СОХРАНИТЬ КАК

Репортаж о том, как за круглым столом решалась судьба усадьбы Зеленко

 1 766

Автор: Евгений Нектаркин

Первый понедельник 2016 года выдался по-настоящему рабочим — в Доме журналиста состоялся круглый стол, посвящённый спасению ансамбля усадьбы Зеленко от вероятных застройщиков, в организации которого ДГ принял самое непосредственное участие.

Мероприятие примечательно тем, что оно было проведено по инициативе жителей этой самой усадьбы. И если до сего момента злые языки могли утверждать, что старый город и его “графские развалины” представляют ценность лишь для немногочисленной группы архитекторов, общественников и городских сумасшедших, то вчерашняя встреча показала, что у исторического центра есть ещё одна сила — это его жители, которые давно проснулись и активно действуют.


Поводом для организации встречи стала ситуация, сложившаяся вокруг усадьбы всемирно известного архитектора Александра Зеленко. Все объекты усадьбы за исключением Дома журналиста были лишены статуса выявленных объектов культурного наследия, а жилой дом (флигель), расположенный во дворе усадьбы, был признан аварийным. К тому же компания «Трансгруз» летом прошлого года получила разрешение на подготовку проекта планировки территории 109-го квартала, в котором находится усадьба.

Собственники квартир в жилом доме по адресу Самарская, 179 литеры Б, Б1, Б2, которые на протяжении нескольких лет содержат его на свои деньги, с таким положением дел не согласились, и обжалуют экспертизу о признании дома аварийным в суде. Подробнее читайте в «Альтернативном гиде по непарадной Самаре».

Несмотря на то, что мероприятие проходило в первый рабочий день нового года и было назначено на неудобное время, круглый стол проходил при каком-то невероятном скоплении региональных журналистов, а народу пришло больше, чем конференц-зал Дома журналиста мог бы вместить — не всем желающим хватило места.

Председательствовал Виталий Стадников, бывший некогда главным архитектором города и преподающий ныне в Высшей школе урбанистики НИУ ВШЭ в Москве.

Первое слово было предоставлено Алле Дёминой, градозащитнице со стажем. Она погрузила собравшихся в историю противостояния жителей города и компании “Трансгруз”, закончившуюся, как известно, строительством 33-этажного небоскрёба на углу 109-го квартала. Эту башню, по образному выражению Аллы Дёминой, воткнули, словно нож, в сердце Самары.

Затем выступил журналист Армен Арутюнов, известный своей позицией по сохранению исторического наследия Самары. Армен рассказал о личности архитектора Александра Зеленко, истории создания усадьбы и напомнил, что сейчас решается судьба творения одного из величайших русских зодчих.
Затем слово было предоставлено представителю управления государственной охраны объектов культурного наследия Самарской области Александру Аксарину.

Он монотонно рассказывал, как принималось решение о включении особняка Зеленко в реестр памятников архитектуры, о том, как жилой дом, расположенный во дворе усадьбы, сначала оказался списке выявленных ОКН, а потом был исключён из списка. “По заказу фирмы “Трансгруз” в 2014 году была проведена государственная историко-архитектурная экспертиза, которая пришла к выводу, что флигель Дома журналиста включили в список ОКН необоснованно. С точки зрения закона, процедура соблюдена”.

Чиновник также посетовал на то, что управление государственной охраны объектов культурного наследия было сформировано летом прошлого года, а решение об исключении дома из списка выявленных ОКН принято годом ранее. “Управление поставлено перед фактом, и нет оснований для действий”.

Однако в завершение круглого стола он всё-таки проговорился, что в 2016 году запланированы бюджетные деньги на проведение историко-архитектурных исследований, следовательно, жители могут обращаться с инициативами о проведении повторного исследования дома.

_DSC1180

Своим невыразительным выступлением Александр Аксарин слегка усыпил собравшихся, но слово было предоставлено Виталию Стадникову, концептуальный и красноречивый спич которого вернул присутствующих к жизни. В ситуации с усадьбой Зеленко он увидел организованный процесс уничтожения исторического центра. Рассказывая о технологии выживания коренных жителей Самары, Виталий Стадников напомнил о недавнем выступлении Владимира Путина на заседании президентского совета по культуре и искусству.

«Сохранение исторической памяти – один из ключевых приоритетов. Особая роль здесь принадлежит материальному культурному наследию. В последние годы в центре внимания общественности, СМИ регулярно оказываются, к сожалению, громкие конфликты вокруг застройки охранных зон, разрушения памятников. Необходим самый серьёзный анализ таких случаев, в том числе и для выявления пробелов, недоработок в законодательстве, или, как юристы говорят, «люков» в законодательстве», — потребовал президент Путин на совете.

Ситуация, сложившаяся в Самаре, по мнению архитектора, наглядное тому подтверждение. Правила застройки и землепользования, разработанные до утверждения генплана города и не содержащие охранных зон памятников, не соответствуют федеральному законодательству и фактически не являются инструментом регулирования строительства в Самаре.

Сегодня развитие — это не строительство. Это улучшение качества среды. И именно работой над общественными пространствами занимаются сейчас передовые города всего мира и в том числе России.

Он также рассказал о том, что представление о городе, которые до сих пор воплощаются в виде застройки микрорайонного типа, основано на заблуждениях теоретиков начала XX века о том, как должен выглядеть город будущего, хотя давно признан вред модернисткой застройки, не учитывающей структуры исторической части города, поскольку такого рода застройка ведет к социальной обособленности людей.

“Сегодня развитие — это не строительство. Это улучшение качества среды. И именно работой над общественными пространствами занимаются сейчас передовые города всего мира и в том числе России. Есть дорогие проекты, реализованные в Москве, а есть проекты, ориентированные на малые бюджеты и в том числе на соучастие жителей в процессах благоустройства”.

В завершение своего выступления Виталий Стадников сделал несколько предложений, которые легли в основу резолюции, принятой на круглом столе:

“Необходимо вернуть усадьбе Зеленко статус объекта культурного наследия как единого ансамбля, а также провести ответную техническую экспертизу по зданию флигеля и разработать новую зону охраны на всю усадьбу. Эксперты, которые участвовали в историко-архитектурном исследовании, на основании которого флигель был исключен из списка выявленных ОКН, должны быть лишены аккредитации”.

Наступают момент, когда люди просыпаются в Самаре. Только сейчас, когда появляется класс собственников на землю в исторической среде, формируется тип современного европейского горожанина

Архитектор, профессор СГАСУ Сергей Малахов развил концептуальный наступательный тон, заданный предыдущим оратором. Он порадовался, что в круглом столе участвуют не только профессионалы, но и жители, заинтересованные в собственной судьбе и судьбе города.

“Наступают момент, когда люди просыпаются в Самаре. Только сейчас, когда появляется класс собственников на землю в исторической среде, когда появляется человек — субъект территории, формируется тип современного европейского горожанина. Сегодня мы имеем шанс стать не капиталистами, но нормальным средним классом, который живёт в своем городе, на своей земле, а не ищет себе место для проживания на Средиземноморье.

Когда житель становится горожанином, он понимает, что от него зависит судьба его дома, квартала, территории. Он вкладывает сам в свою территорию, а не ждет, пока его переселят в Озерки.

Самара становится городом, потому что жители становятся горожанами”.

Завершив свою речь, Сергей Малахов вынужден был спешно покинуть мероприятие, а его место занял настоящий антигерой этой встречи — главный архитектор области Анатолий Баранников, опоздавший на круглый стол. Ему и было предоставлено слово.

_DSC1200

Анатолий Баранников поведал собравшимся краткую историю появления в этом квартале 33-этажной башни, сообщил, что удивлён планами застройщика снести жилой дом на усадьбе Зеленко, и как главный архитектор области готов предпринимать действия по сохранению этого объекта:

“Усадьба — это комплекс зданий, и их нельзя рассматривать отдельно. Они не могут могут быть снесены. Когда я в Интернете увидел статью, позвонил им туда (“Трансгруз” — прим. ред.), спросил: «Вы реально хотите этот дом сносить?» Мне ответили, что планируют, поскольку есть заключение экспертизы и проект планировки. Если честно я был удивлён”.

