ТАКТИКА ВЫЖЖЕННОЙ ЗЕМЛИ

Жителям квартала на улице Часовой и Ново-Садовой объявлена война

 1 486

Автор: Антон Черепок

Жители нескольких домов на Ново-Садовой теперь каждую ночь выходят на дежурство, чтобы прожить еще один день. Старые деревянные дома, некоторые 1928 года постройки, могут вспыхнуть, как спички, но до недавнего времени никаких происшествий в этом уютном районе не было.


14 августа среди ночи вспыхнул старый деревянный сарай напротив дома № 163 по Ново-Садовой. Пламя было настолько сильным, что в окнах напротив полопались стекла.

Приехавшие пожарные быстро потушили возгорание, но сомневаться в том, что это был поджог, нет причин — слишком быстро вспыхнуло строение.

Местные жители сразу вспомнили о публичных слушаниях, по которым застройщик “Прогресс-Н” получил возможность возвести в соседнем дворе два шестнадцатиэтажных здания. Правда, особенного смысла в поджоге никто не увидел — сараи находятся далеко от места предполагаемого строительства.

Но 19 августа поджоги повторились. И если на прошлой неделе горел один сарай, то в этот раз поджигатели пошли дальше. Спланированная серия поджогов едва не привела к трагедии и человеческим жертвам.

Рассказывает Александр, местный житель:

«19 августа, примерно в 3:00-3:05 ночи я заехал во двор и увидел перед собой очаг возгорания. Я сразу начал звонить пожарным. В этот момент из подъезда выбежал знакомый и крикнул, что это были двое или трое поджигателей.

Мы бросились за ними. Тут раздался хлопок возле 163-го дома. Сразу после начался сильный пожар. Видно было пламя с 200 метров. Мы побежали туда.
К счастью, пожарные приехали быстро. Сначала они потушили возгорание возле 163-го дома, а потом и сараи около 171-го. Тушили все очень оперативно, но горело сильно. Сараи выгорели буквально за 20 минут.

Около часа понадобилось, чтобы пролить пепелище. В начале пятого народ начал расходиться, и тут бабушки увидели пламя из второго подъезда 163-го дома.

Кто-то поджег под лестницей на первом этаже. Слава богу, пожарные моментально среагировали и затушили, сгорели только первые три ступеньки на площадке».

Необъяснимая жестокость

Мы встретились еще с двумя жителями квартала, Михаилом и Максимом. Они написали обращение в прокуратуру и собрали более 30 подписей местных жителей под коллективным обращением в полицию.

Никто из жильцов не видит смысла в поджогах. Если это делается со стороны застройщика, то зачем? Сараи, по сути, не находятся в собственности. Когда-то давно, в 40-х годах, их давали жильцам близлежащих домов, но земля не оформлена, и, по идее, можно просто подогнать бульдозер и снести, предварительно уведомив жильцов.

Поджог во дворе 163-го дома вообще необъясним — там никакого строительства не предусмотрено.

Самооборона

20 августа, на следующую ночь после поджога, во дворе появилась полицейская машина. Примерно в 21:30 полицейские неожиданно уехали.

В 23:30 во втором подъезде 163-го дома вновь вспыхнуло пламя. К счастью, пожарные вновь прибыли быстро, и его потушили. Временное подобие небольшой лестницы сгорело, и теперь старикам, населяющим подъезд, приходится карабкаться на почти полуметровую высоту.

Обстановка во дворе, как в осажденном городе. Бабушки, которым тяжело ходить, устраивают пункты наблюдения возле окон. Пенсионеры согласовывают графики дежурств, работающие жильцы планируют смены на ночь.

На вопрос о патрулях добровольной народной дружины женщины отмахиваются — ДНД заглядывает во дворы с 16:00 и максимум до 23:00, но в основном их видят только днем.

— Нам в полиции сказали, что заявление рассмотрят в десятидневный срок, у них так положено. Нас за эти десять дней сожгут насмерть, — говорят женщины, патрулирующие свой двор.

Расселение и застройщики

Как рассказали Михаил и Максим, уже не один год живущие в этих домах, на общественных слушаниях по теме застройки двора компанией «Прогресс-Н» почти не было местных жителей. Информирование было очень странным — на подъезды наклеили листовки и через короткое время их сорвали. Жители домов № 167, 165, 171 элементарно не знали о слушаниях, на которых было принято решение о застройке двора двумя 16-этажными домами.

Максим: «Проезда не будет, деревьев тоже. Я несколько раз проверял — по генплану здесь разрешено строительство не выше 6 этажей, а по плану застройщика будет 16. Тут что-то с грунтом. Даже 163-й дом прилично наклонен в сторону Волги. Что будет с окружающими домами, если начнется строительство, даже не хочется думать».

Михаил: «В 2008 году был проведен аукцион. Весь этот квартал был под снос. Выиграла компания “Материк”. Они построили на Ерошевского дом, у компании начались проблемы, и все закончилось.
Дома в квартале ветхие. Сейчас 175-й дом под расселение, там даже бумажка висит. В 167-й каждые полгода приносят бумажки, что их буду расселять на протяжении двух лет.

Я 11 лет живу в 163-м доме, и мне никогда не приносили никакие бумаги о том, что нас собираются сносить. Более того, относительно недавно кровлю поменяли! Сам дом красивый, привести бы его в порядок, он очень оригинальный. Снести недолго, но жалко. Но для начала с людьми надо поговорить, разобраться. Мы что, скот какой-то?»

Мародеры

Утром на пепелище возле 171-го дома уже стояла грузовая “Газель”. Несколько человек вытаскивали из-под сгоревших балок какие-то почерневшие предметы, и казалось, что это работают коммунальные службы. Но тут подбежал один из жильцов.

“Вы чего творите? Вы вообще откуда? У меня там якоря, например, дайте хозяевам самим разобраться!”

Что-то невнятно ответив, неизвестные запрыгнули в машину и уехали, возмутившись, что их машину сфотографировали.

На большей части сараев больше нет замков, их сорвали пожарные, когда проливали старые деревянные конструкции. У жителей домов появилась новая проблема.