ПРОШЛЫЙ ВЕК

Наталья Хайруллина о народном костюме, сценической «клюкве» и этнографии на старообрядческом кладбище

 2 370

Автор: Евгений Нектаркин

Россия — страна немых топонимов, забытых песен и прерванных традиций. Наши бабушки, пережившие «великое переселение» индустриализации, пели песни советских авторов во время маёвок, а их правнуки будут пересказывать содержание «Трёх богатырей» — популярного мультика на уроках литературы, а того и гляди, истории. Наталья Хайруллина по крупицам собирает сведения о русском костюме — ещё одной, почти утраченной, традиции.

Наталья Хайруллина — профессиональная швея из Самары, специализируется на реконструкции исторических костюмов. В этнографическом музее «Горница», где мы встретились с Натальей, шумно, как на рождественской ярмарке. Здесь поют, танцуют, играют на музыкальных инструментах и в настольный теннис. Для полноты погружения в атмосферу деревенского базара не хватает разве что цыган и медведя на верёвочке. Наталья при деле — помогает облачиться в костюмы моделям-участникам ансамбля «Исток», которые в центре репетируют. Натурально, то есть в голос, поют, не обращая внимания на журналиста и фотографа.

— Лиза отказывается повязать платок домиком, — комментирует Наталья, поправляя одежду одной из моделей. — Ей так, видите ли, не идёт.

— ?

— Получится не аутентично. Замужняя женщина, конечно, могла повязать платок узлом назад, но в Тростянке Борского района, откуда мы привезли свадебный костюм (парочку) Лизы, платки носили домиком. Узелок должен быть под подбородком, а концы разведены к плечам. А манера повязывать платки на лоб с узлом позади головы получила распространение после революции, когда был создан образ новой женщины-труженицы… А на мой костюм вы даже не смотрите — это одна из первых моих работ.

DSC_0521
Наталья Хайруллина

Наталья Хайруллина шьёт с раннего детства — в пять лет ей уже доверили нитку с иголкой. Первыми моделями были куклы, а когда игры закончились, ими стали члены семьи, которых Наталья обшивала до 1990-х (в эти годы вещи было проще купить, чем сшить). На долгое время швейная машинка была забыта.

Интерес к шитью проснулся в зрелом возрасте, и началось всё снова с кукол. В 2012 году открылся Самарский центр русской традиционной культуры, и Наталье предложили проводить занятия с детьми по традиционной кукле. В составе центра Наталья стала участницей многочисленных фольклорно-этнографических экспедиций по Самарской области, целью которых был сбор в том числе сведений о русском костюме. Возникла необходимость проводить занятия по традиционному костюму и шить самой.

— В центр потянулись люди с вопросами: как и где пошить костюм, из каких материалов? На вопросы надо отвечать. Я стала встречаться с мастерами, исследователями, этнографами, изучать литературу и архивные сведения. За несколько лет участия в экспедициях накопился определённый багаж сведений о народном костюме. В общем, есть чем поделиться, а куклы вновь остались в стороне.

Марина Горянина
Марина Горянина

Сколько всего работ создано, швея ответить затрудняется и перечисляет творческие коллективы, “обшитые” непосредственно ею или в коллаборации с другими мастерицами: семейный ансамбль «Уклад», детский ансамбль русской песни «Вьюнки», трио «Надёжа», коллектив «Исток», большая часть костюмов «Вольницы»…

— В Самаре активно развивается фольклорное движение, и ансамбли шьют себе аутентичные костюмы, стараясь уйти от бутафорских сценических нарядов, которые в народе зовут «клюквой».

Почти все костюмы ансамбля «Исток» — реплики и новоделы, выполненные руками Натальи и её коллег по образцам, найденным в районных музеях, на чердаках и в сараях во время экспедиций по деревням Самарской области. Но есть и так называемая «этнография» — этнографический (оригинальный) костюм, собранный из комплектов, хранившихся в сундуках у бабушек. Наталья рассказала нам о костюмах, поведав историю, связанную с каждым из них.

Складочки на юбке раньше “выпекались” горячим хлебом, который выкладывался поверх юбки. Говорят, они долго держались

— Из новоделов на Марине Горяниной лишь головной убор — современное исполнение легендарного барановского платка и пояс, выполненный в старой технике полутканья. Рубаха и бусы были подарены жительницей села Аксаково Оренбургской области, шерстяная юбка с плиссировкой — из сундука модницы села Кузькино Шигонского района. Кстати, складочки на юбке раньше «выпекались» горячим хлебом, который выкладывался поверх юбки. Говорят, они долго держались.

Настасья Солдатова
Настасья Солдатова

Костюм следующей модели, Настасьи Солдатовой, этнографы увидели на видеозаписи, сделанной в 1980-х во время фольклорного фестиваля в Москве на ВДНХ. На видео ансамбль из села Малая Малышевка Кинельского района показывал свою свадьбу. Экспедиция центра русской традиционной культуры отыскала одну из жительниц села, принимавшую участие в этом фестивале.

