет. К слову, в то время его возглавлял известный самарский революционер Николай Панов.

По счастью, спустя пару лет профсоюзных работников в особняке Наумова сменили пионеры, а сам он превратился в Дворец детей, строительство которого также широко освещалось в прессе.

Не будем далеко уходить от особняка Наумова. Взгляните на эту фотографию Николая Финикова. На ней — улица Куйбышева между Шостаковича и Красноармейской. Сразу привлекает внимание пристрой к особняку Общественного собрания с круглыми модерновыми окнами.

Крестьянский-поземельный-банк

Увы, никакой информации о его предназначении и годе постройки у нас тогда не имелось. И вот, безымянный пристрой обрел свою биографию.

Обращает на себя внимание, что здание, хоть и построено в 1930-х годах, но выдержано (насколько это возможно) в стилистике стоящего рядом модернового особняка Общественного собрания.

Тир был снесен в начале 1950-х годов, и на его месте был построен жилой дом.


Безымянка

Вот несколько газетных заметок, где упоминаются проекты строительства различных промышленных предприятий на Безымянке.

Про мясокомбинат мы вспоминали не так давно. Новый клуб железнодорожного завода имени Куйбышева — нынешний ДК «Самарец». Завод металлоконструкций так и не был построен. На месте газомоторного завода в годы войны был построен завод «Металлист».


Очевидное-невероятное

Напоследок — две заметки, в которых описываются удивительные вещи и зигзаги судьбы.

Прочтя первую, можно позавидовать пионеру Юре Демидову, осуществившему мечту многих мальчишек — найти клад, да не простой, а в виде меча времен Стеньки Разина.

Вторая заметка показывает всю контрастность истории нашей страны. В хорошо известной нам кухмистерской в 1930-х годах располагался ни много ни мало Институт марксизма-ленинизма. Помимо пивной предыстории, она еще имеет и историю контрреволюционную. Ведь именно кухмистерская в 1918 году была местом встреч членов подпольной антибольшевистской организации во главе с полковником Николаем Галкиным.

Но это уже совсем другая история…

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook

comments powered by HyperComments