Прислонились к искусству

Как поездку на самарском метро превращают в спектакль

 1 096

Автор: Евгения Новикова

С субботы, 26 мая, в самарском метро начнут проводить спектакль-променад «Прислоняться», состоящий из реальных историй жителей нашего города.

Евгения Новикова испытала на себе современные театральные практики и узнала, как команде молодого режиссера Никиты Славича удалось превратить маршрут «Алабинская» — «Юнгородок» в место для творческого эксперимента.

Как это происходит

«Прислоняться» — совсем не такой спектакль, к каким мы привыкли. Героев не видно, они только говорят мне в ухо. Я смотрю не на сцену, а на свое обыденное, повседневное, но – по-другому.

На станции метро «Алабинская» меня встречают у касс, вручают жетончик, плеер и наушники с активным шумоподавлением (лучше сразу проверить, включены ли они). Я спускаюсь в подземку, сажусь в вагон и жду, когда закроются двери. Именно тогда режиссер велел нажать play.

Все, что остается потом — слушать, не отвлекаясь. Если прийти на спектакль с друзьями, то компанию разведут по разным вагонам или даже отправят разными поездами.

SONY DSC

В плеере — семь звуковых дорожек по 10-12 минут. Они называются как станции, на которых нужно выйти и подождать следующий поезд по направлению движения.

Режиссер Никита Славич«На первых станциях Егор (Егор Курчугин, звукорежиссер – прим. авт.) настаивал на невербальном спектакле. Ассоциативные дизайну станций шумы и вот это все. И потолки! Казалось, атмосфера метро работает без слов. На Юнгородке выбрались на поверхность, к свету, заснеженным щербатым зданиям и местным жителям, садившимся в метро. Тут стало понятно, что рассказать есть о чем».

Погружение

И вот я еду в вагоне или сижу на станции, или гуляю по перрону (ходите, не расстраивайте режиссера) и слушаю истории. Они звучат, как разговоры летними ночами за чашкой чая у открытого окна – неторопливо и будто бы о мелочах.

SONY DSC

Кто-то потом пожмет плечами в недоумении: сколько косноязычия, и зачем материться. Но материал спектакля – живая речь живых людей. Монологи собирала инициативная группа из участников январской встречи в галерее «Виктория», на которой тольяттинский драматург Сергей Давыдов провел мастер-класс по док-театру.

На мастер-классе было человек 25. Кто-то лучше собирал монологи, кто-то хуже, кто-то так и не рискнул. Но у нас получился большой архив. Серега выбрал несколько записей, и я слушал их месяц, что-то пробовал, подбирал. Потом решил, что нужно ввести в сюжет сквозного героя. Он тоже вылеплен из реальных людей – его реплики можно найти в наших файлах. Все настоящее, даже если кажется, что как-то неестественно звучит, — рассказывает Никита.

IMG_6030

Голоса в наушниках говорят о детстве, свободе и любви. Я слушаю про детский страх потерять сандалию в проеме между перроном и поездом на входе в вагон и вижу мальчика, которого мама ведет по станции за руку. Истории пересекаются – сам того не зная, для меня мальчик становится частью спектакля. И девушка, которая в ожидании поезда листает журнал, и суровый дядя, который вместе со мной выходит на Безымянке.

Выход на свет

У каждого будет свой момент в этом спектакле. Мой случился, когда герой-проводник заговорил о знакомстве в общественном транспорте. И вот я смотрю на человека, что сидит напротив, но чуть правее – чем-то он притягивает мой взгляд. Смотрю не пристально, так, чтобы ничего не почувствовал, а поезд вдруг останавливается, человек встает и выходит из вагона. «Осторожно, двери закрываются…» И внутри что-то вздрагивает, потому что кажется: могла бы, да не случилась какая-то история. А хорошо это или нет — я не узнаю никогда.

С Серегой мы встретились больше года назад. Я ему сказал: давай делать что-нибудь. Я хотел поиграть с правилами театра, преобразить обыденное пространство только с помощью звука. Мы перебирали варианты, искали культовые места. И метро зацепило. Одна линия, где «Юнгородок» – самая старая станция, а «Алабинская» – самая новая. Они строились друг за другом, и это часть городской истории. Ты садишься в поезд на станции, где все в мраморе, в глянце, как в торговом центре, и отправляешься в воспоминания, в меланхолию, ностальгию – к «Юнгородку». В первую очередь, это про Самару. А метро – как ее артерия. Здесь она какая-то странная. Как бы и важная, но как-то сбоку.

IMG_6021

Никита говорит, что «Прислоняться» — это его ода родной Самаре, о которой он ничего не знает. Выпускник Петербургской театральной академии, который уже восемь лет живет в северной столице, здесь дальше центра никогда не ходил. О том, что «Юнгородок» – надземная станция метро, он узнал от тольяттинца Сереги Давыдова. Когда я подъезжаю к ней, немного щурюсь от закатного солнца. А выхожу с ощущением, что мне вручили какой-то секрет.

Фото — Максим Федоров

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook