Летящий вдаль ангел

Леонид Катин, Анна Александрова, Алексей Тудачков и Ксения Морозова — о своих первых мотоциклах, падениях и трассах в облаках

 568

Автор: Редакция

.

,

Скоро весна, и жители домов возле больших городских дорог в Самаре снова будут жаловаться на ночной рев мотоциклов. По такому поводу четыре самарских байкера рассказали Катерине Маршалюк о том, как заводили свои первые мотоциклы.

Леонид Катин: «Я прятал мотоцикл от родителей в секретном месте»

— Все началось с велосипеда, переросло в мопеды, а потом мы с товарищем захотели взять по мотоциклу. В итоге его приобрел только я. Байк ко мне пришел через знакомого из Японии. На этом мотоцикле я сначала пассажиром доехал до одного парня, высадил его дома, а потом уже поехал своим ходом. Было страшно и волнительно, потому что я не умел толком переключать передачи, газовать, останавливаться, и путался. Прятал мотоцикл от родителей в секретном месте, иначе они мне уши бы пооткручивали.

Сначала я катался один, позже ко мне присоединился друг Толя. Ставили мотоциклы в одном гараже. Со временем сделали там ремонт, все обжили, поставили стульчики, столик, вешалки для амуниции. Начали вместе кататься. Потом к нам присоединился третий, четвертый товарищ, и, в конце концов, организовался мотоклуб Sportster Mafia. Сейчас нас тринадцать человек, и мы ездим исключительно на Harley-Davidson.

В мотоклуб входят только близкие друзья. Мы не создавали его специально, всегда были против этой движухи. Вступить может не каждый: если придет незнакомый человек и захочет с нами тусоваться, то не думаю, что у нас что-то получится. Нам комфортнее кататься своей компанией.

Леонид3

В этом году мы ездили в Прагу на фестиваль, посвящённый 115-летию со дня основания Harley-Davidson. Отправили мотоциклы до Минска, чтобы не ехать по плохой дороге в России, и оттуда через Польшу попали в Чехию. На фестиваль съехались мотоциклисты со всего мира: были люди из Вьетнама, Африки, с Аляски. Все в татуировках,  брутальные. На большой площадке стояли кастомные мотоциклы, выступали группы, некоторые ребята выполняли трюки на трамплинах.

Из Праги мы съездили на один день до Дрездена, посмотрели достопримечательности и национальный парк с красивой смотровой площадкой. Домой поехали через Австрию, Словакию, Польшу и Минск. Больше всего понравилась Словакия. Там очень красивые горы Татры, где мы ездили на большой высоте в облаках.

Леонид

Мотоцикл намного опаснее автомобиля — ты открыт, не защищен каркасом и металлом. Единственная защита — шлем и легкая амуниция. Я сильно ломал ногу, но когда лежал в больнице, присматривал себе новый мотоцикл. Происшествия показывают, что надо быть аккуратным и внимательным. Часто аварии происходят из-за того, что люди покупают мотоцикл и ездят, не думая, что автомобилисты тебя часто просто не видят.

На спортбайке кататься в Самаре негде. Это опасно. Если закладывать в повороте, то появляется пыль, на которой можно поскользнуться и улететь в бордюр. На спортбайках мы гоняем на треках в Казани, Нижнем Новгороде и Москве. Там есть приготовленные чистые трассы. Даже если ты с них вылетаешь, то попадаешь на гравий, где оттормаживаешься. Не понимаю людей, которые на спортбайках по городу катаются. На «харлеях» нормально, но через год это надоест. Тут нет простора, а хочется ехать вдаль.

Анна «Генри» Александрова: «Сын любит хвастаться друзьям, что мама – байкер»

— Первый мотоцикл я купила в декабре 2014 года — рыжую Драгу (Yamaha DragStar 400). Везли его ночью в метель из деревни под Тольятти. Вдвоем с другом спускали с прицепа эту бандуру весом 220 килограмм. А потом начался сезон с первыми поездками и падениями. Тогда у меня появилось много знакомых, с которыми мы катались до утра, и домой я приходила с рассветом. Через месяц поехала на мотоцикле в Казань, а на следующий год — в Крым. Я начинала ездить сама по самарским дорогам, но всех призываю учиться на полигонах с инструктором.

