КУДА ПОДАЛЬШЕ

Тур выходного дня на автомобиле. Часть I – дорога в Бузулук

 2 951

Автор: Максим Фёдоров

Мы начинаем проект, в котором будем рассказывать о путешествиях на машине по Самарской области и соседним регионам. Выбираем места, куда можно скататься за один-два дня, чтобы весело и с пользой провести выходные.

Первый наш тур – в Бузулук, с остановками в исторических сёлах Бариновка и Утёвка, а также в живописном Бузулукском бору. Сам же Бузулук – это настоящий клондайк деревянного модерна на западе Оренбургской области. Всего 216 км от Самары. Отличный вариант для поездки выходного дня с друзьями или семьёй.

Жизнь до нефти и после

Мы стартуем от нашей редакции на Ульяновской. Выезжать приходиться рано утром, так как вернуться хотим в тот же вечер, а путь до Бузулука с намеченными остановками займёт часа три. В тур мы отправляемся на новенькой Škoda Kodiaq. Компания «Град-Авто» предоставила нам автомобиль, чтобы мы провели на нём масштабный тест-драйв.

Водитель Роман встречает меня со своей девушкой Аней. Она едет за компанию. Ещё один участник бузулукского трипа – автор блога «Путешествия со смыслом» Алексей Жирухин. Последним к нам присоединяется фотограф Дэвид Ньюман. Впятером мы запрыгиваем в семиместный внедорожник и отправляемся в Бузулук.

У Алексея там живут друзья, поэтому поездки в Бузулук для него не редкость. И как матёрый путешественник он давно уже изучил историю города, где часто бывает. Бузулук основан в 1736 году. Как и Самара, изначально был крепостью для отражения набегов кочевников, но постепенно урбанизировался, превращаясь в уездный город.

Бузулук, как мячик для пинг-понга, перекидывали из Оренбургской губернии в Самарскую и обратно. Однако смена границ жизнь города кардинально не меняла. С появлением железной дороги в конце XIX века Бузулук превратился в заводской центр. И, возможно, так бы скучно продолжалась его жизнь, если бы в 1935 году не случился редкостный урожай картошки под соседним Бугурусланом.

В этот год в поселке Садки картофеля было так много, что для хранения его излишков решили вырыть погреб. Когда землекопы углубились примерно на метр, наткнулись на черный, как сажа, грунт. Он рассыпался, как песок. Стали рыть дальше. Но, чем глубже, тем труднее становилось копать – «сажа» превратилась в камень. Пришлось рубить лопатой. Так был найден довольно редко встречающийся в природе асфальтит.

Асфальтит – спутник нефти, и геологоразведка показала её присутствие. Так началась массовая добыча нефти по всему Оренбуржью. В 70-е годы бузулукская нефть вышла на международный рынок, и город стали называть нефтяной столицей Оренбуржья.

Дискриминация двигателя и ветряная мельница

Рассказ Алексея хорошо слышно по всей машине. Она напичкана динамиками, которые отражают звук в каждый угол автомобиля. Это сделано специально, чтобы пассажиры могли лучше слышать водителя. Правда из-за эффекта эха самим пассажирам общаться с водителем не очень удобно.

Под историю Бузулука мы покидаем пределы Самары и выезжаем на трассу. Максимальная скорость «Кодиака» – 210 километров в час. Роман говорит, что гонять, конечно, можно, но мы пока не будем. Машина недавно сошла с конвейера и ещё не обкатана.

Однако погонять нам всё же пришлось. На одном из виражей нас подрезает красный джип «Тойота». Роман сигналит ему и пытается обойти. В ответ водитель Тойоты показывает нам средний палец. Роман перестраивается и встаёт перед ним, сбрасывая скорость – распространённый трюк среди автомобилистов. Водитель «Тойоты» сигналит и мигает фарами. Разгорячённый Роман кричит: «Японская атмосферная х***я!». Все на секунду затихают в напряжении. Тишину прерывает Дэвид, он говорит на ломанном русском: «Первый раз в своей жизни я вижу дискриминацию инжекторного двигателя». Мы смеёмся, Роман ускоряется, и, как только красная Тойота скрывается с глаз, об инциденте все забывают.

Первая остановка у нас по плану в селе Бариновка. Здесь стоит старинная ветряная мельница. Искать дорогу приходиться по навигатору. Алексей выстраивает маршрут в своём телефоне, но батареи до Бариновки не хватает. Для таких случаев в «Кодиаке» есть зарядка для пассажиров на втором ряду. Даёт она 230V, но всё же на какое-то время мы остаёмся без навигатора. Спасает Аня. Её телефон тоже разряжен, но она подключает его к интерактивной панели, тем самым заряжает устройство и на экране водитель сам может задать маршрут.

