«Зачем мне себя разрушать?»

15 вопросов психотерапевту о панике вокруг коронавируса и кризиса

 963

Автор: Максим Фёдоров

.

,

Поток новостей о коронавирусе и обвале рубля в ближайшие месяцы не прекратится. Карантин только начался. А хочется жить и не вздрагивать каждый день, глядя на растущее число заболевших.

Мы поговорили с психотерапевтом, врачом психоневрологического диспансера Ириной Ивановой о том, почему паниковать нормально, как успокоиться, а если не можете или боитесь за родных – когда стоит идти к психотерапевту и почему это не страшно. 

Паниковать из-за коронавируса естественно?

— Паника в таких ситуациях типична. Сейчас возникла ситуация опасности. При этом речь идёт об угрозе не только здоровью, но и жизни. Сразу срабатывают универсальные защиты. У всех биологических существ – от амёб до высших – есть инстинкт самосохранения и два типа реакции на опасность: «рефлекс двигательной бури» и «рефлекс мнимой смерти».

«Рефлекс мнимой смерти» – это как кролик перед удавом. Почему кролик замирает? Потому что змея реагирует на движение. Эволюционно выжили те кролики, которые умели застывать и практически не дышали. Или вот когда цапля находит лягушку, и перед, тем как съесть, подбрасывает её. Пока лягушка летит, она должна замереть и покрыться противным на вкус, «трупным» потом. Когда цапля заглатывает такую лягушку, думает, что она мёртвая, и выплёвывает.

У человека это проявляется похожим образом. Многие люди в ситуации опасности цепенеют. Окружающие могут подумать, что это беспечность, а это на самом деле страх. Сказать, что «рефлекс двигательной бури» полезнее, нельзя. Это хаотичные действия (паника), которые зачастую тоже вредят. Но оба этих рефлекса естественны.

Психика может нарушиться из-за потока плохих новостей в СМИ?

— СМИ, конечно, не способствуют улучшению самочувствия. Когда ко мне приходят пациенты с тревожными расстройствами, паническими атаками, я сразу определяю им «диету» информационную. Новости в таких случаях лучше не смотреть.

Как не смотреть новости и одновременно следить за развитием эпидемии коронавируса в мире?

— Лучше ограничить каналы новостей. Узнавать только о фактах, не читать мнение и оценку этих фактов. Чем больше каналов информации, тем труднее понять, кому верить. Из-за этого увеличивается паника, и защитные механизмы, о которых мы говорили, начинают работать сильнее. Отсюда – пустые полки в магазинах.

????????????

А можно научиться читать новости и не резонировать на них?

— Это уже про личность. У каждого свой психотип. Мы чётко знаем, что нам можно, что нельзя. Я вот не могу смотреть фильмы ужасов. После просмотра мне очень трудно привести себя в порядок. Я не хожу в толпу. Однажды меня в толпе чуть не «затоптали», с тех пор я знаю, что это практическая опасность для меня. Вот такие моменты я ограничиваю. Зачем мне себя разрушать?

И у каждого в опыте есть такие знания.

Конечно, с точки зрения эволюции тревожно-мнительные люди самые живучие, так как они сверхбдительные и осторожные. Но с точки зрения обычной жизни такие люди сами от себя страдают.

Нет универсальных рецептов стрессоустойчивости. Открывая новости, людям неплохо бы научиться самим себе доверять.

На фоне плохих новостей как понять, что ты не справляешься и стоит сходить к психотерапевту?

— Когда контроль за эмоциями снижается. Вы понимаете, что тревога и страх нарушают вашу привычную жизнь. Вы не можете спать, есть, постоянно переживаете – это повод обратиться к психотерапевту.

Как проходит самый первый приём?

— Примерно также как с вами – беседа. Только вопросы задаю я. Расспрашиваю, что заставило обратиться к врачу. Человек начинает рассказывать, а дальше разбираемся.

????????????

Часто бывает, что пациент надумал себе проблему, и сеансы с ним можно не продолжать?

— Чаще всего приходят с реальными проблемами. А у тех, кто «надумал», есть как минимум реакция на ситуацию. В этом мы тоже можем помочь. Иногда нужно просто побеседовать, ответить на вопросы, и этого будет достаточно. Или применить мягкие средства типа валерьянки, пустырника, успокаивающих травяных сборов, чтобы человек просто выспался.