Дома была война, но все ссоры с мужем закончились в конце первого сезона. Осталось одно условие: когда я уезжаю в дальняки, нужно позвонить или написать в конце каждого дня, что жива-здорова. Когда мама узнала, что я получила категорию «А», плакала. Но этим летом она даже прокатилась со мной на байке. В прошлом году впервые посадила сына на мотоцикл. Он остался доволен, но активного интереса к этому не проявляет. Любит хвастаться друзьям, что мама – байкер.

Дважды ездила в Крым на мотоцикле. В этом году была за полярным кругом на фестивале «Мотополярник». Для меня главный вопрос в таких поездках – договориться с мужем. У нас лабрадор, и он требует внимания, как маленький ребенок. В остальном все просто: захотел, собрался и поехал. Главное, подготовить мотоцикл. Если найдешь единомышленника — это вообще замечательно, но и одной ездить неплохо.

Аня2

Серьезных аварий или поломок, из-за которых невозможно доехать до дома или сервиса, у меня не было. Несколько девчонок в этом сезоне попадали в аварии. Благо, живы. Повреждения не тяжелые. Самое сложное – это потом добиваться страховых выплат и восстанавливать мотоцикл. Чаще всего аварии происходят по вине автомобилистов. Они начинают подрезать или играть в догонялки, не задумываясь о последствиях такого поведения. Им смешно, но один неудачный маневр и пилот мотоцикла улетает в отбойник. Однажды меня жестко зажимали в Надыме. Ситуация была патовая.

Большинство байкеров — мужчины. Они замечательно относятся к женщинам, которые ездят на мотоциклах. Всегда помогут, радушно примят. Предвзятое отношение бывает, но здесь все зависит не от рода деятельности или увлечений, а просто потому что человек такой. В России уже много женских клубов. Для Самары непривычно, но и не в диковинку. Мы все разные, ездим на разных мотоциклах, но нас объединяет любовь к байкам, свободе и приключениям.

Алексей Тудачков: «У меня живут змеи, я езжу на мотоцикле, зарабатываю на игре в покер и играю в рок-группе»

— Началось все четыре года назад, когда я поехал на зимовку в Тайланд и купил там первый мотоцикл. Тогда же попал на мотофестиваль Burapa, который считается одним из самых крупных в мире. Российские фестивали похожи, но рассчитаны на меньший размах. Тоже есть палатки, где что-то продают, проводятся конкурсы, но все выглядит скромнее. Это связано с тем, что у нас есть зима, а там можно кататься круглый год.

В Азии ездят очень отвязно. За полгода жизни в Тайланде я много раз видел, как разбивались на смерть, причем именно на мопедах. Люди ездят без шлема и нарушают все правила дорожного движения. Регулярно минусуются, все в шрамах, но у них это норма. Там на мотоцикле перевозят абсолютно все: семью из пяти человек, какие-то грузы, коз. У меня у самого было две аварии. Перед отъездом домой я набивал первые татуировки, чтобы перекрыть шрамы. Несмотря на это у меня остались очень хорошие впечатления. В Азии другая природа, большой перепад высот, тропические ливни. Восприятие страны и культуры становится ярче, когда передвигаешься не по туристическим маршрутам.

Алексей

Свой мотоцикл я купил в мотоклубе «Ветер свободы» и стал плотно общаться с членами клуба. Я занимаюсь музыкой, поэтому часто выступаю у них на открытиях и закрытиях мотосезонов. Мы пересекаемся с байкерским клубом Rovers. Не сказать, что у наших клубов есть конфликты между собой. Только личные проблемы, которые могут возникнуть в процессе пьянок и гулянок. Но маленьким особнячком стоят «Ночные волки», которые в нашей стране в особом положении. «Хирург» – их предводитель. Мотоклуб – это что-то протестное и независимое. «Волки» не показали себя такими, потому что слишком тесно соприкасаются с властью. Поэтому к ним у остальных мотоклубов слегка  предвзятое отношение.

