ОТ ВОЛГИ ДО НЬЮ-ЙОРКА

Живущий в США внук самарского купца Бориса Иванцова рассказывает историю своей семьи

 12 665

Автор: Андрей Артёмов

.

,

В декабре 2017 года ДГ опубликовал два материала, посвященные, как мы его назвали, особняку минкульта. То бишь, дому №106 по улице Фрунзе.

Дом купца Иванцова

Он был построен в 1899 году и принадлежал успешному самарскому лесопромышленнику Николаю Иванцову. После его смерти все основное движимое и недвижимое имущество досталось его младшему сыну Борису. Дела у молодого купца шли хорошо. В марте 1917 года он был одним из самарских делегатов на Всероссийском торгово-промышленном съезде в Москве.

Особняк Минкульта

В 1918 году Борис Иванцов купил огромный дом Афанасьева-Паньшина на углу улиц Куйбышева и Некрасовской (в советское время в нем находился магазин «Меха»). А после скоротечного правления КОМУЧа — покинул Самару.

Биография даже самых известных самарских купцов после 1918 года, как правило, малоизвестна или не известна вовсе. По счастью, о Борисе Иванцове мы теперь знаем все. И вот почему.


На почту ДГ пришло письмо от Георгия Леонидовича Кальбуса, проживающего в США. Он прочел наши статьи об особняке минкульта и не остался равнодушным, ведь самарский купец Борис Николаевич Иванцов — его родной дед по материнской линии. Мы представляем вам присланную Георгием Леонидовичем хронологию жизни семьи Иванцовых после падения КОМУЧа. Вся авторская фактология сохранена.

1918 год

Семья Бориса Николаевича Иванцова покидает Самару. Он, его жена София Илларионовна (в девичестве — Наймушина), четырехлетняя дочь Ирина и гувернантка Аня (Александра Мамонтова) ушли с войсками адмирала Колчака.

Трудно сказать, знали ли Иванцовы тогда, что они никогда не вернутся в Самару. Вероятно, они надеялись на падение советской власти. Чего, конечно, не произошло. Не зная, что будет, они взяли с собой бриллианты, как многие другие богатые люди.

1919 год

Отступление было тяжелое: битвы, голод, холод и эпидемии. В Новониколаевске (ныне Новосибирске) жена Бориса Иванцова София заболела тифом и умерла.

1920 год

Опять отступление с остатками армии Колчака. Он был расстрелян большевиками в Иркутске. Иванцовы очутились недалеко от границы Монголии, в Верхнеудинске (Улан-Удэ). Борис Николаевич рассказывал, как он присутствовал на собрании, когда власть перешла к большевикам. Комиссарша объявила народу, что власть нового режима будет строиться на порядке. Сказав это, она взяла револьвер и пустила пулю в лоб бывшего главы региона.

Но, к счастью, большевики разрешали местным жителям пересекать границу с Монголией, чтобы покупать разные продукты. Оказалось, что местный администратор, который выдавал пропуска, был старый приятель Бориса Иванцова. Дед хорошо помнил его слова: «Эх ты, буржуй, сукин сын, хочешь удрать от нас?». Но пропуск ему все-таки выдали.

На лошадях Иванцовы пересекли пустыню Гоби. Монголы не были к ним враждебны. Некоторые из местных боялись игрушечного медведя Ирины, думая, что он олицетворяет какое-то божество. Теперь этот медведь находится у ее правнучки.

После этого трудного путешествия Иванцовы оказались во французской части Шанхая.

Ирина в КитаеИрина Иванцова в Шанхае

Борис Николаевич купил два жилых дома (один из них в Харбине), но, к несчастью, потерял имевшиеся у него наличные деньги. В Шанхае он опять женился, у него родился сын, названный Николаем.

Быть русским в Китае — кошмар. Дед решил временно покинуть свою семью и плыть на пароходе в США.  Каким-то образом он устроился переводчиком к японке, которая тоже плыла в Америку. Притом дед тогда знал на японском и английском языках всего несколько фраз.

Его дочь Ирина в это время училась во французской школе в Шанхае. Няня Аня работала поварихой в семьях богатых французов.

1923 год

Борис Иванцов прибыл в Сан-Франциско, где была огромная русская колония. Он устроился уборщиком в Станфордский университет. Счастливый случай: профессор физики понял, что мой дед не был простым разнорабочим и дал ему 5000 долларов, чтобы он мог открыть гастроном в Сан-Франциско. Он существует до сих пор на перекрестке улиц Bush и Mason.

Борис Николаевич объявил намерение получить американское гражданство и подал «первые бумаги».

1927 год

В Китае начинается Гражданская война. Боясь, что его семья погибнет, Борис Иванцов продал свой гастроном и отправился их спасать. Вероятно, его вторая жена и сын Николай плыли в Китай вместе с ним. Борис Иванцов решил отвезти Ирину в Париж, где жила его сестра Екатерина и ее муж, Георгий Ефремович Левинский. Их маршрут к столице Франции был такой: Китай, Индия, Аден, Суэцкий канал и, вероятно, Марсель.

Но Борис Иванцов еще не был гражданином США, нужно было ждать еще один год, чтобы подать «вторые бумаги».  Оставив дочь Ирину во Франции, дед отправился в Нью-Йорк. В северной части Манхэттена, где жило много русских эмигрантов, он опять открыл гастроном.

