УМНЫЙ ЧЕТВЕРГ

9 самарских писателей XIX века, произведения которых должен прочитать каждый

 1 097

Автор: Ксения Лампова

По четвергам на ДГ появляются самые интересные лекции в сжатом формате — ничего лишнего, только по делу. В прошлый раз мы ходили на научно-популярный лекторий 15х4, а в этот посетили лекцию историка и краеведа Георгия Квантришвили, которая состоялась 17 февраля в Самарской областной универсальной научной библиотеке.

Георгий рассказал о том, как обстояли дела с самарской литературой от основания губернии до создания первого литературного альманаха, как самарцы переживали огромный темп роста города, о чём они писали и размышляли в те времена. К слову, большая часть публикаций перечисленных авторов находится в фондах библиотеки, так что есть вариант открыть для себя огромное поле для исследований нравов и быта тех времён.

Перенесёмся в 1851 год, когда наш город стал столицей губернии. В это время по разным данным в нём проживало от 14 до 19 тысяч человек. Уже через 60 лет в городе будет жить больше 170 тысяч человек, то есть за этот промежуток он вырос более чем в 10 раз – гигантский скачок и темп роста, которого не было никогда, даже во времена индустриализации. Можете представить, какие быстрые изменения происходили в жизни горожан и насколько сами горожане удивлялись тому, что вокруг них происходит?

Самое первое произведение самарца, которое в XVIII веке увидело свет в столичном журнале, а в XIX веке появилось отдельным изданием, было написано в модном ныне жанре «трэвелога» и описывало путешествие в Бухару. Автором его был один из депутатов екатерининской Уложенной комиссии Данила Рукавкин. Со Средней Азией у Самары всегда были хорошие отношения, сюда частенько приезжали среднеазиатские купцы, да и наши заглядывали туда. Таким образом, депутата Рукавкина можно считать кандидатом на звание первого самарского писателя.

К моменту признания Самарской губернии уже покинул город литератор, которого принято считать первым самарским писателем, – Николай Иванович Второв. Он уехал в Казань и увёз свою гигантскую библиотеку, которая впоследствии стала основой для публичной Казанской библиотеки. Первые его публикации в конце XVIII века появились в московских журналах, а местом написания указывалась Самара.

Была ещё писательница Екатерина Лачинова (Шелашникова) – она написала роман, который наделал шуму: «Закубанский Харамзаде», или «Проделки на Кавказе». Роман был посвящён кавказской войне и был запрещён цензурой, но спустя какое-то время вышел за рубежом на немецком языке. К сожалению, Екатерина Лачинова после этого не выпустила ни одной книги, и мы знаем только, что умерла она уже в 1896 году.

«…Обычаи во всем изменяются. Давно ли сентименталь­ные письма, записки писались на прекрасной розовой бу­маге, изукрашенной разными виньетками? Тут чаще всего изображены были или пара голубков, соединяющих носики, или амур-колченосец, пронзающий сердце легкою стрелою. Эти записки запечатывались аллегорически-сентименталь­ными изображениями и всегда были раздушены как бла­говониями, так и выражениями. Теперь все это считается варварством, незнанием правил du comme il faut. Письмо или записка любовной связи должна быть написана на са­мой обыкновенной бумаге, притом потаенными чернилами, самое легкое сентиментальное выражение — есть непрости­тельная пошлость, совершенное незнание общежития; ны­нешнее любовное письмо непременно должно служить оберткою книги или чего другого, посылаемого к возлюб­ленной. Если хотите совершенно исполнить требования эти­кета, закурите эту обертку табаком, сделайте на ней не­сколько чернильных пятен; впрочем, эти пятна иногда име­ют иероглифические значения…»

Лачинова Е.П. «Проделки на Кавказе», Санкт-Петербург, 1844 год

Из известных всей России упомяну ещё книги Михаила Александровича Дмитриева, который был племянником знаменитого поэта-классициста Ивана Дмитриева. Но тут дело в том, что административные границы губернии неоднократно менялись, поэтому фактически он был уроженцем Симбирской губернии – к ней тогда относились все заволжские территории. Поэтому, кстати, почти все авторы, писавшие о Жигулях и собиравшие легенды о них, считаются уроженцами Симбирска, а не Самары.

Чрез пару лет после открытия губернии Русское географическое общество предложило грамотным людям из разных регионов России присылать этнографические зарисовки – на призыв откликается молодой учитель Гавриил Потанин. Он присылает несколько своих трудов, из которых особенно примечателен «Самарский Геродот» или «Дедушка из Самары». Потанину удалось найти местного старожила, который помнил присоединение Самары к восстанию Пугачёва, и ещё более древних степняков, которые выпасали скот на берегу Волги до появления на тех местах городских дач. Там же описывается популярная в то время легенда о возникновении Самары: говорили, что на территорию губернии были сосланы потомки стрельцов-старообрядцев, поднявших бунт во времена правления Петра I.

«… Кругом вот всё этого около городу-ти черный Калмык жил кругом, как зверь лютущий; весь народ как огня их страх как боялся: ну, да тот уж лет восемьдесят пять, как ушёл туда в степь…»

Потанин Г.Н. «Дедушка из Самары»

Ещё один важный для самарской литературы человек — Вера Захаровна Воронина, которая родилась в 1827 году. Совсем молоденькой девушкой она уезжает в Москву, где знакомится с писателем Слепцовым, во многом предвосхитившим Чехова. Под влиянием Слепцова она начинает публиковаться – первые её вещи вышли в «Отечественных записках» у Некрасова в 1866 году. Тогда это называлось рассказами, но по объёмам тянуло на повести. После этого в писательстве для неё наступает большой перерыв, и лишь в 1896 году следующее произведение её привлекает внимание – это мемуары об Островском. Потом она стала писать роман, который до сих пор не был издан — «Малая земля». Он и сейчас лежит в архиве и дожидается публикации. Её можно считать второй профессиональной писательницей, вышедшей из нашего региона.

Ещё был любопытный писатель – Иван Борский, настоящая фамилия которого была Бухалов. Он родился на территории нынешней Мордовии, был сыном унтер-офицера и сюда приехал работать учителем. Он также публиковался в «Отечественных записках», и в его произведениях можно отыскать множество фактуры о нашем регионе, потому что всё написанное относилось к Самарской губернии, хватило бы на пару томов.

Следующий писатель, о котором я расскажу, – Сергей Осипович Ярошевский. Родился в 1856 году, и при рождении ему дали имя Залман, сам он из Молдавии. Родился в еврейской семье, в Самаре оказался после учёбы на военного врача. Стал постоянным автором журнала «Восход» и был очень популярен, однако о нашем городе не писал – писал о Бессарабии, будучи одним из известнейших еврейских писателей.

Последний редкий писатель, который относился к той ветви литературы, что особым почтением не пользуется, – это писатель-юморист Алексей Подуров (Педро).  Он издал три книги, и все они находятся в фондах областной библиотеки. Практически всё, о чём он пишет, имеет отношение к Самаре: он рассказывает о купцах, взяточничестве, работниках прессы, описывая всё это с юмором и со знанием дела. Позднее Подуров переехал в Москву и работал в журнале «Развлечение»  —  больше всего он любил сценки для своих рассказов находить в кабаках. В 1901 году подобный образ жизни привёл его к ранней кончине, но все его рассказы были изданы в двухтомнике под эгидой журнала. Для изучения мещанского и чиновничьего быта Самары конца XIX века – незаменимое чтиво.

Фото обложки позаимствовано здесь

comments powered by HyperComments