По накатанной

Как прошли вторые и последние публичные слушания по исключению Жигулёвска из границ «Самарской Луки»

 5 865

Автор: Елена Миллер

.


,

В четверг, 14 апреля, в ДК «Нефтяник» села Зольное прошли заключительные публичные слушания по выводу сёл побережья (Зольное, Солнечная Поляна, Богатырь, Ширяево, Гаврилова Поляна) из границ национального парка «Самарская Лука».

Первые слушания по этому вопросу состоялись 7 апреля в Жигулёвске. Эко-активисты считают, что положительное решение может ускорить застройку Ширяево, которая сейчас приостановлена.

Члены президиума настаивали, что включение территории Жигулёвска и сёл побережья в границы нацпарка было ошибочным; что из-за этого собственники участков не могут оформить их; что город не может нормально развиваться.

Несмотря на протесты эко-активистов, большинство участников слушаний проголосовало «за». А самим активистам не дали высказаться. 

Активисты без права голоса, «участники» слушаний на автобусе и строгий регламент в репортаже корреспондента ДГ Елены Миллер со вторых слушаний в Зольном.

«Да их тут целая команда»

13:40 – вместе с двумя жительницами Ширяева едем из Самары в Зольное. В общий чат жителей сёл побережья приходит сообщение от жигулёвцев:

«Возле клуба движуха, автобусы завода [«Жигулёвского известкового завода»] уехали в Зольное». 

Накануне среди жителей Жигулёвска прошёл слух, что работников ЖИЗ будут собирать в 13:00, чтобы привезти автобусами в Зольное на слушания. 

В 15:03 в чате появляются сообщения от тех, кто уже на месте:

«Привезли бюджетников, и они уже в клубе. Людей, не желающих выходить из нацпарка, пока раз-два и обчёлся. Внутрь не пускают. Приехала раньше, приходится сидеть на улице. Полно полиции и ДНД». 

«Три «газели», машинами работников ЖИЗа занята вся парковка. Стою на улице также». 

В 15:10 в соцсетях публикуют видеозапись площадки перед ДК и сообщение:  «Ровно час остался до начала слушаний в Зольном. Обратите внимание, что у ДК уже занята парковка машинами и микроавтобусами. Группа людей на видео вошли в ДК, а вот других людей не пустили под предлогом «рано». 

15:45 — прибываем на место, выгружаемся. Вокруг ДК всё заставлено автомобилями и микроавтобусами, они уже пусты. Очень много полиции – по словам тех, кто был на первых слушаниях, правоохранителей гораздо больше, чем в Жигулёвске.

Направляемся к ДК. Слышу, как идущие сзади женщины со смешком замечают, что их ДК давно не видел такого наплыва людей. 

Войдя в зал, первым делом видишь огромное количество мужчин средних лет рабочего вида, занявших почти все места в зале. Их так много, что женщин среди них обнаруживаешь не сразу. Вновь пришедшим участникам слушаний приходится вставать вдоль стен и у дверей. Кому-то места в зале так и не находится, и все слушания они проводят в холле. 

Останавливаюсь в проходе у дверей. Рядом со мной двое мужчин средних лет стоят, перегораживая проход к сцене. Вижу неподалёку знакомую по соцсетям девушку-блогера, которая собирается делать запись. Знакомимся, договариваемся о записи.

Стоящие рядом мужчины прислушиваются, один из них громко замечает: «Да вас тут целая команда!». Начинают громко кричать, обращаясь к сидящим на передних рядах: «Да их тут целая команда, вон, одна снимает, вторая пишет!». 

«Какая-то группа людей говорит о регламенте»

Президиум на слушаниях почти идентичен тому, что был на слушаниях в Жигулёвске: 

— начальник отдела по земельным отношениям администрации Жигулёвска и секретарь слушаний Алексей Бардин;

— первый заместитель главы администрации Жигулёвска и председатель слушаний Алексей Живодёров;

— заместитель руководителя правового управления администрации Наталья Леонова

Оглашается регламент: вступительное слово, сообщение от администрации и ответы на собранные заранее вопросы, голосование. 

В этот момент кто-то пытается обратиться к президиуму с просьбой дать выступить, на что Бардин отвечает: «Давайте уважать друг друга: не нужно выскакивать на сцену, не нужно кричать, хамить и обижать друг друга».

Секретарь предлагает направить все вопросы и замечания в письме или на электронную почту жигулёвской администрации: «Мы с удовольствием ознакомимся и с удовольствием вам ответим». 

Вопрос из зала по поводу регламента президиум пытается игнорировать, предлагая провести процедуру. С места поднимается активист. Он ссылается на конституцию РФ, указывает на незаконность происходящего, настаивая на обсуждении регламента. К нему присоединяются другие активисты, начиная скандировать слово «регламент».

Микрофон берёт председатель президиума Живодёров и монотонно говорит, игнорируя требование зала. Из-за общего шума его совсем не слышно.

Из прохода у сцены, активно жестикулируя, кричит тот же мужчина, что кричал и про «команду»:

«Мы — местные жители! Какая-то группа людей говорит о регламенте! Мы не знаем, что это такое, дайте выступить человеку [показывает на президиум]. Мы здесь живём! А вы сидите тут, «регламент», путаете нас!».

В зале продолжается словесная перепалка. С передних рядов эко-активистов называют провокаторами. Всё это время Алексей Живодёров продолжает говорить. Сквозь шум слышны отдельные слова: «наши чаяния», «заповедцентр при Министерстве природы РФ дал нам возможность изменить ситуацию». Противникам вывода сёл из состава нацпарка приходится замолчать. 

Дальше выступает Наталья Леонова. Она зачитывает с листа историческую справку, пытаясь доказать ошибочность включения побережья в нацпарк. 

Между тем представители администрации «Самарской Луки» уже опровергли этот тезис, указывая, что «побережье вошло в границы «Самарской Луки» согласно нормативно-правовым актам о его создании». 

Леонова зачитывает «самые частые вопросы» по поводу исключения сёл побережья из границ национального парка. Она настаивает, что оформление участков всё-таки затруднено, и упоминает три судебных процесса по адресам из разных сёл. Говорит, что их можно посмотреть на сайте суда, но не называет номера дел. 

Участники президиума призывают не волноваться о возможной застройке побережья, ссылаясь на «охранную зону» нацпарка. Этот тезис также уже опровергла сама администрация «Самарской Луки»:

«У национального парка не было и в настоящее время нет охранной зоны. Её установление в ближайшем будущем не планируется. Более того, в районе села Ширяево проходит граница между территориями «Самарской Луки» и Жигулёвского заповедника». 

Голосование проводится быстро. Голосующих «против» довольно много, но заметно меньше тех, кто поднял руку «за». Также стремительно слушания объявляются завершёнными. 

«Слово не дали даже местным»

Те, кто заранее подавал официальные заявки на выступление, слова так и не получили.

«13 апреля я подавала официальное заявление с изложением сути моего выступления с аргументами согласно нормативно-правовой базе на публичные слушания 14 апреля. Сегодня слова не дали», — говорит Ирина Гендель, владелица дома в Ширяево.

Представитель «Независимого экологического совета Самарской области» Оксана Паюль также подавала заявку: «Выступить нам не дали, даже не огласили, что люди заявлялись. Мы хотели выступить не просто как жители со своим мнением и не для них мы готовили эту речь. Мы хотели выступить для людей, как специалисты разъяснить, чем грозит им вывод из границ национального парка». 

Максим Чижов, самарец, работающий в «Областном центре детско-юношеского туризма и краеведения», также пытался выступить: 

«Я часто приезжаю в гости и с палаткой в Зольное, Ширяево, в Бахилово. Меня волнует и сохранение природы, и проблемы местных жителей. Поэтому, собираясь на публичные слушания, я хотел высказать своё мнение как гражданин Российской Федерации.

Я изучил закон о публичных слушаниях, подал соответствующее заявление на выступление в администрацию Жигулёвска и принёс оригинал этого заявления на слушания, предоставил его Живодёрову и Бардину. Последний у меня принял заявление.

На что мне было отвечено, что высказаться мне не дадут – это было повторено раз пять или шесть. Живодёров мне также отказал, в том числе потому, что я – житель Самары. На мой вопрос, что будет, если захочет высказаться местный житель, я получил ответ, что в таком случае ему дадут слово. Но слово не дали даже местному жителю». 

Мы группами покидаем ДК. Я выхожу в первых рядах. Наблюдаю, как колонны мужчин рассаживаются по микроавтобусам и уезжают, довольно улыбаясь. Мимо меня проходит пара. Мужчина удовлетворённо замечает: «Ну что, с разгромным счётом». «Поздравляю!» — нежно отвечает ему женщина. 

В этом время расходящиеся люди оказались рассечены на две группы – одна задерживается в холле, собирая подписи противников вывода сёл из нацпарка. Другая, успевшая выйти на улицу, не может зайти обратно, чтобы также подписаться – не пускают. 

Люди довольно долго ждут, но постепенно группа примерно человек в 30 редеет – с Волги дует ветер, холодно. Самые стойкие дожидаются возможности поставить подпись. Кто-то говорит: «Это не конец. Надо бороться. Делай, что можешь, и будь что будет».

Напомним, по-прежнему можно подписать петицию против застройки «Самарской Луки». На момент выхода статьи под ней более 28 тыс. подписей. 

Фото на обложке отсюда 
Фото в тексте: Елена Миллер

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город» и ВКонтакте