Воркшопы и миллиарды

Опыт соседей: как в Татарстане развивают общественные пространства

 817

Автор: Евгения Новикова

Одну из лекций воркшопа «Самара — открытый город» провела помощник президента Татарстана Наталия Фишман. Она рассказала, как за четыре года 45 городов и сел республики получили 324 новых общественных объекта.

В 2015 году в Татарстане решили развивать общественные пространства, причем не только в столице, но и в отдаленных районах республики. У программы есть свои принципы, по которым село или городской район получают красивую набережную или парк, или детскую площадку, где хочется гулять, но не хочется мусорить и пить пиво.

Всем по воркшопу

Чтобы проектировать общественные пространства, в Татарстане создали «Архитектурный десант». В команду набирают выпускников казанского архитектурно-строительного университета и активно «прокачивают» их через воркшопы с участием столичных практиков.

Второе — работа с местным бизнесом.

— Мы проводим аудит: кто что производит, какое на предприятиях есть оборудование, какие специалисты. Уговариваем компании покупать новые красители для брусчатки, заказывать другие формы. Проводим для них воркшопы, куда зовем местных дизайнеров, — рассказывает Наталия.

Фишман приводит в пример модные светильники, которые теперь делают в поселке Муслюмово. Их производство с использованием местных материалов обходится в 70 тысяч рублей, а продают его за 100 — покупают и другие регионы, потому что это очень дешево. И все довольны.

Муслюмово

Нельзя заигрываться

Систему соучаствующего проектирования Наталия Фишман называет российским ноу-хау. Перед тем как разрабатывать полноценный проект территории, всех заинтересованных приглашают на обсуждение.

— Мы сажаем людей группами, кладем перед ними карты и стикеры с функциями, например: «фонтан», «выгул собак», «детская площадка», «беседки». Они должны эти стикеры на карту наклеить, а еще отметить, что на территории нельзя трогать и что нужно убрать, — говорит помощник президента Татарстана.

ПаркТатар1

Так команда получает от жителей техническое, функциональное задание. Через месяц-полтора их снова собирают и архитектор презентует им концепцию места. Если 3/4 участников встречи голосуют за реализацию проекта, профессионалы начинают делать рабочую документацию.

— На этих встречах мы с людьми обсуждаем функции, а не дизайнерские решения. Важно не заиграться, понять, где право говорить есть только у профессионалов, а где нельзя решать без жителей, — подчеркивает Фишман.

При создании памп-трека и велотриала в Казани со спортсменами не только консультировались — они участвовали в строительстве, а сейчас следят за состоянием площадки. Весной сами очистили ее от снега, чтобы талая вода не испортила покрытие.

Памп-трек

А в селе Актаныш девятиклассницы придумали логотип набережной, который потом стал альтернативным символом села.

Нужно думать о выгоде

К проектированию объектов среды привлекают бизнесменов — у территории должны быть заказчики, заинтересованные в том, чтобы открыть там кафе или спонсировать фестиваль.

— Детали зависят от экономической ситуации. В Казани мы не строим коммерческие объекты, даем такую возможность предпринимателем. Но где-то в поселке покупательская способность жителей не позволит инвестору окупить вложения. В этом случае мы строим сами, продаем муниципалитету, и он выставляет на торги право арендовать объект, — поясняет Наталия.

Купол парк

Миллиард за миллиардом

В первый год на развитие общественных пространств в Татарстане потратили миллиард рублей из республиканского бюджета. Во второй год — два миллиарда. В этом году к ним прибавилось еще 600 миллионов федеральных денег.

В следующем году на благоустройство уйдет еще больше — республика выиграла 920 миллионов для 14 проектов на Всероссийском конкурсе малых городов и исторических поселений. К слову, Самарской области досталось 75 миллионов на реализацию одного проекта — реконструкцию центрального пляжа в Октябрьске.

— Мы серьезно подготовились: привлекли архитекторов, провели слушания, нанимали главам муниципалитетов тренеров для публичных выступлений. Никто не мешал другим регионам сделать то же самое, — говорит Фишман.

Наталия добавляет, что для благоустройства это небольшие суммы.

— Каждый из 324 наших проектов, даже самый дорогой, дешевле четвертой очереди набережной в Самаре, я специально уточнила. Но вообще здесь потенциал намного выше, чем в Казани — рельеф, ландшафт, исторический центр. Это только вопрос системы и вовлеченности людей, — уверена она.

Текст: Евгения Новикова
Фото обложки отсюда

Следите за нашими публикациями на Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook