«Сложные заказы позволяют развивать мастерство»

Основатель мастерской Legrodeko Николай Погосов о семейных традициях, заказах из Америки и психотерапии

 1 351

Автор: Максим Фёдоров

.


,

Николаю Погосову всего 30 лет, 10 из которых он занимается лазерной резкой по дереву, а именно изготовлением деловых подарков. Начав с заказов друзей семьи в Тольятти, он постепенно дорос до собственной мастерской Legrodeko в «Доме77». 

Как дело семьи началось на стекольном заводе в Армении, почему корпоративные клиенты удобнее частных и что они заказывают, а также как сеансы психотерапии помогают делу.

Об этом главный редактор ДГ Максим Фёдоров поговорил с арт-директором мастерской Legrodeko Николаем Погосовым. 

Каталог Soviet Glass, семейное дело и пеналы под вино для «Тяжмаша»

Твой дедушка был известным резчиком по стеклу. Ты когда-нибудь видел его за работой? 

— Дедушка жил в Армении и работал на местном стекольном заводе. Он достиг такого уровня мастерства, что стал создавать авторские произведения из стекла и хрусталя.

Он обучил этому ремеслу моего отца, который вручную гравировал изделия дедушки. Кстати, эти произведения потом опубликовали в мировом каталоге стекла Soviet Glass.

К сожалению, я ни разу не видел деда за работой. Отец рано уехал из Армении и у нас так сложилось в семье, что я в принципе видел дедушку редко. А отец не продолжил его дело на профессиональном уровне.

Тогда как ты заинтересовался лазерной резкой по дереву?

— Отец занимается бизнесом и часто ездит на конференции. Когда я ещё учился в школе, мы с ним были в Москве на выставке рекламы и PR.

Ему на глаза попался лазерный станок. Отец тогда удивился, что сейчас всю работу делают роботы. И ради интереса он купил станок и перевёз его к нам в Тольятти.

Вместе с отцом я постепенно начал осваивать работу за станком. Но это было не больше, чем увлечение. Для меня как раз подходило время определиться, на какую специальность в университет поступать. Я с детства был гуманитарием и выбрал юридический. 

Уехал учиться в Самару и очень быстро понял, что быть юристом мне не суждено. Я бросил обучение и вернулся в Тольятти.

Отец предложил заняться изготовлением корпоративных сувениров на станке. Было несколько предложений от коммерческих структур и бизнесменов, и я решил попробовать.

Каким был первый заказ?

— Я начал сразу с «вау-заказов»: стрелковый комплекс «Ловчий Плюс» в Тольятти и сызранский завод «Тяжмаш».

Это были магнитики и брелочки для «Ловчий Плюс», а для «Тяжмаша» – пеналы под вино. 

Примеры пеналов и шкатулок под вино от Legrodeko

Рисуется такая картина: новичок с одним станком делает партию сувениров для больших заказчиков. Так всё и было? Наверное, получилось много брака?

— Конечно, мне помогал отец, поэтому брака было 2-3%.

Магниты и брелоки сделали, а вот с пеналами пришлось повозиться. Но признаюсь, я занимался этим всё лето.

Так постепенно началось моё дело. Лазерный станок отошёл мне. Сначала я работал в офисе у отца, потом переехал в соседнее помещение, а чуть позже съехал на своё, отдельное место в Тольятти.

Стало больше заказов, пусть и не таких крупных, как первые два. Нужно было придумать бренд. Так родилось название – Legrodeko. Это аббревиатура имён родителей: Лена и Грант, а также слова «декор».

Я зарегистрировал ИП, открыл расчётный счет, стал ездить по выставкам в другие города, представлять продукт и понял, что в Тольятти мне уже тесно, пора переезжать в Самару. 

Переезд, офисная азиатчина и «Дом 77»

Расскажи о переезде в Самару.

— Честно, я откладывал переезд 4 года. Всё боялся, что деньги закончатся, постоянно находил причины откладывать. В 2016 году, когда мне было уже 23 года, поступил большой заказ от Жигулёвского заповедника.

После выплаты с этого заказа я смог сформировать денежную кубышку: на переезд, съём жилья, аренду офиса, расходы на рекламу, зарплату сотрудников и налоги. 

Ты ведь не сразу обосновался в «Доме 77»?

— Сначала я снимал помещение на Революционной, 70 – район «Мягкоффа». Это было похоже на тесный, серый и бездушный деловой центр какого-нибудь азиатского города. Сейчас на меня сотрудники этих офисов косо посмотрят, но так я себя ощущал.

Хотелось попасть в более европейскую атмосферу, уйти от бесконечных парковок и людей с грустными лицами. 

А как получилось обосноваться в «Доме 77»?

— Признаюсь, когда переехал в Самару, я даже не знал про существование такого арт-кластера.

Мы просто с друзьями часто отдыхали в «Вечно молодом». Один раз в баре я встретил друга из Тольятти. Он сказал, что в «Доме 77» освободилось помещение. Оттуда только что съехал лазерщик по дереву.

Я подумал: это судьба. Тем более, у меня была давняя мечта переехать именно в исторический центр Самары. Очень люблю его атмосферу. Так в 2019 году я оказался в «Доме 77». 

В Самаре у тебя сформировалась своя команда?

— Ещё в офисе на Революционной у меня появился помощник – человек, который отвечает за производство. Станок сам гравирует и сам вырезает.

Наш станок универсален и подходит для любых материалов, кроме металла: фанера, дерево, пластик, оргстекло, камень, картон и многое другое.

После обработки лазером нужно только очистить изделия, отшлифовать и покрыть краской, морилкой и лаком. 