— Она показала нам свои фотографии, рассказала об этой свадьбе, о костюме, как его носили, и отправила нас в Бобровку к племяннице, у которой этот свадебный набор хранился. Племянница дала нам его на несколько месяцев.

Костюм состоял из трёх юбок и кофты. Нижние юбки — домотканого однотонного полотна, а верхняя — заводской ткани. Покупная ткань считалась признаком достатка — это мог быть сатин, кашемир или атлас. В повседневной жизни нижнюю юбку — подставОк — не должно было видно из-под верхней одежды, но у модели праздничная юбка чуть приподнята специальным защипом на животе. Это свидетельствует о том, что девушка идёт на гулянье и готова плясать и веселиться до упаду.

Кофту мы нашли в сундуке другой бабушки из этого же села. Она была сделана из более современной ткани — штапеля. Это уже середина прошлого века. Интересно, что кофта была раскроена с замелованными выточками, но не сшита.

DSC_0390
Елизавета Горюгина

Свадебный костюм (юбка, кофта и фартук), в котором позирует следующая модель, сохранила художественный руководитель Дома культуры села Тростянка Богатовского района Елена Ямщикова. Большой удачей можно считать, что этот костюм сохранился в комплекте, который носил один человек. Обычно участникам экспедиций достаются отдельные вещи, и их собственники не всегда могут рассказать о том, как эти вещи носили и с чем сочетали. Этнографам приходится искать дополнительную информацию, изучать старые фотографии, сопоставлять и сравнивать полученные сведения.

Женщины носили по два платка, причём нижний мог быть красивее верхнего. Считался, что он для Бога, а верхний — для людей

— Женщины носили по два платка, причём нижний мог быть красивее верхнего. Считался, что он для Бога, а верхний — для людей. Вообще, нижний платок — это замена чехлику или волоснику, головным уборам, вышедшим из употребления, поскольку с платками было проще. Платок на голове у нашей модели — реплика, созданная моей коллегой Ириной Филатовой по образцу, найденному в Богатовском районе.

Встретив бабушек на улице, мы попросили рассказать, как носили головные уборы в их селе. Увидев нашу заинтересованность, Елена Васильевна (Ямщикова — прим. ред.) повела нас на старообрядческое кладбище. На могильных крестах сохранились старинные фотографии — мужчины в картузах, женщины — в платках домиком. Никогда не думала, что этнографией можно заниматься на кладбище.

DSC_0501
Элеонора Резникова

Из экспедиции 2014 года в Богатовский район этнографы привезли сарафан, больше похожий на одежду баварской женщины, чем на наряд русской крестьянки. Этот комплект хранится в школьном краеведческом музее села Кураповка Богатовского района. Кашемировый сарафан с лифом считается переходной формой к платью и юбке, сложившейся к концу XIX века.

Поверх сарафана надевали фартук, который был неотъемлемой частью женского костюма праздничного или повседневного вплоть до середины прошлого века.

— Территория нашей области активно заселялась переселенцами, которые переезжали из центральной части России целыми деревнями. И каждая деревня ехала со своим костюмом — можно себе представить, какой пёстрой была бы общая картинка, если бы нам удалось сохранить традиции, сложившиеся в каждой из них.

Но, конечно, происходили смешения и заимствования. Например, Коноваловка Борского района до сих делится на два конца — мордовский и русский. Мордва сохранила русские песни и смешанный костюм. Мы приехали в село, нам вынесли комплект одежды, который практически соответствует русской парочке, но они были уверены, что это и есть настоящий мордовский костюм.

Татьяна Яблонская
Татьяна Яблонская

Костюм Татьяны Яблонской пошит по образцу, найденному в селе Семёновка Нефтегорского района. Сарафан с отделкой бархатной лентой по груди мог быть пошит из покупной фабричной ткани — сатина, ситца, кумача, кубовой набойки. Сарафан «в пол» носили девушки из зажиточных семей, демонстрируя, что они освобождены от тяжёлого физического труда. Обычно длина сарафана или юбки достигала щиколотки или была ещё выше, чтобы было проще передвигаться.

Сарафан «в пол» носили девушки из зажиточных семей, демонстрируя, что они освобождены от тяжёлого физического труда

— Обратите внимание на фартук необычной круглой формы и тонкие лямочки сарафана шириной не более одного сантиметра, которые считались особым изыском.

Мы в основном имеем дело с образцами конца XIX — начала XX веков. В это время фабричные ткани оказались более доступными и востребованными. Их активно стали использовать при пошиве костюма, в том числе его украшении, и порой ручную вышивку заменяли на полоски ткани. При этом развивалось умение создать украшение из тканей — складочки, борочки, буфы, мелкие ручные работы, которые делали костюм красивым и неповторимым.

