С ДРУГОЙ СТОРОНЫ

Как живётся за отремонтированными фасадами на улице Водников. Репортаж ДГ

 2 728

Автор: Ксения Лампова

Некогда улица Водников (Преображенская) считалась центральной улицей уездной Самары. Теперь уже в полдень на ней можно наблюдать трагических масштабов пробку в сторону моста, на асфальте — ни одного живого места. Предполагается, что в октябре этого года улица приобретёт бодрый вид и в таком состоянии встретит гостей чемпионата в 2018-м.

Недавно за счёт средств инвесторов фасады нескольких зданий на улице Водников были отреставрированы. Мы познакомились с жильцами одного из них и узнали, как им живётся за свежевыкрашенной кирпичной стеной.

piPucF5Nkyo

Как всё начиналось

Кирпичный дом, расположенный по адресу Водников, 16, был построен до 1917 года — точная дата до сих пор неизвестна. Одна из первых его хозяек родилась в самом начале XX столетия и даже успела застать нынешних жильцов — они заселились вскоре после открытия самарского мукомольного завода, введенного в эксплуатацию в 1972 году. Старожил дома рассказывала, что раньше на второй этаж вела потрясающей красоты винтовая лестница, а до неё здесь жил священник, которого знали все почтенные обитатели улицы Преображенской. После 1917 года и лестница, и священник куда-то пропали. Спустя десятилетие сменилось и название улицы.

IMG_7749

До 1983 года дом ещё жил по законам коммуналки — две комнаты на две семьи, общая кухня и удобства во дворе. Иван Кардашевский получил должность молодого специалиста на заводе и поселился здесь с женой Татьяной. Завод обещал им скорое обретение собственной квартиры в строящемся доме на Крупской, поэтому молодая семья фактически сидела на чемоданах. Потом родился первый сын, собрался родиться второй, а соседка умерла — так в распоряжении семьи остались обе комнаты на втором этаже. Они были первыми в очереди на получение нового жилья, но очередь не двигалась. Так Кардашевские решили остаться.

— Мы же сами тут все удобства делали и ремонт — тут по всему дому были печки сплошные, штуки четыре, наверное — так мы все их разобрали. Поставили котёл на всю площадь дома, удобно ведь: все мерзнут, а мы включили — и сразу тепло у нас. Окна сначала боялись делать, но слишком сквозило, и, в конце концов, поставили. А раньше строили-то, как в деревнях — на каждом шагу одни окна, по три в комнате, — рассказывает во время экскурсии по дому Татьяна. Когда она проводит нас по лестнице на второй этаж, то аккуратно держится за перила (они, впрочем, не выглядят слишком уж надежными). И настоятельно рекомендует не толпиться у стены справа — боится, что накренившаяся часть дома просто рухнет.

 Письма Татьяны

Переписка с городской и районной администрацией началась в 1997 году — именно тогда пристрой, в котором располагается ведущая в квартиру Кардашевских лестница, начал неумолимо стремиться к земле волжской. Написанные от руки заявления до сих пор хранятся в огромной подшивке, которую здесь берегут, почти как семейную реликвию.

— Всё это начал муж — мы ведь просто хотели нормально жить, сами обустроили квартиру, и тут дом начал стремительно разъезжаться в разные стороны. Обои начали сбориться на углах, кровля протекала — многолетний труд насмарку. Я сначала писать боялась, тоже всю жизнь работала на электромеханическом заводе тут, неподалеку — думала, придёт к нам корреспондент, сфотографирует меня и запишет в самые кошмарные кляузницы Самарского района. А муж не боялся ничего, так что здесь почти все письма на его имя.

IMG_7815

Все двадцать лет переписка не отличалась разнообразием: фонд капремонта сетовал на недостаточность финансирования, управляющие компании “Альтернатива” и “Жилстройсервис” сомневались в достаточной степени «убитости» строения, главы районных администраций грозили управляющим компаниям штрафами и административными делами.

Выяснилось, что ранее жильцы даже вызывались починить пристрой самостоятельно, но отказались от затеи — не поверите, но большая их часть искренне считает дом по адресу Водников, 16 архитектурным памятником, причём вычитали они это в одной из местных газет. Люди действительно боятся стучать молотком внутри дома и громко хлопать дверьми — иначе накажут за его разрушение. Между тем, дом этот в списках памятников архитектуры не значился никогда.

Я в пристрое упала и ногу сломала, два месяца сидела на больничном. Случилось это прямо в Татьянин день. Надо мной соседи смеялись потом, как весело я отмечала — напилась аж в 10 утра и упала. А я вообще не пила, мы с мужем на рынок собирались за продуктами.

На мукомольном заводе коллеги выдали Ивану Кардашевскому лестницу, которая и подпирает опасную конструкцию уже несколько лет. До прошлого года дополнительную поддержку давала ещё и газовая труба, но потом её срезали:

 — Мужу на работе дали лестницу, сказали — подопри свой пристрой снаружи. Он предлагал и сам сделать, но ему сказали — нельзя, вы все тут разрушите, у вас труба ещё — взлетите все на воздух, — вспоминает Татьяна. — А я потом в пристрое упала и ногу сломала, два месяца сидела на больничном. Дурочка, тогда-то и надо было заявление в прокуратуру писать, может, обратили бы на нас внимание. Причем, 25 января это случилось, прямо в Татьянин день. Надо мной соседи смеялись потом, как весело я отмечала — напилась аж в 10 утра и упала. А я вообще не пила, мы с мужем на рынок собирались за продуктами. Вместо рынка в Пироговку приехали.

 Ждём гостей

Дело не двигалось до тех пор, пока не началась подготовка к чемпионату. В 2016 году жильцов собрали на общедомовое собрание. Строительная компания ООО “Время Плюс” предложила  заменить кровлю здания, но они единогласно решили, что освежающая капель с потолка ничто в сравнении с пристроем, верхняя часть которого отклонилась на полметра. Сошлись на том, что в первую очередь необходимо провести ремонт фасада и пристроя. Кстати, именно строительная компания “Время Плюс” в 2009 году снесла здание объекта культурного наследия регионального значения «Баня купца Н. И. Лебедева» 1912 года постройки, ранее располагавшегося на улице Арцыбушевской.

Результат работы очевиден и в комментариях не нуждается: нежно-персиковый снаружи, прогнивший с задней стороны дом продолжает сыпаться вниз, а под «ремонтом» подразумевалась обыкновенная покраска. 85-летняя свекровь Татьяны Анна Николаевна уже несколько лет не покидает пределы квартиры — просто не сможет спуститься и взобраться по лестнице самостоятельно:

— Вот сейчас лето наступит, и мы повезем Анну Николаевну на дачу, воздухом подышать. Мы один раз ее уже спускали вниз чуть ли не волоком, думаю, и на этот раз должно получиться. Мы с мужем уже тоже старые становимся, своих сил на это всё не хватает, сыновья постоянно на работе. Сами же справиться с этой бедой не можем. На выселение нам не присылали бумаг ни разу. Но если в Кошелев в новую квартиру позовут, то переселяться не стали бы, это гетто натуральное.

В итоге сложилась классическая для старой Самары ситуация: жильцы ничего не делают в доме, в котором живут уже десятки лет. Причин тысячи, и они всегда разные — вера в неприкосновенность «памятника архитектуры», надежды на скорый снос и обретение нового жилья, отказ нести ответственность за общедомовое имущество, недостаток сил и средств. У властей, управляющих компаний и фонда капремонта причина всегда одна — денег нет.

Благопристойно выглядящий снаружи, сгнивший дотла внутри — главное, чтобы гости чемпионата не додумались посмотреть на этот дом и ему подобные с другой стороны.

Фото: Дария Григоревская

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»