1928 год

Борис Иванцов получил американское гражданство. 14-летняя Ирина покинула Францию и отправилась на пароходе «Leviathan» к отцу в Нью-Йорк.

Пароход Левиафан

Няня Аня осталась в Париже, продолжая и там работать поварихой в богатых семьях.

1929 год

Великая депрессия. Борису Николаевичу становится трудно содержать гастроном. Ирина занимается в средней школе и тоже работает: маникюршей в женском салоне. Благодаря знаниям, полученным во французской школе Шанхая, она успешно учится и в США.

Борис Иванцов работает 20 часов в день, а Ирина 12 (4 часа учится в вечерней школе, а 8 работает в салоне), остальное время занимают поездки на автобусах, метро и домашняя работа. Несмотря на нагрузки, ее отметки отличные. Мама потом вспоминала, как терпеть не могла унизительную работу в маникюрном салоне.

Маникюрный салон в США 1930 е годыМаникюрный салон в США в 1930-х годах

Однако Борису Николаевичу нужно было вернуться во Францию. Его вторая жена требовала развода, и еще он хотел перевезти в США няню Аню. Он решил убить двух зайцев: развестись с женой и жениться на Анне. Как его жена она автоматически получила бы гражданство США.

Дед вспоминал, как французские чиновники не могли понять, почему молодой мужчина решил жениться на более пожилой женщине. Они подозревали, что няня Аня была миллионершей, а Борис Николаевич каким-то русским Казановой.

Дед продал свой гастроном и купил такси. Он вновь работал по 20 часов в день, таксистом, но уже без огромных расходов на содержание гастронома. На часть заработанных денег он покупал акции на Нью-Йоркской бирже.

1937 год

Ирина записалась студенткой в Hunter College, где проучилась один год на архитектора. В следующем году Ирина встретила молодого русского музыканта Леонида Кальбуса и они поженились.

Ирина и Леонид
Ирина Иванцова и Леонид Кальбус

В 1939 году у них родился сын Георгий, то есть я. Брак моих родителей продлился всю жизнь. Они поселились в квартире на 136-ой улице, недалеко от родителей Леонида, которые были родом из Полтавы. Игорь Андреевич Кальбус был архитектором, а его супруга, в девичестве Юрьева-Пековец, происходила из дворянского рода.

Борис Николаевич жил вместе с моими родителями и продолжал работать в такси, помогая с семейными расходами. Я помню, как называл его «Такси Николаевич».

1943 год

Наша семья переехала на 92-у улицу возле Central Park. Родился брат Александр. Оба мы учились в местных школах. Дед не только работал на такси, но и зарабатывал немного на бирже.

Deda,A&G 1947Борис Иванцов с внуками Александром и Георгием

1951 год

Русские рестораны, популярные во время войны, вдруг начали закрываться. Под влиянием сенатора Маккарти Америка попала в период фанатичного анти-коммунизма, и многие верили, что быть русским означало быть коммунистом и шпионом. Русские рестораны закрывались, и моему отцу нужно было искать другую работу. Мама тоже решила искать работу, и нашла место в Bell Telephone Laboratories — сначала как чертежник, а потом стала инженером. Дед перестал работать в такси и занялся нашим с братом воспитанием, пока родители были на работе. Благодаря его операциям на бирже, он мог денежно помогать в расходах семьи.

Воспитание Бориса Николаевича было строгое, он хотел вырастить из мальчиков настоящих «джентельменов», каким он сам вырос в Самаре. Вышло так, что он провел больше времени со старшим братом, Георгием. Александр родился больным, страдал астмой, а потом детским параличом. К счастью, он поборол эти болезни.

1960 год
Георгий, Борис Николаевич Иванцов, Александр и Ирина Кальбус (Иванцова). 1960 год

Самым главным для деда было, чтобы мальчики выросли образованными, культурными американцами, а не русскими. Россия осталась в прошлом, а Америка в будущем. Я окончил Колумбийский и Нью-Йоркский университеты и стал профессором русской культуры и литературы в Университете Огайо (Ohio University), живу в Колумбусе.

Университет
Няня Аня, Ирина Кальбус, Георгий Кальбус и Борис Николаевич Иванцов. Выпускной день Колумбийского университета.

Мой брат Александр стал вице-президентом компании Delta Faucets и живет в Индианаполисе.

1960-70-е годы

Борис Николаевич также живет с моими родителями. Отец нашел работу в ресторане «Русский медведь». Леонид Кальбус успел поработать со многими известными музыкантами и певцами: Марусей Савой, Адей Кузнецовым, Сашей Полиновым, Сергеем Жаровым и другими. Помимо «Русского медведя», он много лет проработал в ресторане «Русский Яр».

Ирина продолжила работать в компании «Белл». Она вышла на пенсию в 1978 году и они переехали во Флориду.

Борис Иванцов жил одиноко, отказывался дружить со знакомыми моих родителей. Мало-помалу он начал терять память и скончался в городе Лейл Уорт во Флориде в 1982 году. Наследство Бориса Николаевича: дочь и сын, два внука, 4 правнука  и 7 праправнуков. Никто из его наследников не был в Самаре. Хотя однажды, в 1986 году, мы с мамой были неподалеку от нее. Во время путешествия на самолете из Баку в Москву.

ДГ благодарит Георгия Леонидовича Кальбуса за предоставленные материалы и фотографии

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте, Facebook и Instagram 

HYPER_COMM

comments powered by HyperComments

HYPER_COMM