Новые условия

Как самарские работодатели оценивают возможность перехода на четырехдневную рабочую неделю

 170

Автор: Редакция

.

,

Старая истина гласит, что нет ничего более постоянного, чем временное. И если первая волна пандемии вызвала у большинства ощущение полностью меняющегося мира, то сейчас мы, похоже, уже привыкли работать дома. Многие даже не желают возвращаться в офис, так как считают «удаленку» более удобной. Мы начали ставить под сомнение и другие, казалось бы, незыблемые вещи. Например, существование пятидневной рабочей недели.

Еще в 2018 году Дмитрий Медведев, занимавший тогда должность премьер-министра РФ, заговорил о возможности отказа от пятидневки и даже рекомендовал Министерству труда рассмотреть этот вопрос.

Россияне тогда идею не поддержали как заведомо утопическую. Более того: многих она испугала, поскольку люди решили, что сокращение рабочего времени приведет естественным путем к снижению зарплат. А терять доходы в пользу дополнительного выходного готовы очень немногие.

Пандемия и массовый переход на «удаленку» в этом году снова заставили говорить если не о четырехдневной, то о гибридной рабочей неделе, когда часть времени люди проводят в офисе, а часть – дома. Ситуация с пандемией непредсказуема, и в любой момент бизнес может оказаться в условиях, когда в очередной раз придется менять режим работы. Поэтому идея сокращенной рабочей недели продолжает витать в воздухе и рассматривается многими как возможный вариант.

Из истории вопроса

Впервые регулированием рабочей недели в России официально занялись в 1897 году, после ряда рабочих стачек. Именно тогда Николай II подписал указ, в котором ограничил рабочий день на фабриках и заводах 11,5 часами, ввел 14 праздничных дней и установил шестидневную рабочую неделю. Выходным официально было объявлено воскресенье – именно в этот день было принято посещать церковные богослужения.

После революции с рабочей неделей сначала случилась некоторая чехарда. Так, в 1929 году была введена система, при которой гражданин трудился четыре дня подряд, после чего получал один выходной.  В 1931 году предприятия вернулись к шестидневной рабочей неделе с одним выходным. В военные годы понятия «выходной» и «отпуск» в принципе исчезли из жизни трудящихся. Что, впрочем, было вполне объяснимо. А к пятидневной рабочей неделе с двумя выходными страна пришла в 1967 году.

А как у них?

Несколько лет назад провести эксперимент с сокращением рабочей недели рискнула Исландия. Вместо 40 часов сотрудники организаций в этой стране начали проводить на своих рабочих местах по 35-36 часов в неделю. Правда, на первых порах это затронуло всего один процент от работающего населения страны. Сейчас, согласно данным Исландской Ассоциации за устойчивую демократию (ALDA), которыми поделился РБК, 86% процентов работоспособного населения страны перешли на сокращенную неделю или получили право и возможность сократить рабочее время. Пока, если верить официальным отчетам, «полет нормальный»: производительность труда осталась на прежнем уровне, а в некоторых секторах даже возросла.

В этом году трехлетний эксперимент по переходу на четырехдневную рабочую неделю анонсировало и правительство Испании, сообщает агентство Bloomberg. Было обещано, что при этом будут сохранены прежние зарплаты. А фирмы, которые примут участие в эксперименте, получат господдержку, которая компенсирует возможную потерю доходов во время переходного периода.

Между сотрудником и работодателем

В самарском бизнес-сообществе возможный переход на сокращенную или гибридную рабочую неделю сейчас обсуждается больше потому, что эта идея становится точкой преткновения, поскольку интересы сотрудника и работодателя часто радикально расходятся.

«Грандиозный эксперимент по работе на дому создал новую гибкую форму работы, и, похоже, многие сотрудники посчитали для себя её наиболее удобной, – говорит Ольга Михайлина, директор консалтинговой компании «Персонал-эксперт». – Как показало исследование МакКинси, работодатели готовы вернуться к полноценной рабочей неделе в офисе, а сотрудники – нет.

И это новое неожиданное противоречие может обернуться всплеском недовольства и увольнений. Например, в организации, где я сейчас веду консалтинговый проект, некоторые офисные специалисты периодически на 1-2 дня «уходят на удаленку», предупреждая об этом только накануне.

Большинство же сотрудников с удовольствием перешли бы на 4-дневную рабочую неделю. Или гибридную модель, но с сохранением уровня дохода. Руководство коммерческой компании, возможно, введет 4-дневную неделю для некоторых должностей, но только с пропорциональным сокращением оплаты. В любом случае критерии для принятия решения о характере работы и механизмы, регулирующие гибридные формы работы, на сегодняшний день отсутствуют».

Эмоциональная зарплата

Естественно, что вопрос зарплаты при переходе на сокращенную или гибридную рабочую неделю волнует и работодателя, и того, кто эту зарплату получает. Как показывают опросы, несмотря на то, что многие мечтают работать четыре дня, сокращение доходов точно не входит в их планы. С другой стороны, специалисты утверждают, что переход если не на короткую, то на гибридную рабочую неделю может стать той самой «эмоциональной зарплатой», которая окажется для сотрудника важным мотивирующим фактором.

«Переход на удаленную работу, да и вся ситуация с COVID-19 показали, что нужно быть гибкими, уметь быстро реагировать на тенденции рынка не только в критической ситуации, – говорит представитель компании Danone Екатерина Билосорочка. – Сегодня все больше кандидатов на рынке труда фокусируют внимание не только на уровне заработной плате, социальных льготах и условиях труда, но и на возможностях работать в комфорте, не тратить время на пробки, использовать гибкий график работы и других моментах, о которых мы даже не думали еще полтора года назад».

Кроме того, эксперты сходятся во мнении, что сокращение времени, которое сотрудник проводит в стенах офиса, может стать хорошей профилактикой выгорания. И дать сотруднику возможность позаботиться не только о своем эмоциональном, но и физическом здоровье. В период пандемии это очень важно.

Идея не для всех

Понятно, что перевести на сокращенную или гибридную рабочую неделю можно далеко не всех сотрудников. И это во многом зависит именно от характера их работы.

«На «Балтике» решение о четырехдневной рабочей неделе пока не обсуждается. Нужно иметь в виду, что дискуссия о сокращении времени работы может касаться только сервисных и офисных функций, так как производство пива и логистика требует круглосуточного графика работы семь дней в неделю круглый год, – говорит Надежда Вирясова, HR-бизнес-партнер по операционной деятельности дивизиона «Урал-Поволжье» пивоваренной компании «Балтика». – На заводе «Балтика Самара» большинство подразделений работают в сменном режиме, который различается для склада, производственной лаборатории, цехов пивопроизводства и розлива, но который требует постоянного присутствия пивоваров, логистов, сотрудников системы качества на рабочем месте в течение всего непрерывного процесса варки, брожения, розлива и отгрузки пива».

Впрочем, и офисные сотрудники далеко не все поддерживают идею гибридной рабочей недели. Для многих возможность уйти в офис становится необходимой именно потому, что только там они могут продуктивно работать.

Управлять и не терять

Понятно, что на работодателя часто влияют стереотипы: многим кажется, что именно временем, проведенным в офисе, можно измерять качество и эффективность работы сотрудника. Сокращение рабочей недели и особенно переход на гибридную или удаленную работу создают сложности в управлении, установке коммуникаций, отслеживании эффективности.

«Инструменты контроля зависят от корпоративной культуры и стиля управления руководителя. Наиболее действенными, с моей точки зрения, являются ежедневные короткие планерки онлайн, четкая фиксация задач и их выполнения, а также еженедельное подведение итогов работы с планами на следующую, – говорит Ольга Михайлина. – Придерживаюсь такого мнения: «Люди работают так, как вы ими управляете». За период пандемии сотрудники начали переоценивать свои отношения с работой и фокусироваться на балансе между трудом и личной жизнью. Учитывая эту тенденцию, считаю, что бизнес будет двигаться в сторону более широкого применения гибридных форм работы».

Технологии контроля

В ситуации, когда мир меняется, а пандемия пока остается реальностью, работодателю приходится искать новые формы взаимодействия и внедрять для сохранения эффективности бизнеса самые современные технологии. Так, все более популярными становятся облачные сервисы, что меняет и рынок этих услуг, и состав клиентов, которые ими пользуются. По словам представителей MANGO OFFICE, если доля малого бизнеса на рынке облачной телефонии сокращается, то крупных и средних компаний – только растет. В числе наиболее востребованных продуктов – инструменты для мониторинга работы сотрудников продающих и обслуживающих подразделений по количественным показателям, а также речевая аналитика, которая обеспечивает автоматический контроль содержания телефонных переговоров. То есть сервисы, позволяющие эффективно управлять компанией, даже если нет ежедневного личного «надзора» за сотрудниками.

«Сегодня даже полная «удаленка» перестала быть для бизнеса экзотикой, – комментирует Сергей Трофименко, директор поволжского офиса MANGO OFFICE. –  Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на количество инструментов для контроля, доступных пользователям нашей платформы. Например, речевая аналитика позволяет следить за эффективностью работы по десяткам разных параметров, от реально затраченного времени на разговор до количества нужных фраз, произнесенных сотрудником. Причем следить в автоматическом режиме, не тратя часы на прослушивание диалогов или просмотр огромного количества отчетов. Инструменты внутри платформы сами соберут необходимые данные в визуально понятные дашборды и графики. А освободившееся от рутины время руководители и собственники бизнеса могут потратить на другие, более важные задачи, например, развитие мотивации и вовлечение сотрудников».

При переходе на «удаленку» многие компании уже проходили этап освоения новых цифровых технологий. Именно таким организациям будет проще сделать выбор в пользу «четырехдневки». Сокращение рабочей недели или просто времени, которое мы тратим на труд, – всегда заслуга технологий, а в эпоху «цифры» внедрять их намного проще. Ведь в этом случае уже не требуется закупать новые станки и производственные линии – достаточно установить на компьютерах сотрудников необходимые сервисы для «интеллектуального» контроля над сотрудниками.

Те компании, которые их внедряют, имеют преимущество – они более эффективно управляют временем и ресурсами. И если они помогут за четыре дня делать столько же, сколько за пять, – почему нет?

Важно принять факт, что  дистанционная работа повсеместно становится такой же общепринятой, как офисная, хотят этого компании и сотрудники или нет. Поэтому стоит думать не только о средствах контроля, но и о правильно организованном удаленном рабочем месте.

Автор: Татьяна Пуш
Фото на обложке отсюда 

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтактеFacebookInstagram и Twitter 

HYPER_COMM

comments powered by HyperComments

HYPER_COMM