ВИТАЛИЙ СТАДНИКОВ «Найти баланс между любовью к городу и необходимостью его уничтожать»....

ВИТАЛИЙ СТАДНИКОВ «Найти баланс между любовью к городу и необходимостью его уничтожать». Интервью бывшего главного архитектора в новой должности

Автор:

НОВОСТИ
129

18 октября главный архитектор Самары Виталий Стадников написал заявление об увольнении по собственному желанию. Назначен он был на эту должность каких-то полтора года назад, 2 марта 2012. Для многих этот шаг стал совершенной неожиданностью, а над городской средой, казалось, снова стали сгущаться беспросветные тучи. Впрочем, как выяснилось вскоре, Стадников никуда не уходит из Самары. Уже 21 октября стало известно, что бывший главный архитектор занял пост советника главы города по градостроительной политике.

«Другой город» взял интервью у Виталия Стадникова в новом качестве.

Текст: Станислав Фурман

stadnikov
Виталий Стадников в день ухода с поста главного архитектора. Фотография Ильи Сульдина

- Почему увольнение по собственному желанию?

— Потому что я не планировал посвятить административной работе всю свою жизнь. Было желание попробовать себя в этой роли. Попробовал. Были вопросы, на которые хотелось получить ответы. Получил. Этот этап моей жизни завершился. Пора двигаться дальше.

fk
Проект реконструкции здания фабрики-кухни, подготовленный студенткой СГАСА Лией Калмыковой

- И какие же это вопросы?

— Во-первых, надо было решить несколько конкретных практических задач, лежащих в сфере охраны архитектурного наследия города. Главная из них – сохранение здания фабрики-кухни. Во-вторых, мне были интересны административные аспекты градостроительства. Хотелось разобраться в механизмах и закономерностях взаимодействия различных общественных, политических и финансовых структур, имеющих непосредственное отношение к развитию архитектуры в городе. Пока работаешь архитектором, постоянно задаешься вопросом: почему повсюду такой ад? И пока не поваришься в этой административной каше, не увидишь все процессы изнутри, не примешь в них участие, в этом вопросе не разберешься.

«Пока работаешь архитектором, постоянно задаешься вопросом: почему повсюду такой ад?»

- А сейчас, по прошествии почти двух лет погружения в административную работу, удалось разобраться?

— Ну, по крайней мере, процентов на 90 я ситуацию осознаю. Например, для меня стало очевидно, что современная структура управления городом в принципе не ориентирована на централизованный контроль градостроительного процесса. Сегодня очевидно превалирование сиюминутных задач над долгосрочными, стратегическими, поскольку управление градостроительными процессами отдано сугубо хозяйственному департаменту (департаменту строительства). И эти нестратегические задачи идут вразрез с глобальными планами развития города.

Поэтому, планируя будущее, неминуемо сталкиваешься с недовольством тех, кто блюдет интересы настоящего. В идеале, сегодняшняя застройка должна опираться на единую стратегию развития архитектуры города. Но реальность не идеальна: в данный момент застройка преимущественно идет вразрез с градостроительными планами, и это – ключевая проблема. Получается, что стратегическими задачами занимаются не архитекторы, а специалисты по экономике. А градостроительными — всерьез не занят вообще никто. Чиновникам надо отчитываться на региональном и федеральном уровне о воплощении в жизнь региональных и федеральных целевых программ по улучшению условий жизни населения. При этом смысл, заложенный в эти программы на уровне разработки, принципиально отличается от трактовки на уровне исполнения.

- Конкретный пример такого подхода в Самаре есть?

— Например, это Федеральная целевая программа «Жилище» на 2011-2015 годы. Неконкретность качественных ее показателей оборачивается в региональных программах полной целевой дезориентацией и подменой смысла.

Стратегия России-2020 констатирует необходимость введения качественных целевых критериев развития жилищного строительства для создания высококачественной городской среды в борьбе за главный ресурс инновационного развития – высококвалифицированных специалистов.

Сегодня ФЦП «Жилище», в особенности самарские целевые программы, не рассчитаны на поддержку групп населения, способных обеспечить инновационное развитие города. Данная аудитория более требовательна к качественным условиям жизни, чем малоимущие граждане и бюджетники, на которых рассчитаны все самарские целевые программы по развитию жилья. Для высококвалифицированных специалистов важны местоположение жилья и функциональная насыщенность среды, гуманистические качества среды и другие факторы, отличающие городское жилье от переселенческого фонда. Поэтому, в частности, квалифицированная молодежь покидает город.

79
Проект «79 квартал» на международном инвестиционном форуме PROEstate-2012. Фото с сайта администрации Самары

- Что удалось сделать из задуманного, кроме сохранения фабрики-кухни?

— Хотелось создать прецедент средового градостроительного развития с учетом ценностных характеристик исторической среды. Я имею в виду «Квартал-79» (малоэтажная застройка в пределах улиц Льва Толстого, Красноармейская, Братьев Коростелевых и Ленина). Сейчас он получил статус пилотного городского проекта и запущен в разработку. Есть все надежды на то, что, не упустив контроль над этим процессом, можно будет реализовать его на вполне достойном уровне.

- И кто будет теперь этот контроль осуществлять?

— В данный момент я остаюсь в администрации Самары на правах советника мэра по градостроительным вопросам. И к реализации этого проекта буду относиться с особенно пристальным вниманием. Причем сфера моего влияния отнюдь не сокращается, скорее наоборот: сейчас ситуация такова, что эффективность гарантируется не столько должностью, сколько близостью к высшему городскому руководству. В этом смысле, советник мэра может больше, чем заместитель начальника департамента. Которым, собственно, и является главный архитектор города. Должность советника и была предложена мне мэром именно для разработки и реализации градостроительных проектов на практике.

«Советник мэра может больше, чем заместитель начальника департамента».

- А уверенность в том, что эти проекты будут реализованы, есть?

— Уверенность? Надежда есть.

- Деятельность советника предполагает пребывание в Самаре или будет осуществляться дистанционно, из Москвы?

— Я не планирую прощаться с Самарой. Во всяком случае, сейчас у меня в планах этого нет. Просто получится, наконец, почаще бывать в Москве, где у меня семья и практическая работа, связанная непосредственно с архитектурой. А не с перекладыванием бумажек и участием в заседаниях.

- Главный архитектор – должность, предполагающая наличие команды, а советник – это одиночка?

— Не совсем. Во-первых, команда, с которой я работал, будет продолжать свою деятельность, только уже в качестве самостоятельной институциональной единицы. Мы сейчас делаем институт градостроительных исследований, который будет работать в постоянном контакте с населением и сможет обеспечить мне как советнику мэра фундаментальную аргументационную базу. Во-вторых, есть советник губернатора, Юрий Перелыгин, который занимается сейчас, в частности, вопросами, связанными с планированием территории вокруг Хлебной Площади. Мы с ним в рамках этого проекта уже сотрудничали. Надеюсь, будем взаимодействовать и по ряду других вопросов.

zapan
Проект перепланировки посёлка Шмидта. Фотография Армена Арутюнова

- Ходят слухи, будто одной из причин ухода с поста главного архитектора Самары, стало то, что не был найден общий язык с местными строительными компаниями. Насколько это соответствует действительности?

— Во многом, это — правда. Должность главного архитектора предполагает контроль над качеством проектных работ согласно градостроительным нормам. В городе установилась практика обхода этих норм строительными компаниями, поэтому у главного архитектора выбор невелик. Либо, понимая все, закрывать глаза на нарушения, либо до конца идти путем соблюдения этих норм. Что неминуемо влечет за собой неприязнь со стороны застройщиков. Поскольку соблюдение градостроительных регламентов может обернуться для них недополученной прибылью.

Однако не все строительные компании оказались на другой стороне баррикад. С отдельными удалось прийти к весьма разумным компромиссам. Так, например, в районе вертолетной площадки, где должны были поставить несколько десятков типовых многоэтажек, удалось, в рамках регламента «Правил землепользования», разработать компромиссный вариант со снижением этажности. Также, удалось вывести на качественно новый уровень проект перепланировки поселка Шмидта в Запанском. Если удастся проконтролировать реализацию этого проекта на практике, Самара получит район, равных которому не только по архитектурной целостности, но и по удобству проживания, она еще не видела.

Но самое главное в том, что нам удалось переломить вектор точечной застройки. Теперь превалировать будет застройка квартальная, изначально предполагающая строительство не только коммерческих объектов, но и элементов инфраструктуры социального значения – школ, детских садов, скверов и тому подобных.

«Не все строительные компании оказались на другой стороне баррикад».

- Что можно считать наибольшей трудностью в работе на должности главного архитектора Самары?

— Найти баланс между любовью к городу и необходимостью его уничтожать путем нового строительства.

Комментарии: