ОДИН ИЗ ПАВШИХ

Дочь куйбышевского солдата восстановила события из его жизни в военные годы по письмам и фотографиям

 459

Автор: Редакция

Владимир Громов записал для ДГ воспоминания дочери простого солдата, работника ГРЭС Сергея Чевардина, о его героических подвигах в Великую Отечественную, о гибели и о том, что помогло его семье выжить. 

После сильнейшей контузии и ранения, от которого он чуть не погиб, Сергею Чевардину дали небольшой отпуск. И в декабре 1942 года он приехал на побывку в Куйбышев к жене Зое и годовалой дочке Ире. А через девять месяцев у него родилась ещё одна дочка — Татьяна. Но он об этом уже не узнал.

Он умер от ран в марте 1943 года, а она родилась спустя пять месяцев — в сентябре. Сегодня Татьяна Сергеевна Чевардина хранит его фотографии и письма. И рассказы об отце, которые услышала от своих родных и его сослуживцев.

Из наградного листа младшего лейтенанта, старшего адъютанта 3ПД батальона 23 Воздушно-десантной бригады, участника боев в тылу врага: «В бою за села Марково и Кряково лично в числе 4-х красноармейцев участвовал совместно с танками в атаке и уничтожил огневую точку, которая мешала продвижению танков вперед. При прорыве линии фронта 24 июня сего года тов. Чевардин, несмотря на ураганный огонь противника с группой бойцов вырвался вперед, участвовал в уничтожении немецкого ДЗОТа, обеспечил возможность прохода частей без потерь. На протяжении всех боев в тылу у противника тов. Чевардин своим личным бесстрашием и героизмом, воодушевляя бойцов и командиров, увлекал их на новые подвиги. Тов. Чевардин достоин правительственной награды «Красная Звезда».

С. Чевардин за шахматами
С. Чевардин за шахматами

«Он очень любил играть в шахматы и из-за них бросил институт. Мог играть сутками, запирался в комнате с шахматной задачкой и не выходил, пока её не решит. Когда они с мамой приходили гулять в Струковский сад, то все шахматисты парка сбегались и расставляли в ряд свои доски. Он проходил мимо них и на каждой доске делал ход, возвращались – делал другой. Так они с мамой и гуляли мимо шахматных досок».

Сестра купила ему хромовые сапоги — очень дорогую по тем временам вещь, а он их сразу дал кому-то поносить на свидание.

В семейном архиве нет свадебной фотографии Чевардиных, они расписались быстро, и даже на ГРЭС, где работали оба молодожёна, об этом не сразу узнали. Но сохранилось фото Сергея за шахматной доской с его коллегой Львом Зиминым. Есть его грамота за первое место в самарском областном шахматно-шашечном чемпионате 1939 года. Есть и лист, на котором великий венгерский шахматист Андор Лилиенталь написал бронзовому призёру всесоюзного шахматного турнира энергетиков 1940 года: «Искренне желаю успеха талантливому шахматисту т. Чевардину, показавшему в этом турнире столь блестящую игру». Есть там и записи от других участников: «Моему единственному победителю», человеку «удивившему многих своей игрой»…

ли

«Когда объявили, что Германия безоговорочно капитулировала, то мама два дня плакала, не выходя из комнаты. У отца была бронь от призыва, но он сам вызвался идти на фронт. Моя старшая сестра родилась 30 июня, а он ушёл служить примерно через десять дней. Я пришла работать на ГРЭС в 1965 году, и там многие его помнили. Говорили, что он был очень добрым. Сестра купила ему хромовые сапоги — очень дорогую по тем временам вещь, а он их сразу дал кому-то поносить на свидание. И всё. Так же щедро раздавал он и книги из семейной библиотеки.

Последнюю весточку от него мы получили уже спустя много лет после войны. Нас отыскал его сослуживец. Когда отец формировал очередную группу для заброски в тыл, то посмотрел на него и сказал: «Ты слишком щуплый, тебе туда нельзя, тебя там сразу убьют, я тебя в другое место направлю». Этот человек, которому отец спас жизнь, после войны долго нас разыскивал через военкомат и упросил приехать к нему на свадьбу».

В прошлом году я пошла в «Бессмертный полк» сразу с двумя фотографиями: папы и дяди Юры. Потому что его фото нести некому.

Вдове Сергея и его дочерям в войну помогли выжить родственники. Татьяна Сергеевна с благодарностью вспоминает бабушку, дедушку, тётю Зину… Двоюродная тётя Тамара, у которой на фронте погиб сын – Юрий, неплохо рисовала, делала коврики, продавала их на рынке, а деньги приносила на вдове и двум сиротам.

«Мой двоюродный дядя Юра мечтал стать очень хорошим учителем математики. Учился в пединституте, но взорвался на складе боеприпасов во время войны. Его девушка вроде бы так и не вышла замуж. Не знаю, как её звали, но выкинуть её фото у меня рука не поднимается. В прошлом году я пошла в «Бессмертный полк» сразу с двумя фотографиями: папы и дяди Юры. Потому что его фото нести некому. Участники оборачивались на меня и говорили, что дядя Юра похож на какого-то американского актёра. Не знаю, я в них не очень разбираюсь».


На мемориальной доске Самарской ГРЭС указаны 53 фамилии павших. С июля 1941 года брать энергетиков на фронт было категорически запрещено, они были нужнее в тылу. В этом списке те, кто ушёл в первые дни войны. В основном они погибли через несколько месяцев после призыва. Сейчас «Т Плюс» разыскивает информацию о них. Если вы увидели в этом списке кого-то из своих родственников, просим откликнуться.

Мемориальные доски на ГРЭС

Текст: Владимир Громов