Для сложных заказов я могу задекорировать что-то вручную. В этом проблем нет. А вообще у меня партнёрская система, без прямых подчинённых.

Есть коллега, который вырезает детали для особых заказов на фрезерном станке. Есть несколько дизайнеров, которые помогают с макетами. Плюс – моя семья в Тольятти может помочь с декором.

И, конечно, коллеги из «Дома 77». Я стараюсь работать со всеми на взаимовыгодных условиях.

Наверное, поэтому сложно придумать для нас невыполнимую задачу. Однажды мы вырезали лазером на сушёной вобле. Так настроили станок, что рыба не повредилась, а рисунок удался. 

Импортозамещение и заказ в Америку

К слову, про материалы. Санкции как-то повлияли на закупки?

— Конечно, санкции внесли свои коррективы. Но краски и лаки у нас по-прежнему импортные. Фурнитура тоже импортная. Да, это дороже, но качественнее. Хотя мы также используем отечественные материалы, это тоже правда.

Вы ведь вырезаете не только на фанере. Я читал, что раньше использовали экзотику вроде шпона, ореха или красного дерева.

— В этом плане санкции тоже внесли коррективы. Сейчас в основном используем берёзовую фанеру. Но мы не забываем и про бук, ясень и дуб. Пусть реже, чем раньше, однако на натуральном дереве тоже работаем. 

Ещё я знаю, что до санкций у Legrodeko были заказы из Америки.

— Мы работали с фирмой в Тольятти. Шеф этой фирмы сам делал уникальные дизайны для коллекционных игральных костей. Мы только исполняли – переносили его дизайн на деревянные кости.

Он выкладывал готовый продукт на международную краудфандинговую площадку Kickstarter и прилично зарабатывал на этом в долларах. Сейчас это предприятие свернулось.

Вокруг сейчас много говорят про импортозамещение. Вы следуете тренду?

— Могу сказать, что я полностью перевёл площадку Legrodeko из «Инстаграма»* во «Вконтакте».

ВК – какой-то родной. Я в нём сижу с 2007 года. Сначала просто общался с друзьями, потом начал постепенно вести через ВК бизнес, а сейчас – это основная площадка для продвижения.

Сам потихоньку веду страницу. Рассказываю о продуктах. И не жалею, что ушёл из «Инстаграма»*.

На своей странице в ВК ты часто рассказываешь про клиентов. В одном из постов ты указал, что целевая аудитория Legrodeko – это девушки и женщины. Почему так?

— Деревянные органайзеры покупают девушки и дарят мужчинам. Деревянные чехлы для телефонов тоже покупают девушки и дарят мужчинам. 

Так получается, что действительно больше заказов от девушек и женщин. Среди корпоративных клиентов тоже чаще обращаются женщины – заказывают подарки коллегам-мужчинам на профессиональные праздники. 

Самый большой заказ и психотерапия

Ещё увидел у тебя в ВК, что ты сейчас получаешь высшее образование по психологии. Это тебе нужно, чтобы лучше понимать клиентов? Или, может, чтобы разобраться в себе?

— Кроме вышки по психологии, я ещё обучаюсь гештальт-терапии и EMDR-методу [метод психотерапии для лечения посттравматических стрессовых расстройств].

Параллельно практикую сеансы психотерапии. В основном занимаюсь с молодыми клиентами 18 – 30 лет.

«Лазеркой» я начал заниматься спонтанно. А вот желание практиковать психотерапию пришло осознанно. Сейчас я провожу сеансы, и мне очень нравится, что помогаю людям разобраться в себе.

Это не значит, что психология для меня – это про творчество, а «лазерка» – исключительно про деньги.

Вот недавно мы создали новый продукт – панно со стабилизированным мхом. Это для меня тоже настоящее творчество. 

Психотерапия и вырезание по дереву дополняют друг друга. Позволяют творить и развиваться в бизнесе. Тем более, сеансы психотерапии я также провожу в «Доме 77» – в офисе мастерской. 

Продолжим о клиентах. С кем тебе больше нравится работать: с корпоративными клиентами или отдельными заказчиками?

— Удобнее, конечно, работать с корпоративными клиентами.

Почему?

— Можно ответить банально – потому что они больше платят. Но в корпоративных клиентах мне нравится другое – высокий уровень организации заказа, масштаб и здоровая деловитость.

Как и «физики», они могут вносить правки, могут долго определяться с выбором, но в итоге всё равно сделают большой заказ. 

Расскажи про свой самый масштабный заказ. 

— В 2022-м к Новому году АО «БашВзрывТехнологии» заказало на 960 тыс. рублей сувенирку: 250 ёлочек с органическим мхом и 1 200 наборов «дженги» с гравировкой на каждом блоке. 

И, всё-таки, за 10 лет работы какой клиент тебе больше всего запомнился: корпоративный или частный?

— Всегда сильнее запоминается начало пути. Когда я ещё работал в Тольятти, у меня был клиент – одна прекрасная девушка, которая занималась эзотерикой, йогой и медитацией.

Она заказывала у меня долго и много. Это были деревянные медальоны, талисманы и обереги с разными магическими символами.

Работа была сложная, но меня она очень вдохновляла. Можно сказать, что этот клиент для меня был вдохновителем и учителем. Её заказы выводили на новый уровень мастерства, хоть и приходилось над ними больше трудиться.

Вообще в индивидуальных заказах тоже есть что-то от психотерапии – человек обращается с просьбой, я ему помогаю и получаю от этого удовольствие.

* владелец соцсети компания Meta признана экстремисткой организацией 

Фото от Николая Погосова 

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город» и ВКонтакте