КАБАНЬИ ТРОПЫ

Что делают самарские архитекторы в Казани, или как соседи развивают общественные пространства

 1 010

Автор: Редакция

Самару принято сравнивать с Казанью — города давно и с переменным успехом конкурируют между собой за звание “Столицы Поволжья”. Нам часто приводят столицу Татарстана в пример: благоустроили исторический центр, построили Иннополис, провели международный конкурс на разработку концепции развития набережных городских озер Кабан.

Финалисты этого конкурса — самарские архитекторы Александр Шуткин и Ира Фишман, рассказали ДГ о том, чем интересен опыт конкурсного проектирования, и почему Самаре следует пересмотреть подход к проектированию своих общественных пространств.


В качестве эпиграфа процитируем президента Татарстана Рустама Минниханова, лелея надежду услышать что-нибудь подобное из уст наших градоначальников:

Мы развиваем городское общественное пространство. В Татарстане выросло новое поколение образованных, прогрессивных людей, их не интересует банальное потребление. У них появился запрос на то, чтобы создавать, творить, развивать свои города для себя и детей, сделать их комфортными. Мы создадим пространство, которое станет полигоном для представителей творческой индустрии республики.

Мы же, представители творческой индустрии Самарской области, до сих пор не обрели полигон на родной земле и находим приложение своему творчеству в разных уголках нашей страны. За последние два года четыре раза становились призерами масштабных архитектурных конкурсов на разработку проектов развития общественных пространств. К сожалению, все эти конкурсы проводились не в нашем городе.

В 2013 году наша Т.М. [творческая мастерская] пробилась в финал международного конкурса с проектом парка на Ходынском поле в Москве, в 2014-м — уже в команде со Stefano Boeri Architetti, предложившими нам стать их партнерами в России, — мы вышли в финал конкурса на проект парка Митино на периферии столицы, весной 2015-го выиграли конкурс на благоустройство территории ручья «Парковый» в центре Калининграда, и вот летом эстафету приняла Казань.

Стоит отметить, что ни один из указанных выше проектов пока не реализован, более того, на днях на Ходынке проходил митинг местных жителей против очередной попытки застроить половину территории парка торговым центром, вопреки результатам конкурса. Что будет с концепцией развития набережных озера Кабан в Казани — покажет время, но тот факт, что конкурс был проведен по инициативе и поддержке администрации президента республики дает основания полагать, что проект победителя — китайского гиганта ландшафтной архитектуры Turenscape будет реализован.


Походить на Москву

Если вы были в столице Татарстана, то могли заметить, что в своем стремлении походить на Москву, Казань не жалеет сил и средств: помпезные здания гостиниц, торговых и деловых центров, элитная жилая застройка, утопающая в лепнине и золоте, широкие проспекты, высокие фонтаны. Перенимать опыт белокаменной здесь вошло в традицию – во всем чувствуется столичный размах, но с яркими нотками национальной идентичности.

В своем стремлении походить на Москву, Казань не жалеет сил и средств: помпезные здания гостиниц, торговых и деловых центров, элитная жилая застройка, утопающая в лепнине и золоте, широкие проспекты, высокие фонтаны.

Вслед за Москвой Казань занялась масштабным преобразованием общественных пространств — превращая прежде забытые городские пространства в новые центры притяжения и активности жителей. Руководит этой работой помощник президента Татарстана Наталия Фишман, кстати, уроженка Самары. Имея за плечами опыт работы в институте “Стрелка”, а также в команде Сергея Капкова, Наталия Фишман всего за несколько месяцев смогла запустить процесс развития общественных пространств Татарстана на международном уровне, без преувеличения. Следить за ее работой можно практически в онлайне на сайте «Парки и скверы Татарстана».


Кабан под соусом

Система озер Кабан — это три озера, соединённые протоками, растянувшиеся вдоль города на несколько километров. Причем практически вся прибрежная полоса озер находится в частной собственности — у муниципалитета там почти ничего нет. К тому же, город расположен к этим озерам как бы спиной — к воде выходят промышленные предприятия и воинские части, госслужбы и учреждения, дачи и коттеджи, неформальные пляжи и т.п. Водоемы пересекают шумные автомагистрали, ветка железной дороги, в них сливаются сточные воды, и, если в XIX веке из озер можно было пить, то сегодня в них запрещено даже купаться.

Все это очень похоже на прибрежную полосу реки Самарки в нашем городе, которая представляет собой сплошную промзону. Но в Казани решили включить набережные шикарных озер в городскую среду, превратив их в доступные культурные и общественные пространства города.

Проблема обозначена, потенциал развития территории огромен, решено провести открытый конкурс на концепцию развития набережных системы озер Кабан, который предполагал детальную проработку участка первой очереди, с привлечением международных архитектурно-ландшафтных бюро.

Проведение открытого конкурса — это невероятно выгодное мероприятие для города. Заказчик в этом случае получает целый набор высококлассных идей за многократно меньшую цену, чем если бы он заказал проект какому-нибудь условному «Казобщепромнабстрою», где свежие идеи давно вымерли под гнетом стандартных штампов, шаблонов и регламентов.

По нашему мнению, проведение открытого конкурса — это невероятно выгодное мероприятие для города. Заказчик в этом случае получает целый набор высококлассных идей за многократно меньшую цену (почти за бесплатно), чем если бы он заказал проект какому-нибудь условному «Казобщепромнабстрою», где свежие идеи давно вымерли под гнетом стандартных штампов, шаблонов и регламентов. Кроме того, это прекрасная возможность привлечь внимание к проектируемой территории и собственно к городу.


Открытый конкурс

Для организации конкурса Наталия Фишман привлекла старых знакомых из Москвы — Агентство стратегического развития «Центр», которое годом ранее под другим именем («АрхПолис») осуществляло организацию конкурса на парк Митино в Москве.

Имея богатый опыт в этой сфере «Центр» запускает конкурс по всем правилам жанра — официальный сайт, двухэтапная структура конкурса с четким графиком и широким освещением в СМИ. Перед проведением конкурса была проведена колоссальная работа по сбору и систематизации исходных данных, включая анкетирование и семинары с местными жителями, встречи с экспертами и их привлечение к дальнейшей работе по оценке конкурсных проектов.

Итогом этой работы стало максимально полное, иногда даже излишне, и довольно ясное техническое задание, которое охватывало все сферы проекта: от проблем экологии и очистки воды, сценариев транспортного и пешеходного сообщения, до разработки дизайна малых форм, программно-событийного наполнения и новой интерпретации национальной татарской идентичности средствами архитектуры. Уже на этом этапе конкурс был максимально открыт прежде всего для самих казанцев, которые внесли наибольший вклад в формирование технического задания — люди сразу должны были почувствовать, что все это затевается ради их блага и будущего, что с их мнениями и чувствами считаются.

На первом этапе отбор шел по заявкам, в которых помимо полного списка учредительных документов и портфолио в очерченной области, нужно было заполнить эссе с основными принципами, которыми команда собирается руководствоваться при работе над данной территорией. По итогам первого этапа был составлен шорт-лист из 10 команд, причем первая пятерка получила за свою работу по 600 тысяч рублей. Остальные пять участников работали за шанс стать победителем и выиграть один миллион рублей, а в основном — на имидж, ведь участие в конкурсе такого масштаба — это показатель уровня и качества работы архитектора.

Авторитета у организаторов конкурса оказалось достаточно для того, чтобы заявить его на международном уровне: заявки на участие подали и победитель конкурса на набережные Москвы реки «Меганом» в союзе с французами из Off-the-grid, и китайская махина Turenscape, позвавшие в консорциум бюро МАП — партнера из России, и «Рождественка» с Debarre Duplantiers, другие именитые участники, включая бюро Form — победителей конкурса на разработку концепции развития ландшафтного парка «Митино» в Москве. Да и нам, признаться, позвонили из оргкомитета за день до окончания приема заявок, чтобы убедиться, что мы тверды в своих намерениях участвовать. Наш консорциум Т.М.+Stefano Boeri Architetti вошeл в финал на четвертой позиции и оказался в списке оплачиваемых команд, а уже по результатам конкурса в рейтинге проектов мы заняли шестую позицию.

Для участников конкурса был организован ознакомительный семинар с выездом в Казань. Кроме выезда и осмотра проектируемой территории были организованы экскурсии по городу, дискуссии с местными жителями, сообществами, архитекторами, студентами, встречи с местными СМИ. После защиты проектов нам устроили грандиозное afterparty на 21 этаже отеля с панорамным видом на Казань. Стоит ли говорить, что все транспортные издержки по России и проживание участников в гостиницах организаторы взяли на себя.

Отметим состав жюри конкурса: в него вошло 17 специалистов разного профиля: архитекторы, экологи, историки, представители правительства — таким образом проекты оценивались по всем критериям. Председателем жюри выступил мэр Казани. Более того, проекты получили так называемый «двойной» контроль качества, так как перед решением жюри все поступившие на конкурс материалы изучал и оценивал экспертный совет во главе с Наталией Фишман. При этом каждый независимый эксперт составлял отчет по каждому проекту, оценивая его в своей области: экология, экономика, архитектура, историческое наследие, туристическая составляющая и т.д. Все отчеты экспертов для жюри носили рекомендательный характер, однако, при объявлении победителя, мэр отметил, что мнение жюри совпало с мнением экспертного совета.


Китайский гигант

Озадачивал лишь исключительно формальный характер самих защит — было очевидно, что все работы были давно изучены (очные презентации состоялись спустя 2 недели после отправки проектов), а победитель определен. Наша коллега из Италии заметила, что в европейских конкурсах очные защиты всегда проводятся практически сразу после отправки материалов, а финальное решение жюри выносит уже спустя 3-4 недели после этого. Такой подход нам представляется намного логичнее.

Но в целом выбор неудивителен — далеко не все финалисты обладали ресурсами, необходимыми для выполнения всех требований технического задания за 1,5 месяца. Turenscape, имея 1 500 реализованных проектов по всему миру и 600 человек в штате, полностью справился с задачей. Концепция проекта-победителя основана на идее «эластичной ленты» – группы ландшафтов, проложенных вдоль озер Кабан. Экологическая лента предусматривает объединение зеленых насаждений и создание уникальной системы очистки сточных вод. Следующий тип ландшафта – культурный – будет способствовать интеграции памятников исторического и культурного наследия, также в его пределах планируется сформировать пространство с различными видами проведения досуга. И последний пояс – зона низкоскоростного транспорта, где будут проложены велосипедные и пешеходные дорожки.

Успех любого открытого конкурса зависит от нескольких важных моментов, которые нам хотелось бы зафиксировать:

— Грамотное мультидисциплинарное техническое задание. Именно от того, как подготовлено техническое задание к конкурсу зависит качество получаемых проектов. Само собой, подготовка к конкурсу, сбор исходных данных, первичные городские исследования — это довольно долгий и затратный процесс, но важный и обязательный.

— Деньги важны, но это не главное. Глупо рассчитывать на качественный результат и всесторонний подход к проектированию в архитектурном конкурсе если его бюджет, скажем так, «неприлично мал», а именно так дела обстоят с проектом реконструкции площади Славы в Самаре, где мы закономерно получили очень спорную реализацию.

Конкурс как инструмент сам по себе предлагает получение большого количества качественных проектов за небольшие деньги. В этом контексте его бюджет определяет квалификацию участников, а значит и качество конечного продукта. То есть это нормально, что конкурс стоит денег — затраты всё равно будут значительно ниже, чем при «традиционном» выборе проектировщика, а результат освоения средств будет намного прозрачнее. Победитель казанского конкурса получит один миллион рублей при том, что реально такой проект стоит порядка 10-15 миллионов.

— Медийность. Важно на протяжении всего конкурса максимально полно и открыто освещать процесс в СМИ. Причем, чем больше пиара создается вокруг конкурса, тем лучше для всех интересантов. Жители видят, что над их территорией работают лучшие профессионалы, а процесс проектирования открыт и они могут принять в нем участие. Архитекторы получают возможность открыто рассказать о своих принципах проектирования и это, несомненно, определенный пиар. Политики получают отличный инструмент для повышения своего рейтинга и доверия среди населения в противовес традиционному популизму.

— Реализуемость. Важно, чтобы результаты конкурса находили отражение в реальных проектах, а победитель был выбран объективно и принимал участие в рабочем проектировании. Если изначально предполагается, что результат конкурса останется красивой картинкой — он теряет всякий смысл. Это особенно важно, потому что даже в Москве большая часть из проведенных архитектурных конкурсов, увы, остается только на бумаге.

При этом, механизм запуска конкурса может быть разным: в Казани он был инициирован правительством республики, а в «Парковом Ручье» конкурс провело отделение Союза Архитекторов Калининграда, желая привлечь внимание к этой территории, не включенной в бюджет по благоустройству парков города. Конкурс получил сильную поддержку жителей, поэтому губернатор и мэр города были вынуждены подключиться к поиску инвесторов для его реализации.


Самара vs Казань

Исторически Самара и Казань всегда конкурировали. Каждый город называет себя «столицей Поволжья» и стремится превзойти соседа в той или иной сфере. Справедливости ради отметим, что по сравнению с Казанью у Самары есть два существенных преимущества.

В Казани борцы с ветхим фондом выселили всех людей из центра, распродали памятники архитектуры частным инвесторам с обязательством отреставрировать фасады. И в этом, на наш взгляд, главная ошибка — реконструкция велась не от функции или инженерных коммуникаций, а “от фасада”.

Во первых, это прекрасная активная набережная Волги. Казань с Волгой не взаимодействует вообще — на реку выходят “зады” промпредприятий. Во-вторых, это живой исторический центр. В Казани борцы с ветхим фондом выселили всех людей из центра, распродали памятники архитектуры частным инвесторам с обязательством отреставрировать фасады. И в этом, на наш взгляд, главная ошибка — реконструкция велась не от функции или инженерных коммуникаций, а “от фасада”. Поскольку денег хватило только на это, большая часть зданий сейчас пустует, представляя собой красивые декорации, и центр опустел, особенно после шести вечера. Казань слишком сильно увлеклась созданием образа успешного мегаполиса. Самара в этом плане намного более настоящий город, в котором заложен гигантский потенциал для развития.

Но нам есть чему поучиться у казанцев. Например, тому, как они развивают свои общественные пространства. И пусть Казань первая переняла у столицы опыт конкурсного проектирования в этой области, Самара имеет все шансы сделать это не менее успешно — у нас сложилась сильная архитектурная школа, потенциал которой было бы глупо не использовать, а площадок в городе, нуждающихся в развитии, хватает.


Авторы: Александр Шуткин и Ира Фишман

Ознакомиться с эскизным проектом ре-колонизации участка первой очереди развития озера Кабан можно по ссылке.

Иллюстрации предоставлены авторами статьи.