МУРАВЬИ БЫ СДЕЛАЛИ НЕ ХУЖЕ

Что известно о высотке, из-за которой могут перекрыть Ново-Садовую

 3 599

Автор: Максим Фёдоров

В узком квартале сталинок на пересечении Ерошевского и Ново-Садовой хотят построить 16-этажный ЖК «Часовая». Местные жители боятся, что их дома рухнут еще на стадии котлована. Они готовы выходить на митинг и перекрывать Ново-Садовую.

Максим Федоров побывал на месте будущей стройки, узнал всё о застройщике, и о том, как на самом деле новая высотка повлияет на дома вокруг.

Как получили разрешение на высотку

История 16-этажной глыбы началась с благородства. В 2014 году «Прогресс-Н» взялся достраивать проблемный жилой комплекс «Новая Заря». За это минстрой отдал компании землю на пересечении Часовой и Ново-Садовой в окружении малоэтажных сталинок. «Прогресс-Н» не придумал ничего лучше, чем построить здесь две 16-этажки с теннисным кортом на крыше.

В конце 2014-го на публичных слушаниях проект одобрили. Местные жители пытались протестовать, и летом 2015 года возле их домов начали гореть сараи, причем горели они по периметру будущей стройки. Вмешалась полиция: пламя стихло на три года.

За это время «Прогресс-Н» так и не достроил ЖК «Новая Заря», за который получил землю на Часовой. Перед ЧМ-2018 обманутые дольщики даже записывали обращение к президенту: говорят, что компания требует доплаты от тех, кто давно оплатил не построенные квартиры.

«Прогресс-Н» потратил три года на подготовку к новой стройке, и в день перерыва на мундиале, 29 июня, самарский минстрой выдал разрешение на высотку в районе Часовой и Ново-Садовой. По плану, вместо двух отдельных 16-этажек здесь построят одну из нескольких секций. Периметр огородили забором.

Почему здесь опасно строить

«Они взяли жителей в заложники», – описывает мне действия строителей Вероника Синекопова. Её кирпичный дом на Ерошевского, 2 стоит на краю стройки. Синекопова – председатель совета этого дома. Она согласилась провести мне экскурсию по периметру стройплощадки. Пока что ходить здесь ещё можно.

Некрасивый коричневый забор поставили в середине прошлой недели. Он растянулся многоугольником на весь квартал, «приклеившись» к домам. «Хотела бы я посмотреть, кто так обозначил место стройки», – говорит Вероника, начиная экскурсию.

Архитектурно-строительным проектированием для 16-этажки занимался «Регионпроминжиниринг». В России организаций с таким же названием – 31. Из них только одна — в Самаре. Офис этой компании находится в одном здании с областным минстроем, госинспекцией строительного надзора и управлением капитального строительства.

Забор перекрыл въезд во дворы с Ерошевского и Часовой. Осталась узкая дорога возле спорткомплекса «Спартак». Газель, пожарная машина или «скорая» здесь не проедут. Местные жители натянули веревки между балками и сушат здесь белье: между забором и подъездом несколько шагов.

Мы проходим в центре квартала. «Раньше здесь была сцена, ЗИМ устраивал концерты, а по вечерам сцена превращалась в кинотеатр. Потом завод закрыли, и праздник закончился. Мы просили построить на этом месте футбольную площадку, которую зимой можно было бы заливать», – вспоминает историю квартала Синекопова.

Сейчас на этом месте стоянка и небольшая яма. По заказу «Прогресс-Н» экспертный центр «Партнер» бурил здесь землю для пробы грунта. Результат исследований – грунт карстовый, но строить можно. Сдать дом планируют в конце следующего года.

Что думают архитекторы

Местные жители создали в вайбере общий чат. Некоторые уже выбирают, где лучше жить после выселения: в «Кошелеве» или «Волгаре». У домов в этом районе ленточный фундамент, и местные уверены: как только начнут копать котлован под высотку, их дома сложатся.

О том, как стройка может повлиять на старые дома в районе, ДГ рассказал архитектор проектного бюро Т.М. («Творческая мастерская») Александр Шуткин:

— Карстовые процессы у нас почти под всем городом существуют, и с ними более-менее научились работать. Однако, исходя из сложившейся практики, новое строительство действительно может негативно сказаться на существующей застройке. Так произошло на Молодогвардейской при строительстве ЖК «Степ Грин Хаус».

Улица Молодогвардейская тогда потеряла шесть кирпичных и деревянных домов. «Сколько эти дома еще простоят? Я не знаю, — рассуждает Вероника Синекопова, прогуливаясь со мной по будущей стройплощадке. — Тут два варианта: либо сносить всё и делать квартальную застройку, либо капремонт».

Мы проходим мимо зданий №165 и №167 по Ново-Садовой, которые стоят ближе всего к забору. По торцам ползут трещины, небрежно замазанные цементом. «Мы хотим капремонт домов, инженерных коммуникаций и спортивную площадку. Её можно соединить с полузаброшенным спорткомплексом «Спартак» на Ерошевского», — предлагает Синекопова.

Ремонт домов и новое строительство не могут быть вместо друг друга. Так считает главный архитектор «Волгатранстрой-проекта» Дмитрий Орлов:

Дома строят, чтоб квартиры продать и прибыль получить. А где прибыль в ремонте? Или жильцы готовы его оплатить? Эта площадка получена застройщиком как компенсация затрат по решению проблем обманутых дольщиков, ремонт соседних домов — это сомнительная компенсация. Дома эти не памятники, но, тем не менее, очень ценная застройка, особенно в связи с появлением поблизости филиала Третьяковки. Это аутентичное окружение Фабрики-кухни, ценная фоновая застройка, как и все сталинки в районе проспекта Масленникова.

Главная проблема проекта нового ЖК — его архитектурное качество. Сложно судить о качестве средовом — нет никаких данных, что там с парковкой, двором — на картинках здание стоит на сером столе, даже не в поле. Авторы не озаботились ни средовыми вопросами, ни согласованием с историческим контекстом. Не видно не только желания хотя бы попытаться сделать хорошо, не видно даже желания сделать как обычно. Это, наверное, рекорд по равнодушию к пластике и композиции. Если бы за дело взялись муравьи или осы – вышло бы не хуже.

На что готовы местные жители

Наша экскурсия заканчивается на Ерошевского, 2 — это единственный дом в квартале, который не затронет стройка. Отсюда видно, как забор разделяет два мира: по одну сторону стройплощадка, по другую — детская площадка. «Дети приходят сюда из оврага Подпольщиков. Они живут в новостройках, где нет детских площадок», — как будто предсказывает будущее Вероника.

схема

Архитектор Александр Шуткин считает, что лучшим вариантом для этого участка была бы реновация существующей застройки:

Переосмысление дворовых пространств придало бы новые качества жилью и увеличило капитализацию территории в целом. В таком случае жильцы могли бы и дальше создавать локальные соседские сообщества и следить за общим пространством. Но, к сожалению, пока в парадигме застройщика-инвестора приоритет отдается первичной продаже квадратного метра. Как это будет работать дальше, он чаще всего не задумывается.

Местные жители отправили письма губернатору, мэру, депутатам и министрам. Жители готовы выходить на митинг и даже перекрыть Ново-Садовую. Но в министерстве строительства ответили, что все законно, а во двор уже привезли строительные леса.

Фото обложки отсюда

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook