САМАРА 2.0

Олег Иванец о криминальной Самаре 90-х

 6 603

Автор: Антон Черепок

Нельзя сказать, что разгул преступности в 90-х начался внезапно. Развал страны послужил катализатором для неконтролируемого и страшного по своим масштабам роста преступности. Однако предпосылки к такому повороту событий назревали уже давно, и лишь по несчастливому стечению обстоятельств именно на первые годы существования новой Самары пришелся период тяжких испытаний.

ДГ пообщался со свидетелем и непосредственным участником событий тех лет Олегом Иванцом, автором недавно вышедшей книги “Бандитская Самара”, чтобы вспомнить, с чего начался период, прозванный “лихими 90-ми”, закончился ли он и стоит ли ждать повторения.

Ivanets_vrez6_600

“Отречемся от старого мира”

— Весь криминальный расклад начался еще в 1985 году с начала перестройки. Появились кооперативы, такие как “Резерв”. Там работали люди, которые впоследствии стали “бригадирами”. Уже была “пивная” мафия, которая полностью сформировалась еще до 90-го года. Развал страны только “открыл ворота” для бурного развития.

— Очень многие тогда приветствовали переименование Куйбышева в Самару. Причина не в исторической справедливости, причина во власти. Если бы жилось хорошо, ни о каком переименовании речи бы не было, никто бы не поддержал. Во всех бедах стали винить коммунистов, доведших страну до такого состояния. Для многих переименование ассоциировалась с принципом “порвем со старым, с эпохой Советского Союза, начнем новое”.

Когда перестали платить зарплаты, люди вышли на рынки торговать барахлом или тем, что привезли из Москвы, чтобы хоть как-то прокормиться. Я тогда проходил практику в школе №22 и в выходные сам торговал на рынке в Овраге подпольщиков буквально недели две. Там я встретил нескольких учителей этой школы, которые торговали, и нескольких учеников, которые выглядели, как начинающие бандиты, которые ходили и смотрели, у кого что отнять. Этот эпизод уже характеризует первые годы 90-х. Люди не знали, как дальше жить, как проявить свои таланты.

— Люди в возрасте пытались приспособиться под так называемый “капитализм”, а молодые простые ребята видели свое будущее в околобандитских кругах. Кто-то хотел вести бизнес от мафии, кто-то хотел был рэкетиром.

— Бывало так: приходит парень с армии, а его одноклассники — на “восьмерках” и “девятках” по ночным клубам. Он маляр-столяр по профессии. Ему идти маляром работать? Ну вон они, маляры, целый день вкалывают, потом пьют беспробудно. Парень идет в рэкет, в бригады и так далее. Уличные стайки сбивались в надежде стать частью бригад. 70% не попали. Кто-то пополнил “синее” движение, посадили их. Кто-то скололся, кого убили. Совершенно естественный процесс начала 90-х.

“Служить и защищать”

— У милиции тогда были большие проблемы, как в принципе, у всех в стране. Например к постовому, который шел по улице, могла подъехать машина, из которой выскакивали парни и избивали его битами. И он ничего не мог сделать. Рядовой состав милиции оказался “у разбитого корыта”, когда нищенскую зарплату платили с задержками. А главное, они перестали быть Властью, перестали быть Законом. Начальство стало покупать “восьмерки”, “девятки” и все понимали, откуда эти деньги. Поэтому все тоже начали заниматься бизнесом. Участковые своим бизнесом, руководящий состав — своим. Милиция была своеобразной кастой, которая была околокриминальной, полукриминальной. К этому все нормально относились.

Был случай, когда бригада Дохлого на дороге попала в аварию, врезавшись в машину, в которой оказался майор милиции. И майор милиции задолжал им большую сумму. Он полгода выплачивал деньги.

— Например, едет машина, ее останавливает гаишник, оттуда выходит совершенно пьяный невменяемый браток. Его гаишник спрашивает: «Ты борзый такой?»
А тот отвечает: «Да, борзый. У тебя проблемы?»И гаишник отвечает: «Езжай. У меня нет проблем.» Потому что у него дома семья, двое детей. И если произойдет конфликт с какими-то отмороженными бандюганами, его никто не защитит.

— Или был случай, когда бригада Дохлого на дороге попала в аварию, врезавшись в машину, в которой оказался майор милиции. И майор милиции задолжал им большую сумму. Он полгода выплачивал деньги. Мало того, еще и “счетчик включили” и он выплачивал проценты.

— Были в среде милиции группы, которые друг за друга держались, была милицейская бригада Князева. Но по райотделам, особенно постовые службы — это полная коррупция. Притом коррупция не от того, что там плохие люди были, а потому что им сказали: “Хотите работать? Работайте, сами зарабатывайте. Попадетесь — сядете. Не попадетесь — молодцы.”

фото: http://tltgorod.ru/
фото: http://tltgorod.ru/

И закрутилось: милиция по-своему, бандиты по-своему, а между ними стоит народ. Обычные работяги, которым вечером по башке битой дали, они в милицию прибежали, им там сказали: “Хорошо”, а послезавтра работяга видит, как милиционер стоит с этим самым бандитом, обнимается или передают друг другу сверток. И народ отделился и от милиции и от бандитов и начал пить.