Глубоко заезжать в село не пришлось — мельница стоит на его окраине совсем близко к федеральной трассе. По рассказам местных жителей, мельница была построена в первой половине XIX века и работала до 80-х годов прошлого столетия. Камень для изготовления жерновов был привозным, так как жернова из местного известняка были мягкие и не давали качественной муки. На мельнице было установлено три камня: на двух мололи муку, а на третьем рушили просо на пшено. Камни, на которых мололи муку, назывались «Сокол» и «Орёл». На одном из них мололи муку «на раструс», на другом – «на сита», то есть белую муку мелкого помола. На этом же камне делали манную крупу.

Местные и жители окрестных сёл мололи зерно за небольшую плату: за каждый мешок весом 50-60 кг хозяину мельницы оставляли «горец» – это один лоток зерна весом примерно 1 кг. С появлением в селе электричества мельница стала работать попеременно: когда есть ветер – от ветра, когда ветра не было – от электричества. Но при электрическом помоле качество муки ухудшалось. Мука стала темнее, так как туда попадали отруби.

Со временем мельница пришла в негодность. Жернова износились, стены обветшали, прохудилась крыша. Но сносить строение не стали. Теперь каждый по пути из Самары в Бузулук может заехать в село Бариновка и вживую увидеть последнюю оставшуюся в Самарской области деревянную мельницу.

Нерукотворные фрески и карма чиновника

В десяти километрах от Бариновки расположено село Утёвка. Посреди села высится храм Святой Троицы. Здесь наша следующая остановка. Посетить храм стоит хотя бы для того, чтобы взглянуть на большие полустертые нерукотворные, в прямом смысле этого слова, фрески. Дело в том, что Григорий Журавлёв, расписавший свод храма, был от рождения лишён рук и ног. Он сжимал зубами кусочек древесного угля и рисовал.

Само здание тоже с непростой судьбой. Построен храм в 1892 году. Некоторое время после революции он работал. Но в 1934 году храм закрыли и стали использовать его под склад зерна. Вновь открыть его удалось только в 1989 году. Активное участие в реанимации храма принимал батюшка Анатолий. Он до сих пор хлопочет о полном восстановлении здания.

Мы подъезжаем к храму Святой Троицы за 15 минут до его открытия. Рабочие практически бесшумно меняют кровлю купола. Над ними носятся кричащие ласточки. А по территории храма безмолвно прогуливается отец Анатолий. Мы просим разрешение на фотографии внутри храма. Батюшка нас пропускает.

Внутри работницы церкви уже зажигают свечи. Они не реагируют на меня и Алексея, но когда сперва заходит Аня в рваных джинсах, а потом и афроамериканец с фотоаппаратом, женщины пятятся к выходу, выискивая глазами батюшку. Через некоторое время тот появляется. И его добродушие сменяется строгостью. Отец Анатолий отправляет Аню за юбкой и платком, а нам не разрешает праздно гулять по церкви. Батюшка объясняет, почему ему приходиться быть таким строгим:

- Нам не надо шумихи. У нас сейчас с министерством туризма, так скажем, недопонимание. Вы поймите, храм находился в ужасном состоянии. Здесь голуби и собаки только обитали. Собак мы выгнали, а голубей пришлось отстреливать. Вон, на куполе до сих пор следы от пуль остались. Теперь я прошу деньги на восстановление. Мир не без добрых людей, благотворители дают. Но глава наш сказал, что церковь вдруг стала вновь выявленным памятником архитектуры, и ремонтировать её без разрешения нельзя. Ну, я поставил свечку за него в алтаре, помолился – пусть к человеку благоразумие придёт. А через неделю на него уголовное дело завели.

Батюшка описывает события прошлого месяца, когда на главу Нефтегорского района Владимира Корнева завели уголовное дело. По версии следствия, в 2010 году за разрешение на строительство жилого дома в Нефтегорске он получил квартиру стоимостью более 700 тысяч рублей. Жилплощадь впоследствии была оформлена на родственницу. На тот момент чиновник занимал должность заместителя руководителя муниципалитета.

Настоятелю храма всё же удалось найти деньги на восстановление. Территория возле колокольни благоустроена. Внутри здание постоянно приводят в порядок. И сейчас полным ходом идёт реставрация купола церкви. Того самого, который принял на себя пули, предназначавшиеся голубям.

Где поесть и как отдохнуть

Из Утёвки мы двинули прямо на Бузулук. Через полтора часа в городе нас встречала Анна Мельникова, идейный вдохновитель «Том Сойер Феста» в Бузулуке. Так как по сёлам мы катались почти три часа, в Бузулук мы въехали со зверским аппетитом. Совсем недавно в городе открылось кафе «Крутое пике» (улица Ленина, 23). По словам Анны, закусочная стала в Бузулуке сверхпопулярной. Даже приходится места бронировать, чтобы там перекусить.

Но Анна ведёт нас в столовую при Бузулукском филиале «Роснефти». Здесь царит советская атмосфера: берёшь поднос, приборы, несколько кусочков хлеба и двигаешься в живой очереди, самостоятельно формируя свой обед. Я беру чай с лимоном, окрошку на сыворотке, овощной салат, пюре с филе курицы под сырным соусом с грибами. Выходит всего 166 рублей.

«Рядовому сотруднику предприятия такой обед обошёлся бы рублей в 15», – говорит Анна. У работников Бузулукской «Роснефти» действует квота на еду. Правда на здешних руководителей она не распространяется. Они, по словам нашего гида, платят за себя сами. Думаю, нефтяные начальники от этого не сильно страдают. Анна рассказывает, что они понастроили себе коттеджей неподалёку и живут спокойной, сытой жизнью. Не страдал город, по её словам, и до появления здесь нефти:

- Занимались тяжёлой промышленностью. Помимо этого, был кожгалантерейный завод, перчаточная фабрика. Перчатки и сумки шли даже на экспорт. У нас знакомая привезла сумку из Германии и только дома увидела – сделано в Бузулуке. Перчатки, кстати, даже во Владивостоке продавали.

Знаменит Бузулук не только рабочими, но и спортсменами. Родом отсюда братья Доброскоки – Александр и Дмитрий, заслуженные мастера спорта по прыжкам в воду. Александр – вице-чемпион Олимпийских игр 2000 года, двукратный чемпион мира. Дмитрий – бронзовый призёр олимпийских игр 2008 года, чемпион мира (2005 год) и Европы (2006 год), многократный чемпион России.

DSC_0822-min

Александр так любит свой город, что остался здесь жить и тренироваться. Дмитрий укатил в Питер. А мы, наоборот, прикатили к бассейну, где тренировались оба брата. Поплавать в «чемпионском» бассейне можно за 100 рублей в час. Рядом с ним – стадион. Анна говорит, что построили его нефтяники, и впоследствии передали в пользование муниципалитету. Здесь каждые выходные собираются местные играть в футбол. Аренда половины поля на час обходится в 1500 рублей. Обычно собирается две команды по пять человек и сбрасываются.

Недалеко расположен ледовый дворец «Кристалл». Не каждый провинциальный город может похвастаться крытым катком. Однако в Бузулуке ледовая арена популярностью не пользуется. «Ленятся», – объясняет Анна. Мы заходим на площадку. По кругу одиноко катается мужчина под песню «Это не женщина, это беда» группы «Те100стерон». Чуть позже к нему присоединяется семья с ребёнком. Они – единственные посетители ледового дворца сегодня.

Что посмотреть и где развлечься

Центр притяжения местных жителей – площадь Ленина. Здесь стоит ТРЦ «Север» с кинотеатром, детской зоной, фудкортом и кучей магазинов. Напротив него – администрация, возле которой уютный скверик. Между ними — фонтаны. Сегодня на их фоне фотографируются выпускницы – день выпускных балов. Справа от «Севера» установлены аттракционы. Покататься на них стоит всего 100 рублей.

В углублении площади стоит маленький бронзовый памятник Ленину. Назван Владимир Ильич не помпезно «вождь мирового пролетариата», а скромно «государственный и политический деятель». С этим памятником приключилась странная история. Дело в том, что раньше фигура Ленина была гипсовой и стояла за спиной ТРЦ «Север» в парке имени Владимира Ильича. Ходят слухи, что это очень не устраивало местных монархистов. В одну тёмную ночь памятник Ленину уничтожили.

Сейчас парк Ленина переименовали в Троицкий парк в память об уничтоженном Троицком соборе. Туда мы и направляемся. По дороге интересуюсь у Анны, как у них обстоят дела с высотной застройкой. Моя спутница уверяет, что такой дикости, как в Самаре, здесь нет:

- Да, есть высотки, 9 этажей. Выше нет, и не целесообразно это. По застройке проблем нет, у нас есть генплан, застройка ведётся по нему. Недавно две фирмы хотели возвести жилые пятиэтажки в самом центре. Но администрация не дала разрешения, так как они нарушат общую линию существующей исторической застройки.

На пути нам попадается магазин. Анна приглашает попробовать фирменное бузулукское мороженое. Беру себе шоколадное, а Дэвида угощаю сливочным. Он позирует на камеру для колоритного фото. Мороженое, к слову, очень вкусное. Советуем обязательно попробовать, когда приедете в Бузулук.

X1NuTjmxNgs

Доедая мороженое, мы приближаемся к Троицкому парку. Кажется, что очутился в бузулукском аналоге сквера Фадеева. Оба расположены в центре города, опоясаны домами, но всё равно любимы местными жителями. И в Троицком парке, в отличие от сквера Фадеева, есть скульптуры и памятники.

На входе вас встречают фигурки розовых фламинго. Никто, правда, точно не знает, кто и зачем установил их здесь. В центре установлен памятник основателю города Ивану Кирилову. Его судьба частично связана с Самарой – он скончался от чахотки в нашем городе через год после того, как основал Бузулук. По левую руку от монумента Кирилову стоит памятник художнику из Бузулука Филиппу Малявину, которого обучал сам Репин. И, наконец, через дорогу от парка гордость местных – старинная водонапорная башня, построенная ещё в 1904 году.

Экскурсия по Бузулуку заканчивается у дома семьи купца Киселёва. Анна рассказывает нам, что этот дом бузулукский купец Герасим Киселёв купил для своего сына Николая. Здесь жила семья ещё одного сына Герасима – Степана. Его судьба тоже тесно связана с Самарой. Степан Герасимович Киселев выдал свою дочь Марию за сына основателя жигулевского завода в Самаре Альфреда Фон Вакано — Владимира. Известно также, что самарский купец, художник, основатель Самарского художественного музея Константин Головкин, который был очень дружен с семьей Фон Вакано, подарил молодым на свадьбу свою картину «Бурлаки».

Сам же Степан Киселёв в течение 20 лет состоял гласным Бузулукской городской думы, уездного земского собрания и 9 лет – Самарского губернского земского собрания. Был очень уважаемым в городе человеком. Но революция заставила его эмигрировать. Послереволюционная судьба Степана неизвестна. Но, говорят, что именно по его указу на здании появился рисунок трёх богатырей: Степан, Николай и Герасим Киселёвы. Он оставил этот дар на прощание любимому городу.

Тихая гавань «Бузулукский бор»

Мы прощаемся с Бузулуком и запрыгиваем в «Кодиак». У нас по плану последняя остановка – национальный парк «Бузулукский бор». Полноприводный внедорожник отлично проходит размытые дождём лесные тропы. Мы пересекаем мост через реку Бобровку и оказываемся в Бузулукском бору.

На границе Самарской и Оренбургской областей раскинулся настоящий реликтовый лес. Его возраст оценивают в 7 тысяч лет. Размеры бора потрясают – протяжённость 50 километров в длину и 32 километра в ширину. Стоит ли говорить об уникальности растительного и животного мира этого зеленого острова вдоль долины реки Боровки – притока Самары. Сейчас Бузулукский бор – это особо охраняемая природная территория, поэтому, прежде чем отправиться в нацпарк, стоит ознакомиться с правилами поведения в ООПТ. Для туристов разработаны маршруты различной протяжённости. Национальный парк закрыт для посещения в случае введения противопожарного режима, поэтому перед поездкой лучше помониторить официальный сайт. Противопожарный режим МЧС не вводило, поэтому пока бор открыт для всех желающих.

Правда сейчас бор находится далеко не в идеальном состоянии. Много деревьев высыхает. Это происходит из-за различных вредителей, болезней и засухи. Очевидно, что вода и так куда-то уходит. А здесь ещё собираются нефть добывать. Понятное дело, если начнется активная нефтедобыча, то просядет грунт и воды станет еще меньше. Исчезнут деревья, и огромные запасы песка, которые сейчас удерживаются корневой системой бора, могут превратить в пустыни прилегающие территории. Будем надеяться, нефтяники никогда до земли Бузулукского бора не доберутся.

Ведь нет ничего лучше после тяжёлой и долгой поездки остановиться в лесу, подышать воздухом древности, когда нефть воспринимали как грязь, а не средство наживы. Пока вы собираетесь, ДГ формирует новый тур выходного дня на автомобиле, чтобы вместе с вами отправиться в путешествие.

Фото: Дэвид Ньюман и Алексей Жирухин
Еще один взгляд на поездку — в блоге Алексея Жирухина

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»