Представим: из-за коронавируса у человека рухнул бизнес, кто-то из знакомых заразился, а ещё и банки требуют вернуть долги. Каким будет лечение?

— Если нервный срыв, врач определяет, какое лечение лучше поможет. Либо лекарства, либо больничный дать, либо направить в стационар.

Обычно при тревожных расстройствах я предлагаю последующие встречи раз в неделю. Оставляю свой телефон.

Насколько может растянуться лечение?

— Такие тревожные реакции купируются достаточно быстро. В течение нескольких дней после первого приёма. Но даже если всё хорошо, я всё равно назначаю второй приём, чтобы убедиться, что всё в порядке.

25

Вы работаете давно и встречали пациентов, которые пришли из-за кризиса. Можете дать портрет такого человека?

— Обычно это бизнесмены. Малый и средний бизнес. Когда валюта скачет, они переживают: выживет или нет бизнес, и чем придется за это заплатить.

Ко мне уже начали приходить из-за нынешнего кризиса. Была сегодня женщина. Она торгует обычной одеждой. Раньше таких называли челноками: она привозит из Польши и Турции женскую одежду. Арендует небольшое помещение в одном торговом центре. Плакала, что едва концы с концами сводит, вся в кредитах. А тут очередной обвал рубля. И сейчас она боится, что у неё за долги квартиру отберут.

Я работаю психотерапевтом с 1986 года. За это время были и кризисы, и дефолты, и война в Чечне. У людей рушилась жизнь. Определённости не было никакой. Но они всё равно находили в себе силы обратиться за помощью, чтобы попытаться всё наладить.

Такие проблемы тоже можно решить за 2-3 сеанса?

— Экономические кризисы часто провоцируют у людей развитие серьёзных заболеваний: например, биполярное аффективное расстройство, депрессии. Кризис проходит, в жизни всё налаживается, но человек уже приобрёл серьёзную болезнь. Вот в таких случаях нужно основательное лечение.

0030

По каким признакам можно определить, что твоему коллеге, другу, родному пора посоветовать сходить к психотерапевту.

— Самый распространённый признак – у человека нарушен сон: плохо спит или не спит совсем. Бессонница – это главный симптом нервно-психического срыва.

Второй признак – несоответствие обычному поведению. Мы ведь все хорошо знаем, как обычно ведут себя коллеги, друзья, родные. Если видите, что они чрезмерно возбуждены или, наоборот, подавлены, заторможенные и вялые, тоже повод с ними поговорить.

Но в таких случаях иногда просто посоветовать сходить к психотерапевту недостаточно. Нужно взять за руку и пойти вместе.

В моей практике были случаи, когда  не только родственники и друзья, но и работодатели приводили своих коллег, подчинённых. Говорили: «Вот мой замечательный сотрудник, я его очень ценю, но, мне кажется, ему нужна ваша помощь».

Это значит, что людей приводили принудительно?

— Психиатрическую помощь оказывают принудительно только в трёх случаях: когда человек опасен для окружающих, когда он опасен для себя и в состоянии беспомощности. Случай с работодателем – его сотрудники сами соглашались пойти ко мне на приём.

Путешествие_Гектора_в_поисках_счастья-45

Личные данные остаются в картотеке диспансера?

— У нас есть база данных. Как во всех государственных  медицинских учреждениях. Поэтому человек приходит с полисом и паспортом. Заводим амбулаторную карту. Это никак не должно влиять на работу. Врачебную тайну никто не отменял. И тем более, на учёте состоят только люди, совершившие социально опасные действия. Все остальные не на учёте, помощь им оказываем «по обращению».

Но всё-таки информация утекает. Она действительно может помешать устроиться на работу?  

— Чтобы защитить наших пациентов, оформляются амбулаторные карты на всех обращающихся в диспансер граждан, например для справки на оружие или для допуска к экзаменам на права. По сути, весь город в базе данных. Таким образом, нивелируется понятие «в базе данных психоневрологического диспансера».

Иллюстрации — кадры из фильма «Путешествие Гектора в поисках счастья»

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте, Facebook и Instagram