Но проект, по словам главного архитектора, ещё не разработан и даже не утверждён, а если он не будет соответствовать регламентам и охранным зонам, он, наверное, не пройдёт утверждение.

Однако взять ситуацию под личный контроль Анатолий Баранников не может, поскольку, как оказалось, это не в его полномочиях.

_DSC1202

Пожалуй, самим ярким докладом было выступление Татьяны Петровой, собственницы одной из квартир в жилом доме усадьбы Зеленко. Она и про историю рассказала, и про сообщество добрых и порядочных соседей, явление по нынешним временам невероятное, и про ремонт здания, который они выполнили за свой счёт, и про планы на безоблачное будущее:

“А потом, господа, в наш квартал приходит “Трансгруз”. Нас приглашают в офис и сообщают, что наш дом будет расселён и снесён как аварийный. «Как снесен, — спрашиваю, — он же памятник?! У меня бабочки под окнами, потолки высокие и все удобства».

В ответ — вежливая улыбка. Вот было наше удивление, когда примерно через месяц наш домик был исключен из реестра ОКН. Историко-культурная экспертиза была заказана компанией “Трансгруз”. Почему застройщик заказывает и оплачивает историко-культурные экспертизы? Это по меньшей мере очень странно и вызывает сомнения в независимости таких экспертиз!

У нас создается впечатление, что нашу администрацию взяли в плен враги, которые ненавидят Самару и хотят стереть её с лица земли.

У нас создается впечатление, что нашу администрацию взяли в плен враги, которые ненавидят Самару и хотят стереть её с лица земли, а на права и интересы её жителей им глубоко наплевать.

Вот и Минстрой называет таких, как мы, контингентом, который неуклонно деградирует вместе со средой в старой застройке. Странное обобщение, господа. У нас в доме по Самарской 179 Б, Б1, Б2 проживают кандидат медицинских наук, доктор этих же наук, архитектор, ветеран боевых действий в Чечне, ветеран ВОВ, обладатель грамот за вклад в здравоохранение, мастер по декоративным покрытиям, известный в городе, ребёнок — круглый отличник, технолог-конструктор, инженер — сотрудник серьёзной авиакомпании, учащийся университета Наяновой.

В процессе деградации контингент нашего дома посещал страны Европы, и не только. Наблюдали, с какой любовью там относятся к исторической среде. Хотелось бы дожить до этого и в нашей Самаре. Было бы неплохо для развития внутреннего туризма”.

_DSC1244

Эту тему развил архитектор Александр Шуткин, который в своём докладе рассказал о неиспользуемом потенциале исторического центра для развития жилья премиального сегмента. В ближайшее время эта работа будет опубликована в ДГ.


В завершение круглого стола участники приняли резолюцию:

— Провести проверку правомерности проведения технической экспертизы на предмет аварийности дома, расположенного по адресу: Самара, Самарская, д. 179 литеры Б, Б1, Б2, обоснованности и законности выводов, сделанных экспертами.

— вернуть статус объекта культурного наследия всему комплексу зданий усадьбы Зеленко, включая жилой дом по адресу Самарская, д. 179 литеры Б, Б1, Б2. Рассматривать ансамбль как единый памятник.

— Отменить постановление об утверждении «урезанной» зоны охраны усадьбы Зеленко. Утвердить разработанную ранее зону охраны, включающую весь комплекс зданий.

— Требовать от Министерства культуры РФ лишить аккредитации эксперта, составившего заказную экспертизу для лишения ансамбля усадьбы Зеленко охранного статуса.

— Организовать штаб защиты жителей исторических зданий.

— Провести в ближайшие 2 месяца конгресс граждан исторической Самары и российских градозащитников с целью выработки технологии защиты прав на культурное наследие, недвижимость и землю.

_DSC1235