— Пошли сокращения на заводах. Люди, которые были востребованы при Советской власти, имели какое-то положение, оказались брошены. Многие из них спились, начали бомжевать, деградировали, деклассировались — такие шли процессы в 90-х и все это складывалось в общую картину.

Симбиоз

— Зависимость от “бригад” стала неотъемлемой частью бизнеса. Это нельзя называть полноценным симбиозом, так как выгода была сомнительна, однако некоторую пользу “бригады” приносили. Например, если коммерсанту нужно было решить какой-то вопрос с пожарными, или какими-нибудь другими чиновниками, то напрямую сделать это было практически невозможно за редким исключением. Он обращался к своей “крыше”. “Крыша” говорила: «Без проблем!» И решала вопрос.

— Очень много бригад было создано властью, администрациями как раз для того, чтобы решать все вопросы. Деньги шли в руки не напрямую, что гарантировало безопасность. Естественно, что “при делах” были и милицейские начальники и другие заинтересованные. Так что “бригадное движение” было необходимо.

В Америке в 20-х годах было то же самое, те же гангстеры, та же коррупция, и мы оказались в таких же условиях и прошли такой же исторический период.

— Истории были и такие: приходит бизнесмен в Новокуйбышевске к начальнику РОВД и говорит: «На меня “татары” (группировки из Татарстана) какие-то наезжают, “бомбят” дают, что делать?» Начальник разводит руками: «Я ничем не могу помочь, но могу свести тебя с Костей “Беркутом”, он все решит». И действительно, Костя “Беркут” быстро решает вопрос. Правда, потом выяснилось, что были случаи, когда бригады из Татарстана действовали по наводке самого Кости “Беркута”, но бизнес без “бригад” никак не мог.
Эта ситуация неуникальна. В Америке в 20-х годах было то же самое, те же гангстеры, та же коррупция, и мы оказались в таких же условиях и прошли такой же исторический период.

— Многим из бизнесменов, вышедших из 90-х, очень повезло. Тогда было такое понятие, как “Откормить кабанчика”. Фирме помогали, накачивали деньгами, она разрасталась, а потом ее просто раздербанивали. Многие фирмы весь свой изначальный капитал построили на “кровавых” деньгах. Сегодняшние олигархи говорят, что они отбивались налево-направо, но все это с известной долей лукавства. Кто-то выжил, потому что оказался хитрей, кто-то выжил, потому что заключил какую-то сделку, но у каждого есть свой “скелет в шкафу”. Это жизнь.

“Я от Дохлого”

— Был случай, когда на рынке к лотку с овощами подлетел мелкий пацан лет 12-и и говорит: «Мамаша, с тебя четвертак». Она на него в ужасе: «Ты откуда такой?» А он: «Я от Шишова». Шишов и знать не знал, что от него всякая мелюзга вот так бомбит. Такое было поветрие в народе, что все называли, от кого они работают. От мелюзги до здоровых лбов. Все эти названия бригад, все это было так запутано, перемешано, что люди просто боялись любого.

— Был случай, когда мы вышли и начали торговать сигаретами у универсама , которые достали по блату. Подходят парни накачанные, говорят: “Вы че тут делаете? Это рынок под Королем!” Я говорю: “А мы от Иванца работаем”. Одни из этих парней головой так кивнул, дескать, есть такой. И ушли.

— На тюрьме заезжает новый с какого-то района, его смотрящий спрашивает: «Ты от кого?»
— «От Дохлого». Через два-три часа заезжает другой. “Ну я там, по хулиганке, но я от Дохлого”. Еще заезжает с Похвистнево, механизатор какой-то и опять “От Дохлого”. Смотрящий бросает все и матом “Да вашу мать, а воры-то есть простые?!” Дохлый и не знал, что “от него” в Похвистнево бригады работают.

«Цивилизованный подход»

— Власти создавали бригады, чтобы разбираться с другими. Многие из тех, кто тогда ходили с золотыми цепями, пошли во власть. В Самару приехали “представители авторитетных спортивных кругов” из Сибири, собрали “авторитетные спортивные круги” Самары и передали распоряжение, что нужно заканчивать с бардаком, иначе будут последствия. Так появилось самарское региональное отделение одной известной политической партии! И это тоже было в порядке вещей. Люди пытались как-то изменить ситуацию, организоваться.

— В начале 2000-х была проведена чистка неадекватных. Были такие, кто не понимал, что ситуация меняется. Таких сажали, высылали или разбирались более жестко. Так наступил период затишья.

О расцвете криминала в Самаре 90-х годов уже написана не одна книга. Авторы, как Олег Иванец, не видят в тех временах ничего хорошего и об упоминании “бандитской романтики” только усмехаются. Слишком свежи у их поколения воспоминания о том, что происходило тогда в действительности, без “розового” фильтра сценаристов и писателей, пытающихся сравнить “героев” тех лет с персонажами “Крестного отца” или “Однажды в Америке”. Раз оказавшись в гуще событий, мало кто хочет возвращения тех времен.