У меня также есть знакомые из мотоклуба «Ангелы ада». Вот у них в Америке есть разделение территорий, торговля наркотиками и оружием. Но весь заграничный антураж вокруг «Ангелов» не особо применим в России. Отчасти напоминает наши новые рок-клубы, которые позиционируют себя как байкерские. Они открываются, работают, а через какое-то время у них играют «Лабутены» и «Руки вверх». Поэтому эта легенда про байкеров-рокеров здесь не работает, потому что почти все любят «Радио Дачу» и «Рекорд». У нас мотокультура не прошла адаптацию как на Западе или в фильмах.

В Самаре есть разделение байкеров на два лагеря: кто катается в клубах, надевает жилетки и относится культуре серьезно и соблюдает антураж и те, кто катается сам по себе около «Макдоналдса» на Революционной. Иногда эти люди пересекаются, но чаще всего клубные мотоциклисты на «макдаке» не заседают и кофе не пьют. В клубе больше норм и обязанностей. Ты носишь нашивку и должен вести себя соответствующе. Я отказался полностью вступить в клуб, но мы все равно сотрудничаем на каких-то тусовках. Моя жизнь и так наполнена всякими приколами. У меня дома живут змеи, я езжу на мотоцикле, зарабатываю на игре в покер и играю в рок-группе. Моя жизнь – сплошной рок-н-ролл.

Ксения Морозова: «О чем вы думали, когда везли двух дошкольниц в люльке мотоцикла на Украину?»

— 5 июня 2000 года, Иж Юпитер-3. Мне было 14 лет, и это мой первый мотоцикл и первая поездка на нем. Но только в 30 лет я выучилась на категорию «А», до этого все откладывала. За первый сезон я упала 19 раз, и из них только два раза на ходу. Остальные — стоя, из-за большой разницы в весе: я вешу 45 килограмм, а мотоцикл – 210.

Моя мама знала, что я с шести лет мечтаю о байке, но когда я его купила, она делала вид, что в упор его не видит в собственном дворе. Через месяц только сказала: «О чем ты думаешь, у тебя шестилетняя дочь!». А я ответила: «О чем вы думали, когда везли двух дошкольниц в люльке мотоцикла на Украину?».

4cEJRW8kgys

В 2017 году, когда я взяла второй мотоцикл, то не смогла на нем ездить даже после занятий с инструктором. У нас есть байкерские чаты в вайбере, в каждом из которых по 300 человек. Туда я кидала сообщения о том, что нужна помощь в обучении. Никто не отозвался, так как не хотел брать на себя ответственность за жизнь неопытного пилота. С точки зрения мотобратства – это немного странно, что люди отказывают в помощи. Хотя опытные байкеры сами ругаются на новичков за то, что они испытывают возможности мотоцикла, не зная полностью своих. Получается, что большинство ДТП случаются с новичками. При своевременной помощи друг другу этого можно было избежать.

Через год я начала собирать девчонок-байкеров в чат для общения, передачи опыта и  продажи экипировки. Поскольку мальчики считают себя лучшими пилотами по сравнению с девочками, они отшучиваются в ответ на какие-то вопросы. Сейчас в женском чате гораздо проще получить ответы и своевременную помощь. У нас так один раз подрезали девочку на перекрестке, и она написала в наш чат. Все быстро сориентировались, вызвали эвакуатор и доставили мотоцикл до сервиса. Со временем в чате собралось больше пятидесяти человек. И так появились «МОТрешки». Мы не клуб, а сообщество — у нас нет никакой иерархии, сводов правил и сборов. Мы не просто катаем вместе и обсуждаем мототемы, а действительно дружим, знакомим наши семьи между собой, помогаем друг другу в жизненных ситуациях и даже вместе встречаем праздники.

Текст: Катерина Маршалюк

Фотографии из личных архивов героев

Обложка: кадр из сериала «Сыны анархии»

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook

HYPER_COMM

comments powered by HyperComments

HYPER_COMM