«Воскресение» новых смыслов

Как прошла премьера спектакля «Воскресение» в СамАрте: находки и провокации режиссёра

 633

Автор: Редакция

.


,

В Самарском театре юного зрителя (СамАрт) состоялась премьера спектакля «Воскресение» по мотивам романа Льва Толстого.

Режиссёру Денису Хусниярову был интересен в «Воскресении» человек, который прожил жизнь и находится практически в конце пути.

Внешний сюжет о соблазнении богатым дворянином молоденькой горничной Катюши и её падении переходит в историю о поиске смысла жизни, возможности или невозможности прозрения.

Несмотря на серьезность темы, в пьесе много абсурда и юмора. Герой как по лабиринту перемещается от богатых домов до казённых заведений, от острожной церкви до театра, от деревенской избы до сената.

Корреспондент ДГ Анастасия Кнор побывала на премьере и поделилась своими впечатлениями.


Новый спектакль, новый Толстой, новый режиссёр, новые ощущения. После премьеры спектакля «Воскресение» была целая гамма эмоций. Главная среди которых — это совершенно новый шаг в истории театра.

Начнём с драматурга. Алексей Житковский. Сегодня это уже известное имя в театральной среде. Драматург со свежим, неакадемичным взглядом на сущность театра, автор немалого количества нашумевших пьес решил в своём стиле переработать последний роман Льва Николаевича Толстого.

Роман тяжёлый, морализаторский, наполненный богословскими размышлениями и пестрящий цитатами из Евангелия. Алексей Житковский «перепрошивает» тему романа, «играет» с героями, вводя своих персонажей и отрекаясь от некоторых героев Толстого.

Режиссер-постановщик Денис Хуснияров с блеском подхватывает этот стиль, заставляя перемешаться классику и современность, прошлое и будущее, грех и праведность.

Дуализм действия выстроен на двух героях, которые одновременно работают на сцене. Эти двое названы так: Дмитрий Нехлюдов, князь, 35 лет (Пётр Касатьев) и Нехлюдов после всех испытаний (заслуженный артист Самарской области Алексей Меженный).

Это два разных человека, которые прожили одну жизнь. Режиссёр вместе со своими героями как раз и пытается исследовать, где же та точка, которая развела двух Нехлюдовых на «до и после».

Тема качающегося туда-сюда времени – одна из безусловных находок режиссёра.

В первом акте мы видим в центре сцены роскошные часы в «чиппендейловском стиле», которые мерно отсчитывают время для Нехлюдова и его пока ещё линейной жизни. А во втором акте главный герой после всех его исканий и разочарований вдруг сам становится секундной стрелкой, которая мечется по циферблату его новой жизни.

Сценография спектакля (отдельное «Браво!» Семёну Пастуху) – это бесконечно движущаяся машинерия сцены. Весь первый акт поворотный круг несёт мимо зрителей декорации, заставляя постоянно меняться внутреннюю мизансцену.

Внутри актерам существовать сложно, ведь это ещё и стеклянный лабиринт, который за одну минуту может превратиться из господского дома в зал суда или из квартиры Нехлюдова в тюремный каземат. Или вдруг под ногами героев разверзается земля, куда «уходят» заключенные вместе с Катериной Масловой (Вероника Львова) и Дмитрием Нехлюдовым.

Начало второго акта – это ещё один удар под дых зрителям. Перед занавесом появляется мальчик, который затягивает, пожалуй, самую навязчивую советскую песню «Солнечный круг».

Потом мы понимаем, что это сын политической заключенной, который родился в тюрьме и никогда не выходил из её стен. Эти два акапелльно пропетых куплета — ещё одна провокация режиссёра.

Впрочем, как и песня «The end» из дебютного альбома Джимми Моррисона 1967 года. «Больно отпускать тебя, но ты никогда не последуешь за мной. Конец смеху и сладкой лжи. Конец ночам, когда мы пытались умереть. Это конец!».

И на фоне этой песни – беснующиеся христианские проповедники, вроде бы примета времени Льва Толстого, ну а вроде бы и дня сегодняшнего.

Ещё из нового — было очень приятно вновь увидеть на сцене многих актёров, которые последние годы были мало заняты в постановках: заслуженного артиста РФ Юрия Долгих, заслуженного артиста Самарской области Юрия Землякова, заслуженную артистку Самарской области Любовь Долгих, заслуженную артистку России Людмилу Гаврилову.

Вероника Львова — исполнительница роли Катерины Масловой

«Это был самый необычный репетиционный период. Два месяца мы сидели за столами и читали пьесу. Мы всё время думали, когда мы пойдём уже ногами, потому что привыкли «учить текст ногами», придумывать ногами, всё через пластику и физику. А тут мы не двигаемся, а только читаем. Интересно было, как же всё сложится потом.

Мы вышли в зал за две недели до премьеры. Этюдов не было. И мне было сложно. Вместе с главными персонажами спектакля ломалась и моя картина мира. Мы привыкли работать по-другому с режиссёром, но Денис ввёл для нас другую схему.

Например, он требовал не искать образы и примеры на стороне, а идти от себя. Я всё думала, какая она, Катюша Маслова? Каких-то персонажей, кто мог бы мне помочь, не было. Женский образ, который я придумала сама. Это было интересной практикой».

Денис Хуснияров — режиссёр-постановщик

«Да, у нас на сцене два Нехлюдова. Мы закольцевали историю. В самом начал пути, когда он ещё не столкнулся с испытаниями. И Нехлюдов в конце пути, когда он прошёл все испытания, сделал переоценку своих поступков, и отматывает клубок своей жизни, чтобы понять, где он совершил ошибку.

Я очень люблю Толстого, и хотелось не просто переложить толстовский текст на сцену, а привнести в него новую жизнь, чтобы актуальность не терять.

В январе мы всем составом артистов ездили в Ясную Поляну. Два дня провели под Тулой, в имении Льва Николаевича. Много узнали о том периоде, когда он писал «Воскресение», напитались информацией и ощущениями.

Я все свои спектакли придумываю на репетиции. Декораций это не касается. Сценография – это полностью придумка Семёна Пастуха. Естественно, мы обсуждали её, делали наброски, но основное предложение шло от художника. Он сделал это пространство, и нам было интересно в нем существовать.

Основная музыкальная тема – The Doors – это уже было придумано не репетиции. А все настроенческие, атмосферные мотивы – это Василий Тонковидов, наш замечательный композитор, который служит в театре.

В спектакле мы, конечно, занимались человеком. В большей степени был интересен человек, который проходит испытания, пытается разобраться в себе, которого мотает по разным обстоятельствам и ситуациям. В результате Воскресение происходит со всеми».

Автор фото: Ирина Малышева

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город» и ВКонтакте