Созвездие Циолковского

Последние лета детства

 637

Автор: Редакция

С Яной Янченко мы встречаемся в кондитерской на Самарской площади, обеденное время, небольшой зал полон юных матерей, дети собраны в специальном уголке, оборудованном цветными карандашами и другим инвентарем.

Я занимаю самый большой стол, потому что Яна привезет много документов, фотографий и приедет с дочкой. Яна едет издалека – с Металлурга, где живет всю жизнь, и где дворцом культуры управлял многие годы её папа – Владимир Алексеевич Родионов.

У юных матерей, кажется, небольшой детский праздник, потому что появляется фотограф и свой рассказ Яна начинает под смех, плач и бесконечное «детка-сфотографируйся-с-тетей».

Каждый год в июне

Начиная с восемьдесят первого приезжала в «Циолковский» каждый год. Тогда это был пионерский лагерь, а я была – пионер. Галстук всегда, белый верх, темный низ. Сейчас как-то принято смеяться: типа, по горну вставали, по свистку купались, под барабанную дробь маршировали, в столовую строем, на спортивную площадку – строем. Ну да, ходили строем, и мне нравилось!

Не знаю, как все это делалось, но у нас за все смены ни одного случая не было, чтобы кого-нибудь обижали, издевались. Как-то все очень по-доброму. Уезжали, плакали, обменивались адресами, письма с девчонками писали друг другу.

Заезжала всегда в июне, первая смена. Знаете, какая-то совершенно правильная погода была тогда: прохладные, бодрые утра, жаркий полдень, хороший длинный вечер, тоже немного прохладный. А воздух там, в «Циолковском»! Сосны высоченные, под ногами иглы пружинят, нагретые солнцем. Тишина и спокойствие леса. Туман над рекой. И чёткое ощущение, что природа здесь нежится, оттого что любима.

Просто шагаешь и счастлив от этого. Такое это место. Мое место силы.

Всё мое детство связано с «Циолковским». Чаще всего меня распределяли в специальный сводный отряд — от дворца (Металлургов). Мы же все ходили в кружки, музыкальные, танцевальные, драматические, поделки какие-то, мягкая игрушка, и вот нас собирали. Всего отрядов было восемнадцать: первый – старшие ребята, восемнадцатый – самые мелкие.

Четыре палаты мальчиков, четыре палаты девочек, то есть крыло девочек, крыло мальчиков, между ними – холл, где мы собирались вечером на какие-то отрядные мероприятия или просто поболтать. В палате было четыре или пять человек.

В «Циолковском» мы, творческий отряд, давали концерты, даже с гастролями на соседние турбазы и лагеря выезжали. Жаль, что каких-то знаковых для меня мест в «Циолковском» уже нет – нет старой библиотеки, нет планетария в лесу.

Потому что лагерь – «Циолковский», много внимания уделялось космосу, вот тот же планетарий, фильмы тематические на летней эстраде показывали, названия дружин были соответствующими, речевки, девизы.

Даже в «Зарницу» играли с космическим оттенком! Уходили в шесть утра на берег Кондурчи, полоса препятствий, испытания всякие. Погон с условного противника сорвал – ранил! Два погона – убил. Костер тоже всегда устраивали на берегу, прощальный. Всегда было очень интересно, организация на высшем уровне.

У реки у Кондурчи

В августе 1982 года мой папа снимал документальный фильм «У речки Кондурчи», он был автором сценария и режиссером, и я, конечно, повсюду следовала за ним и наблюдала процесс. Мало того, принимала участие в некоторых эпизодах, а вот эта фотография, видите? Сделана именно в то лето, в «Циолковском».

IMG_7329

Папа был человек совершенно необыкновенный, он был режиссер по образованию, прекрасный художник, автор стихов – надеюсь издать со временем его сборник, это вправду очень хорошие стихи. Двадцать шесть лет прослужил директором дворца культуры Металлургов, праздники организовывал на стадионе, другие мероприятия, у него получалось все, за что он ни брался.

Фильм про «Циолковский» сняли, он получился очень душевный, теплый, жаль, что сейчас мы его не смогли найти.

Столько-то лет спустя

Никогда не смогу расстаться с «Циолковским». Сейчас приезжаем семьей. Меня администратор спрашивает: а почему вы так часто приезжаете? Что я могу ответить, тянет, говорю. Раньше мы вообще каждые выходные там проводили, круглый год. Лыжи, лошади, прогулки. У меня две собачки маленькие, с ними гуляю в лесу и по берегу.

Кондурча – река коварная. Она кажется мелкой, но на самом деле там много заводей, затонов, бьют холодные ключи и вода даже в жару ледяная. Поэтому она и не цветет никогда.

Знаете, вот с вами разговариваю, и так хочу оказаться там! В «Циолковском». Под соснами. Жизнь идёт слишком быстро. Похожие дни несутся друг за другом — а ведь хочется и осмысленности, и осуществления мечты, и просто покоя. Хорошо, когда удается это обрести, и надо ценить точку на Земле, которая это сделать позволяет.


Фотографии из личного архива Яны Янченко

Партнерский материал

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook