СКЕЙТБОРДИСТАМ ЗДЕСЬ НЕ МЕСТО

Как и где выживает самарский скейтбординг

 1 801

Автор: Антон Черепок

Некогда шумная площадь Славы опустела. На тротуарах, выложенных плиткой, больше не видно молодых людей на скейтах и роликах, совсем не слышно об уличных соревнованиях, которые еще недавно собирали огромную массу молодежи.

Мы недавно писали о житье-бытье самарских роллеров, о том, что мест для катания в городе становится всё меньше. А сегодня ДГ встретился с Дмитрием Синотиным, одним из активных участников движения скейтбордистов, который рассказал, чем был и чем сейчас живет самарский скейтбординг.


В начале 80-х годов прошлого века, когда “железный занавес” еще надежно защищал советских граждан от тлетворного влияния загнивающего Запада, на улицах городов начали появляться молодые люди, катающиеся на скейтбордах. Несмотря на очевидное иностранное происхождение нового средства передвижения, советская промышленность неожиданно быстро оценила перспективы и начала массовый выпуск досок. Прибалтийские RULA и RIPO, ленинградский «Вираж», пензенский «Старт». В Краматорске выпускали «Восток», а в Рыбинске — РПОМ.

К началу 90-х годов в СССР делали миллионы скейтбордов, а наиболее популярным стилем катания считался слалом благодаря Яни Седерхеллу, нынешнему президенту Международной ассоциации слалом-скейтбординга в 1980-х — самому известному пропагандисту этого стиля и президенту Европейской ассоциации скейтбординга. Седерхелл выпускал небольшой специализированный журнал, через который в Европе узнали о советских скейтерах, а те в свою очередь получили возможность получать информацию о развитии слалома.

droppedImage_1

Конец 1980-х был настоящим “золотым веком” советского скейтбординга. Одесская киностудия сняла фильм «Приморский бульвар» с участием саратовских скейтеров, вернувшихся с соревнования в Чехии. Тогда же в видео салонах крутили американские фильмы «Достигая невозможного» и «Столкновение», после которых в СССР начался бум нового стиля street, в котором трюки исполнялись в городской среде на ступеньках, карнизах и прочих препятствиях.

Кульминацией советского скейтборда стал Кубок Союза, прошедший в Саратове в 1991 году при поддержке 20 предприятий города и советского представительства компании «Пепси-кола».

Развал Союза и последующее тяжелое время сказались и на движении скейтеров. До 1996 года скейтборд был в тени. Только с этого года публика вновь обратила внимание на скейтеров, когда на День города в Москве установили первое стрит-оборудование и рампу. С этого момента началось новое бурное развитие — производители оборудования и атрибутики ворвались на рынок, выступая спонсорами и организаторами соревнований и сборов.

“Вы нам мешаете”

В Самаре скейтбординг как организованное движение сложился в начале 2000-х, а расцвет пришелся на 2007-2009 годы. В городе образовалось два центральных спота, мест сбора и катания скейтбордистов — на площади Славы и на площадке перед областной библиотекой. На площади Славы были практически идеальные условия. Большие и гладкие, но не скользкие плиты, ступеньки, грани.

Потом начался кризис. Стало меньше спонсоров, меньше соревнований. В связи с этим стал пропадать интерес и у тех, кто катался давно, и у новичков. Когда на площади Славы началась реконструкция, стало понятно: это место для скейтеров потеряно.

Нам не просто никто не помогает, но и сносят то, что мы делаем.

 - Подъезжали на площадь в “Ауди” люди в костюмах, подходили к нам, говорили: “Что вы тут катаетесь? Вы нам надоели”. И шли к себе в Думу и Белый дом. Как мы им мешали, не понятно, — Дмитрий рассказывает почти без эмоций, за годы своего увлечения привыкший к такой реакции людей. — Люди делятся на три вида. 80 процентам по барабану, 15 считает своим долгом остановиться и делать замечания, что вы переломаете себе ноги, руки и шею. А 5 процентов одобряют, говорят: “Молодцы”. Но где бы мы ни катались, обязательно кто-нибудь подойдет и скажет: «Уходите в другие места».

LQTKMI7CQlk

Кататься в Самаре после реконструкции площади Славы практически негде. Площадки в Струковском парке и на Воронежских озерах в ужасном состоянии. Кроме того, для скейтеров они не слишком подходят. В отличие от распространенного представления о них как о скачущих по трамплинам в шлемах и защите спортсменах, скейтеры предпочитают невысокие, но специализированные конструкции для выполнения трюков. Гнилые металлические конструкции травмоопасны и не пригодны для их досок. Поэтому центральным спотом стала площадка перед областной библиотекой, с которой у скейтеров некое подобие нейтралитета.

Последний оплот

Несмотря на нейтралитет, любая инициатива скейтеров пресекается.

 — Парни сами, на свои деньги сделали грайндбокс. Это такой бетонный параллелепипед для отработки трюков. Потратили 10 000 рублей. После этого пришли какие-то мужики, покрасили красный красивый гранит площадки серой краской и унесли грайндбокс. Ребята привозят перила, их крадут и сдают на чермет. Даже к деревьям цепью приковывали, бесполезно. Нам не просто никто не помогает, но и сносят то, что мы делаем. Да, это все с нашей стороны неофициально делается, но можно как-то договориться. С нами просто никто не идет на контакт. Есть люди, которые годами пишут заявки, просьбы, обращения. Но все без толку.

MJj9lWyUffE

Школа жизни

Чтобы за зиму не потерять навыков, скейтерам нужно место для тренировок. На свои деньги парни организовывают скейтпарки. Например, сняли небольшой ангар в районе Ленинградской, построили рампу. Все на личной инициативе. Делали скейтпарк в кинотеатре “Россия” в “Манхеттене” возле парка Гагарина. Обучение тоже проходит в подобной атмосфере. В основном новички приходят на спот и сами стараются отработать первые трюки. Если сразу не пасуют перед более опытными и старшими, то постепенно набираются храбрости и присоединяются к тусовке. Зачастую старшие скейтеры сами подъезжают к новичкам и помогают советами. Это напоминает сплоченную общину, в которой объединяются люди разных возрастов.

Не все на споте, кстати, катаются. Здесь собираются как скейтеры, так и сочувствующие. Несмотря на внешний минимализм в атрибутике, самарские скейтеры избегают защиты ввиду особенностей street стиля, расходы немаленькие. Если раньше сама доска стоила в пределах полутора тысяч, то теперь от 2200 до 4000 рублей. Доски меняются в среднем раз в два месяца, в зависимости от интенсивности катания и сложности трюков. Иногда борд живет один день. Подвеска долговечнее, как и колеса. Регулярно приходится менять подшипники.

— Кеды! — вспоминает Дмитрий и смущенно смотрит на потертые свои. — Не все кеды подойдут. Нужен антишок, чтобы не травмировать пятку при выполнении трюков, тонкая, но не протирающаяся об шкурку на доске подошва и специальный материал сверху, чтобы цеплялся за доску. Иначе трюки не выполнишь.

Кеды при активном катании “убиваются” за пару месяцев. Стоят до 4000 рублей. Поэтому логичной целью скейтеров является обретение таких навыков, чтобы получить спонсорство компаний-производителей атрибутики. Но кризис сильно ударил по такой практике. Магазины закрываются, бюджеты компаний сокращаются. Соревнований все меньше, а это значит, что и стимула и примеров для подражания тоже не остается.

Ra2RAwL-C7g

На площадке перед областной библиотекой катаются всего пять человек. Доски стучат по плитам, трюки отрабатываются десятками, а то и сотнями попыток. Иногда здесь собирается внушительная толпа, довольно шумная, как и любое скопление молодежи. Задаю вопрос, что будет, если сгонят и отсюда. Дмитрий, столь невозмутимый за все время разговора, замолкает и пожимает плечами, что красноречивее любых слов.

Самый активный возраст скейтбордистов — от 16 до 25 лет. Тот самый период, когда так необходимо, чтобы молодые люди не наделали ошибок. Спрашиваю, что движет скейтером: вот так, изо дня в день идти сюда, бить доски, падать, подниматься и без какого-то обязательного поощрения.

— Есть несколько видов кайфа, — говорит Дмитрий. — Наркоман кайфует от наркоты. Семейный человек — наверное, от улыбки маленькой дочери. А скейтер — от трюка. Выполнить трюк даже с сотой попытки — это кайф.

mcmzNc-ysf0

Фотографии группы «Самара скейтбордическая»