НЕ ТОЛЬКО НА БЕЗЫМЯНКУ

«Самарский Стройфарфор»: от Славянска до Смышляевки, от автоизоляторов до фаянсовых чашек и тарелок

 2 052

Автор: Андрей Артёмов

.

,

В год 75-летия Победы грех не вспомнить о предприятиях, которые появились в нашем регионе в то непростое время. Вспомнить не только авиационные заводы-гиганты, но и небольшие предприятия, тем не менее внесшие вклад в общее дело. Одним из них стал завод автоизоляторов, известный нам как «Самарский Стройфарфор».

Начало Великой Отечественной войны было отмечено грандиозной эвакуацией промышленных предприятий из западных регионов СССР на восток: в Поволжье, на Урал и в Сибирь. Одним из них в июле 1941 года стал небольшой завод из украинского города Славянска. Основан он был еще в XIX веке, в 1930-е производил метлахскую плитку, но перед войной освоил выпуск военной продукции – керамических автоизоляторов. Такие использовались в свечах зажигания для боевой техники: танков, самолетов, автомобилей.

Местом для размещения завода выбрали село Смышляевка. Сразу же остро встал вопрос нехватки личного состава. Кто-то из рабочих уже в первые дни войны ушел на фронт, кто-то остался в Славянске. Поэтому в Куйбышев с грузами приехали всего шесть мастеров и три десятка мальчишек – воспитанников фабрично-заводских училищ (ФЗУ).

Площадка заводу автоизоляторов досталась, мягко говоря, «непрофильная». Когда-то здесь была скотобойня, потом – кишечный завод, где из животноводческого сырья делали, в частности, жгуты для сшивания ран. Все это предстояло приспособить к нуждам нового производства, установить оборудование для выпуска изоляторов и так далее.

СтройфарфорУстав завода. 1942 год

Производство предстояло начать уже в марте 1942 года. В те дни директор завода Калашников пишет докладную записку народному комиссару промышленности строительных материалов СССР Леониду Соснину:

«Для производства строительно-монтажных работ имеется рабочих 98 чел., из коих бывших учеников керамической школы ФЗО – 29 чел., а остальные также неквалифицированные и малоквалифицированные работницы и рабочие… Заводской транспорт, состоящий из одной трехтонной машины и трех лошадей, не может обеспечить переброску грузов со станции и местных строительных материалов, находящихся в радиусе 35 км от строительства. Строительных и других материалов на площадке нет».

С многочисленными проблемами строящегося завода можно было справиться только волевым решением «сверху». И вот в июне 1942-го появляется приказ наркома, согласно которому начальнику Главстройкерамики Маковскому предписывалось взять строительство под личное наблюдение и снабжать всем необходимым.

Первая опытная партия изоляторов вышла из печей обжига 6 ноября 1942 года. К этому времени производство уже основательно обжилось на новом месте. Спроектировать и построить теплотехнические сооружения помог специалист Главка наркомата промышленности строительных материалов П.С. Скворцов. Сотрудники Куйбышевского индустриального института помогли с силовой станцией и водоочисткой. До завода проложили железнодорожную ветку, чтобы прямо возле цеха получать сырье и отгружать готовые изоляторы. А главное, сами заводчане, еще недавно «малоквалифицированные», уже могли выпускать продукцию, которая успешно прошла испытания.

21 декабря 1942 года завод был официально зарегистрирован как действующий, получил свой устав и начал выпуск первой массовой продукции – свечей зажигания для боевой техники.

Подробнее о работе «Самарского Стройфарфора» в годы войны читайте здесь.

Почти за год до окончания Великой Отечественной войны, 5 июня поступил приказ создать на базе Куйбышевского автоизоляторного завод санитарно-строительного фаянса. Прекратить выпуск автоизоляторов предписывалось с 1 июля, приступить к организации нового производства на имеющемся оборудовании – немедленно.

Такая резкая переориентация сулила множество производственных проблем, но и давала надежду. Во-первых, переход на мирную продукцию сигнализировал о том, что победа над Третьим Рейхом уже не вызывает сомнений. Во-вторых, санфаянс — это примета нового, благоустроенного быта без бараков и землянок.

В 1945 году завод, помимо сантехники, освоил фаянсовый ширпотреб – стаканы, кувшины, тарелки. Это позволяло «устойчиво обеспечивать область и страну указанными выше изделиями», как рапортовали руководители предприятия Куйбышевскому обкому ВКП(б).

Сейчас слово «ширпотреб» носит несколько пренебрежительный оттенок. А в годы войны так называли «мирную» продукцию заводов, в том числе и оборонных, потребность в которой была очень велика. Один из работников завода «Металлист» вспоминал: «Выходившим с завода давали жетон. Когда не было ложек, то этими жетонами иной раз приходилось есть кашу».

Если с такими трудностями сталкивались в тылу, то что уж говорить о жителях районов, попавших в зону немецкой оккупации и боевых действий.

В архивах «Самарского Стройфарфора» сохранился любопытный документ – протокол 1944 года о взятии шефства над Глинковским районом Смоленской области. За время оккупации хозяйство района было полностью разорено врагом. Заводчане, сами лишенные комфортных условий жизни, решили протянуть ему руку помощи.

Протокол собрания гласил: «Тов. Жукова предлагает отработать один день в пользу трудящихся Глинковского района. Тов. Кобко Х. говорит: «Я даю две пары носок, пару белья и 10 ложек». Тов. Чернышева: «Я даю две чайные чашки и пять ложек»».

Для людей, оставшихся без крова, эта помощь, которая по нынешним меркам кажется незначительной, играла большую роль. Как и фаянсовый ширпотреб, который стал производить «Стройфарфор». Чашки, блюдца, чайники и кувшинчики возвращали людям частичку счастливого довоенного быта, по которому они так истолковывались за долгие четыре года Великой Отечественной.


Еще более подробную историю «Самарского Стройфарфора» читайте здесь.

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте, Facebook и Instagram 

comments powered by HyperComments