DSC_0419
Ольга Власова

Рубаха и полуплатье Ольги Власовой были сшиты по образцу, который хранится в Музее имени Алабина. Полуплатье — одна из переходных форм от сарафана к платью, получившая распространение в крестьянской среде. Фактически это платье в современном понимании, но без рукавов. Под платком у Ольги чехлик — головной убор в форме чепца, распространённый у русских и мордвы.

— Наша цель — собрать как можно больше сведений о русском костюме, но люди делятся с нами традиционной одеждой мордвы, марийцев, чувашей.

Однажды мы познакомились с чувашской бабушкой, которая со слезами вынесла нам два своих платья, которые берегла всю жизнь: «Молодые ничего не понимают, в домах делают евроремонты, сундуки жгут в бане, а содержимое рвут на тряпки. Может быть, вам они пригодятся».

Инна Орлова
Инна Орлова

Круглый сарафан с мелким набором складок (бором) и традиционная бесполиковая рубаха тоже достались в наследство потомкам, которые не увидели в этом костюме ничего ценного. Одежда лежала в сарае, выбракованная на выброс, и собственники этих вещей очень удивились, узнав, что она кому-то может пригодиться.

— За этим сарафаном ездили три дня. По наводке вели поиски в Патровке Алексеевского района, откуда нас направили в Гавриловку. В Гавриловке нашли человека, который указал на новый адрес. По последнему адресу ехали уже поздно ночью — угодили в канаву. Пришлось выталкивать машину, а дело было весной — слякоть, снег. В общем, приехали к людям грязные с ног до головы и мокрые. Но в награду за приключения был сарафан.

Ольга Мамонова
Ольга Мамонова

Эта пара досталась Ольге Мамоновой от бабушки-участницы фольклорного ансамбля села Усманка Борского района. Костюм создан по образцу традиционной женской одежды, распространённой в этом селе, хотя и немного упрощён. Пара изготовлена из искусственной ткани с нарушением технологии — резинка вместо вздёржки, но цвет парочки сохранён.

— Прежде чем отправиться в экспедицию, мы согласовываем сроки и маршруты с районной и сельской администрацией, которая в свою очередь предупреждает жителей о нашем визите, но всё равно курьёзные случаи происходят. Приехали однажды к одной бабушке, только начали разговор — звонит дочь. Бабушка ей и рассказывает, так мол и так, у меня тут гости, интервью берут.

Дочь разволновалась, прибежала через 10 минут, стала требовать паспорта. Мы показали документы, продемонстрировали записи, сделанные в экспедиции, и даже спели песню. В итоге она накрыла нам стол с чаем, скрутила куклу своего детства, и расставались мы уже друзьями. Об этом инциденте, конечно же, узнало всё село, и на следующий день, когда когда мы пришли в районную библиотеку, над нами шутили: ну что, показывайте ваши паспорта.

Александр Нечипурович
Александр Нечипурович

Мужской костюм особым разнообразием не отличался. Картуз, рубаха, пояс, порты да хромовые сапоги — признак достатка. Рубаха, пошитая древним кроем, — из одного куска ткани, расширенная книзу за счёт косых бочков-вставок. Порты традиционного кроя: два прямоугольных полотна штанин соединены квадратом ткани, который перегнут по диагонали пополам между штанинами.

DSC_0480
Ирина Филатова

В начале XX века основной женской крестьянской одеждой в русских селах Бузулукского уезда Самарской губернии были юбка и кофта. На Ирине две юбки — нижняя «подставка», верхняя — из ситца в цветочек, и распашная кофта, расклешённая книзу. За образец взяты вещи из частной коллекции Ирины Бочковой села Патровка Алексеевского района. Ирина пошила костюм сама. На фото она за работой, создает реплику — девичью повязку с поднизью, бытовавшей на территории Самарской губернии.

— Когда мы готовились к первой экспедиции, у людей было стойкое убеждение, что искать в Самарской области нечего. Нам говорили: Самарская область голая, люди пережили голод, в войну меняли свою одежду на продукты питания. Тем не менее в первую поездку мы нашли 18 кукол — для многих это стало приятной неожиданностью. В коллекцию костюмов мы тогда ничего не привезли, но видели несколько образцов, сняли старообрядческий платок.

А года два назад участники экспедиции нашли чувашские шлемовидные гусли Кесле — очень древняя вещь и потому ценная находка. Так что планы у нас большие, и мы не оставляем надежды найти новые сведения о русском традиционном костюме.

DSC_0489
Ансамбль «Исток»
Этнографический музей “Горница” расположен в Самаре по адресу: Осипенко, 32а. Музей открыт для посетителей по будням (кроме среды) с 9:00 до 17:00 часов. В музее два два зала: этнографический и краеведческий, все экспонаты — подлинные, относятся к Средневолжскому региону и привезены из экспедиций по Самарской, Ульяновской, Оренбургской и Нижегородским областям.
comments powered by HyperComments