Антон Черепок о том, где в Самаре до сих пор проходят настоящие...

ОПЛОТ ДЕМОКРАТИИ

Антон Черепок о том, где в Самаре до сих пор проходят настоящие выборы

Автор:

ИСТОРИИ
588

Журналисту ДГ предложили стать председателем счётной комиссии на выборах в ЖСК. Он погрузился с головой и, вынырнув, написал о том, как проходят выборы и кипят страсти там, где электорат всегда рядом. 

Выборы в ТСЖ и ЖСК — это вам не унылые кампании кандидатов на фоне государственного флага и обещаниями всех слушать, слышать, видеть и помнить. У депутатов и чиновников есть возможность свести контакты с избирателями к минимуму, но здесь ты живёшь вместе с электоратом на одной лестничной площадке и каждый день проходишь мимо самых ярых борцов в платочках и пальто.

Пусть масштаб события не вводит вас в заблуждение — в нашем ЖСК только один дом, но в нём больше 700 квартир, а собственников жилья, то есть избирателей, ещё больше, потому что некоторые владеют долями одной жилплощади. И даже среди собственников крохотной “однушки” не всегда есть согласие, так что страсти кипят нешуточные.

Зачем выборы

Обывателю невдомёк, но работа ЖСК — это сложный и весьма нервный процесс, связанный с большим объёмом работ. Например, Фонд капитального ремонта решил, что наш дом нуждается в ремонте крыши ближе к 2020 году, хотя вот это нам и не требуется, а нужны средства на ремонт подъездов и коммуникаций.

Так как у дома в фонде отдельный счёт, мы сами можем решать, что делать и когда — по крайней мере, такой механизм предусмотрен. Кроме того, есть вопросы по результатам ревизионной комиссии, принятию сметы, внесению изменений в устав и многое-многое другое.

Решать такие вопросы может только общее собрание собственников жилья, и тут начинается настоящее хождение по мукам. Во-первых, собрание должно проводиться по определённым правилам, прописанным в Жилищном кодексе. Описание механизма займёт несколько страниц текста, набранного мелким шрифтом, так что ограничимся тем, что если вы не собрали кворум на очном собрании, пригласив всех жителей в арендованный зал, придётся проводить заочное собрание, иначе — голосование по бюллетеням.

IMG_2016-10-13_120111

Без очного собрания нельзя, даже если вы знаете на 100%, что туда придёт от силы пара десятков человек. Это мучительный и затратный процесс, который не приносит результата, но без него вас затаскают по судам. В таком большом доме, как наш, очное собрание — это практически миф.

Итого в бюллетенях семь вопросов с несколькими подкатегориями — выбор председателя общего собрания, секретаря, утверждение состава счётной комиссии, согласие с результатами работы ревизионной комиссии, принятие сметы, вопрос по капремонту и внесение изменений в устав.

Как всё происходит

Правление делает отчёт о проделанной работе и составляет план предстоящих мероприятий, печатает сотни копий, прикладывает бюллетени с вопросами по каждому пункту и разносит по домам. Самый цимес в том, что собственник должен расписаться в получении в специальной ведомости: если он куда-то уехал или сдаёт квартиру, у обходчиков начинается увлекательный квест с элементами детектива, который продолжается после раздачи бюллетеней — большинство избирателей должны проголосовать, иначе придётся проводить выборы ещё и ещё.

Чтобы научить людей любить справедливость, надо показать им результаты несправедливости.
(А. Смит)

Нас трое. Я в этом году выбран председателем комиссии. Тамара Петровна, передавшая мне эстафету, и Людмила Владимировна — ей за 80, но она ни разу не пожаловалась на усталость, хотя наша работа заняла много часов.

В отличие от федеральных выборов, мы можем позволить себе не торчать ночь сразу после окончания выборов, поэтому в последний день голосования в 21:00 запечатываем прорезь урны, составляем первый акт, потом опечатываем каморку бухгалтера ЖСК, составляя новый акт. Единственный ключ вручается мне в торжественной обстановке.

Ранним утром мы собираемся в помещении правления ЖСК, вскрываем каморку бухгалтера, и я выволакиваю в соседнее помещение урну. То есть это действительно урна — серый пластиковый бак с прорезью в крышке.

Мы осматриваем печати, вскрываем урну, и я начинаю вываливать бюллетени на стол. Что хорошо — голосование у нас не тайное, так что можно рассортировать бюллетени по номерам квартир, это немного упрощает подсчёт. А вот что страшно, так это голосование квадратными метрами. Нельзя поставить в базе данных галочку — «за», «против» или «воздержался». Нужно под каждым ответом вписать квадратные метры собственника — владельцы больших квартир имеют больший голос, а “однушек” — меньший.

Если же голосуют доли, то приходится высчитывать каждую, и тогда вспоминаются слова Черчилля о том, что демократия — это худшая форма правления за исключением всех остальных — в одной крохотной квартирке три владельца могут голосовать по-разному.

Выбирать себе правительство вправе лишь тот народ, который постоянно находится в курсе происходящего. (Т. Джефферсон)

Как только по квартирам были разнесены бюллетени и отчёты о проделанной работе, в доме резко активизировалась оппозиция. В ящиках начали появляться листовки с критикой действующей власти, подписанные подпольными кличками. Кому-то доставались небольшие агитки, тем же, кто переехал недавно, забрасывали развёрнутые программы.

Председатель ЖСК вёл свою кампанию целый год, лично прочищая водостоки на крыше, и даже менял канализационную трубу в колодце возле подъезда, вместе с сантехником изгваздавшись по уши. Накануне последнего дня голосования весь дом лицезрел, как председатель распиливает бензопилой гнилые деревья.

В общем, битва была на равных и продолжилась на полях бюллетеней — умеренная оппозиция критиковала возросшие расходы, непримиримые ставили “против” карандашом и даже вырезали из документа некоторые пункты.

Кроме того, на процесс голосования влияли и внутрисемейные неурядицы. Мне досталось два бюллетеня семейной пары, заполненных зеркально, — где он ставил “за”. она ставила “против”, и так по всем пунктам. Тем не менее чувствуется, что люди не безразличны, и это хорошо видно в итоговом протоколе — все замечания и просьбы жильцов заняли несколько страниц.

В итоге все разрешилось с неплохим результатом — идея о том, что капремонт дома должен состояться раньше, чем планировали чиновники, набрала необходимый процент. Отчёт ревизионной комиссии жильцов в целом устроил, но паре строчек изменений в устав не хватило нескольких процентов.

Разговоры о том, что все выборы обман и сплошная фальсификация, наверное, существуют со времен первого жребия. Однако если есть шанс на относительную прозрачность подсчёта голосов, люди охотно принимают участие, и даже предвыборная кампания становится отличным развлечением для всех её участников. Пусть даже решается вопрос не о том, кто будет править страной, а о том, нужно ли заваривать мусоропровод или дальше терпеть вонь.

В бюллетенях ЖСК есть обязательный пункт о счётной комиссии, и теперь я знаю, что около 80% нашего дома доверяют мне подсчёт своих голосов, а значит, и судьбу всего дома. И это чертовски приятно.

Комментарии: