НЕВОЗМОЖНОЕ ВОЗМОЖНО

Дмитрий Храмов о концепции «Подснежника», строителях и внимании к деталям

 1 942

Автор: Евгений Нектаркин

Глядя на фотографии спортивного комплекса на турбазе “Подснежник” в Порт-посёлке, легко можно представить, что дело происходит в Брюсселе или Женеве, а не в Тольятти.

Можно даже вообразить, что нет никакого дела и это лишь талантливо выполненная 3D-визуализация какого-нибудь нереализуемого проекта. Но проект реализован, и со дня на день спортивный комплекс будет открыт. Мы встретились с автором комплекса — архитектором Дмитрием Храмовым — и попросили рассказать о том, как удалось реализовать проект и чего стоило внимание к деталям.

— В конце 1990-х на заводской турбазе “Подснежник” в Порт-посёлке Тольятти построили спортивный комплекс примитивной архитектуры: в центре — четырёхэтажное административно-бытовое здание, с одной стороны бассейн, с другой — спортзал. Открыть комплекс не успели — он сгорел и лет десять простоял в руинированном состоянии.

К 2011 году, когда владельцы созрели для проведения конкурса на проектирование, заброшенный комплекс порядком обветшал: в чашах бассейна потрескался бетон, а центральное здание торчало словно больной зуб. Перед архитекторами была поставлена задача создать проект нового комплекса, но условия конкурса требовали оставить этот больной зуб, хотя, конечно, проще было выдрать его и построить новое здание.

Ещё одним условием было использование пневмонадувных конструкций для возведения спортзала и бассейна. Когда мы приступили к разработке проекта, стало понятно, что использовать надувные конструкции нельзя. Во-первых, могли возникнуть проблемы с пожарными. Во-вторых, они сложны в эксплуатации — насосная станция, клапанные переходы, шлюзы из-за разности давления и т. п. И самое главное — это некрасиво. Можно поработать со структурами, фактурой, но резинка останется резинкой. К тому же со временем шатёр желтеет, ветшает, и вообще это временное сооружение. В итоге нам удалось убедить заказчика отказаться от надувных конструкций.

Концепция комплекса основана на сочетании строгих форм корпуса спортзала и центрального здания, сливающихся с лесом, в котором размещены деревянные домики турбазы, и биоморфного объёма бассейна, контрастирующего с окружающей средой. В приоритет при создании проекта ставились функциональность и максимальная визуальная связь внутреннего пространства и самого объекта с природой, озером.

По замыслу, основной объём здания, смещённого в лес, должен быть максимально экологичным. Я срезал кору сосны и показал заказчикам: “Вот так должен выглядеть фасад основного объёма”. Идеальным материалом послужило бы тонированное дерево, но фасад общественного здания должен быть негорючим, поэтому с этой идеей пришлось попрощаться.

Нашли альтернативу — декоративные фасадные панели компании Rockpanel. Своей фактурой они похожи на дерево. Пришлось потрудиться с рисунком — набирать из пикселей четыре типа длины, ширины и видов оттенков, чтобы фасад смотрелся живым, играл с тенями сосен. В работе над фасадом использовалась клинкерная керамическая плитка.

Терраса выполнена из натурального дерева ипе. Террасная доска из этого дерева вечная — будет лежать сто лет. Пергола создаёт воздушное пространство перехода из природы внутрь здания. Подпорная стена состоит из натурального камня, заключенного в габионную конструкцию.

Вдоль террасы следует стеклянная стена длиной 30 метров. Нам показалось важным соединить чистые материалы — стекло, металл, камень и дерево без дополнительного крепежа, чтобы получить абсолютно прозрачную поверхность, которая служит и ограждением, и экраном для отражения. Комплекс удачно расположен относительно сторон света, и лучи заходящего солнца проникают через спортзал и бликами накладываются на лес. Красные фильтры в дверях зала усиливают энергетику заката. На входе реализована идея создания солнечной дорожки, ведущей в зал.

Бассейн — это бионическая капсула, соединяющаяся с озером через раздвижные прозрачные стены. Интерактивная стена, расположенная внутри, транслирует абстрактные картины, которые подсвечивают воду в бассейне и отражаются в озере, соединяя два водоёма. Бассейн становится белой скульптурой, испускающей из себя цветовую энергию. Свет словно вытекает из внутреннего пространства, проникает далеко в лес.

Над входом L-образный акцент, который выделяет входную часть. Кроме эстетической у этой конструкции есть вполне утилитарная функция — она скрывает вентиляционную шахту и дымоудаление.

Оболочка капсулы выполнена из итальянского фасадного алюминия. Замысел заключается в том, что оболочка должна быть непрерывной, как чешуя у рыбы. Мы долго ломали голову, каким материалом реализовать свой замысел. Штукатуркой? Качественно не сделают, через год она покроется пылью, через два потрескается, цельность формы будет нарушена, через три придётся переделать. Поэтому, когда нашли этот материал, пришлось долго убеждать заказчика, поскольку он оказался не из дешёвых.

Гнутые стеклопакеты, малированное стекло — очень много уделялось внимания деталям. Вот, казалось бы, ничего сложного — гнутый откос, но сколько нужно было приложить усилий, чтобы его не сделали нарезанной и загнутой оцинковкой: “Да мы порежем всё как надо”. — “Нет, ребята, всё будет изготовлено на заводе и как пазл будет встроено на своё место”.

Строительство шло со сложностями до последней детали, даже в отделке. За пять лет несколько раз меняли генподрядчика, потому что это непрофессионалы, и с каждым из них возникали проблемы. Бывало, перемораживали раствор или заливали в фундамент бетон недопустимо низкой марки. Приходилось отправлять на экспертизу и переделывать. Или при возведении трёхметровой колонны допускали отклонение на 10 сантиметров. «Да как же вы строите? У вас же балка не ляжет, провалится!» — «Давайте усилим, обварим!» — «Нет, переделывайте!»

Мне как генроектировщику, осуществляющему авторский надзор пришлось приостановить стройку и добиться демонтажа аварийных колонн. Я очень благодарен главному инженеру проекта Александру Пищулеву, вмешательство которого не раз спасало ситуацию и было не последним аргументом в вечных спорах со строителями. Надо отдать должное заказчику — специалистам проектного и строительного отделов завода «Куйбышев Азот», без их понимания и содействия не получилось бы реализовать и десятой доли проекта. Вообще, большая стройка — это сложно, но интересно. Приезжал на стройку как к себе в семью, подружился со многими.

Что касается фасадных элементов — стекло, перголы, отдельные интерьерные вещи, этим, как правило, занимаются профессионалы. С ними приятно работать, потому что мы разговариваем на одном языке.

Проблемы возникали с устаревшим советскими нормами, которые приходилось преодолевать. Я бы сказал, что эти нормы с одной стороны усложняют жизнь, а с другой — дают интересные ходы. Не будь норм, требующих дымоудаления, не было бы архитектурного акцента на входе в бассейн. Мы бы просто не доказали заказчику, что он нужен. Нам нужен был этот акцент, и мы вывели коммуникации таким образом, чтобы получить то, что нам нужно. В этом всё удовольствие и состоит — выходить из сложных ситуаций и делать то, что считаешь нужным.

Спортивный комплекс на базе “Подснежник” — это результат коллективного труда «Архитектурное бюро Храмова». Над проектом работали: Дмитрий Храмов, Вениамин Дьячков, Оксана Дьячкова, Антон Гуреев, Александр Пищулев.

Фотографии предоставлены Дмитрием Храмовым.