ДЕРЖАТЬСЯ КОРНЕЙ

Интервью с сотрудниками единственного в Самаре частного генеалогического центра

 1 115

Автор: Андрей Артёмов

Много ли вы знаете о своих ближайших родственниках? Нет, это не передача «Пусть говорят»… Речь идёт об их биографии, жизненном пути. Если папа и мама в вашей картине мира нарисованы чётко, то чем дальше в глубь веков и поколений, тем более размытой она становится.


О том, что делать, если появилось желание узнать всю правду о своих предках, подтвердить или опровергнуть семейные легенды, мы побеседовали с директором единственного в Самаре частного генеалогического центра «Метрикум» Семёном Кондратьевым и его заместителем по научной работе Андреем Арефьевым.

— Опишите в двух словах для совсем, так скажем, неискушённого человека, чем занимается ваша компания.

С.К: Наша компания занимается прежде всего историко-архивными исследованиями в области генеалогии, биографии, военного поиска и всего, что с этим связано.

А.А: Если совсем коротко — история для человека. Личная история — лично для вас.

— А как вам вообще пришла в голову идея организовать бизнес именно в этой сфере? Может быть, были какие-то примеры, на которые вы ориентировались?

С.К: Как появилась идея?.. На рынке присутствуют аналогичные организации в этой сфере, но не в нашем городе. А мы искали точки приложения своей активности, профессиональных навыков, опыта работы и исторического образования. И так сложилось, что обнаружили незанятую нишу именно в нашем регионе.

— К слову, я когда искал ваш адрес в 2GIS, то обнаружил, что «Метрикум» — единственная компания в разделе «Центры генеалогии». Не расслабляет ли вас отсутствие конкурентов?

С.К: Это не только не расхолаживает, но и определённую ответственность накладывает.

А.А: К тому же, когда работаешь с клиентом, с его запросом, ни о какой конкуренции не думаешь. Большая часть историй настолько интересная, что просто погружаешься в них и дальше продолжаешь исследование…

— …И тебе самому становится интересно, даже, может быть, больше, чем клиенту, разобраться во всем?

— А.А: Зачастую да.

IMG_8547

— Вот если грубо сказать, то вашим основным продуктом является составление генеалогического древа. Я прав?

С.К: Не совсем так. Это скорее конечная цель большинства генеалогических исследований. Но мы не зацикливаемся только на этом направлении. Мы предлагаем клиентам разного рода исследования. Как полные, так и, например, биографические исследования, т.е. судьба конкретного человека и поиск документов по отдельным вопросам.

А.А: Здесь правильнее сказать, что мы не зацикливаемся действительно на древе. Во-первых, результат генеалогического исследования может быть выражен и в родословной книге, которую есть возможность потом дополнять. Кроме того, мы занимаемся не только генеалогическими исследованиями. У нас есть целый комплекс исследований – биографическое, воинский путь и даже такое направление, как геральдика.

— Возвращаясь к древу. Как я понимаю, вы можете найти информацию по какому-то конкретному, узкому запросу. Скажем, если меня интересует, в каких городах жил мой прадедушка по материнской линии, вы сможете удовлетворить моё любопытство?

А.А: Это сложнее, но в принципе это возможно. Здесь многое зависит от сохранности документов.

— С.К: Мы работаем с разными запросами. Например, с подтверждением национальности. К нам иногда обращаются люди, ищущие свои еврейские корни, дабы претендовать на гражданство Израиля. Ещё из подобного — вопросы сословного происхождения (принадлежность к купечеству, дворянству) и получения каких-либо наград.

— Вернусь снова к древу, очень уж оно мне нравится. Сколько времени у вас займёт его составление до уровня прабабушки и прадедушки в среднестатистической по количеству членов семье?

— С.К: Поиск на одно поколение — от 1 до 3 месяцев, не больше, в зависимости от того, какая информация вам уже известна о родственниках на момент обращения к нам.

А.А: И если информация известна только по советскому периоду, то будет чуть подольше. Связано это с законом о персональных данных. По нему все личные данные за последние 75 лет считаются персональными и работать с ними приходится через архивы ЗАГСа.

— То есть получается, что найти информацию о бабушке и дедушке может быть труднее, чем о прапрадедушках и прабабушках?

А.А: Иногда да.

— А с какими запросами к вам чаще всего обращаются? Что, так скажем, волнует людей?

А.А: Начиная от того, кем были их предки, заканчивая подтверждением каких-то семейных легенд. К примеру, был интересный случай, когда, согласно семейной легенде, один из предков нашего клиента владел гостиницей в Самаре. Эта легенда подтвердилась частично: прадедушка нашего клиента был не владельцем, а управляющим, и не одной, а двух известных в нашем городе гостиниц: «Националь» (ныне отель «Азимут») и «Гранд-Отель» (совр. «Бристоль-Жигули»).

С.К: Кроме того, в семье предполагали, что прадед был дворянином, а в процессе исследования мы обнаружили документы, подтверждающие его купеческий статус. В общем, список вопросов, с которыми к нам обращаются, очень широкий. Явного фаворита выделить трудно.

— А были ли в вашей практике неожиданные, в историческом смысле, случаи, с которыми вы столкнулись в ходе исследования?

А.А: Забавности иногда встречаются. Например, когда ищешь информацию в дореволюционных газетах. Вспоминается такой случай: ребёнка покусала бешеная собака. Жители Самары собрали деньги на дорогу ему и двум сопровождавшим врачам в Париж к Луи Пастеру на прививки. Ребёнок выжил, и Луи Пастер дал им с собой в дорогу для передачи самарским докторам инъекции от бешенства. И благодаря этому именно в Самаре открылась вторая в России пастеровская станция (в 1886 году - прим. ред.).

Или такая заметка за авторством двух самарских гласных насчёт трактира около Троицкой площади. Они жаловались, что из него мусор выкидывают прямо на улицу, а живущие на втором этаже жрицы любви в вечернее время, будучи в пьяном и голом виде, пристают к прохожим. «Спасу от них нет!» — отмечалось в заметке.

Samarskaya_gazeta_1886_bla-bla-karПечатный прототип BlaBlaCar. Самарская газета 1886 год

А сколько вообще существует ваша фирма?

С.К: Год.

— То есть вы открыли свое дело в период финансового кризиса и…

С.К: …и продолжаем в нём существовать.

— Были ли у вас опасения, что в текущей финансовой обстановке люди не станут тратить средства на такой нематериальный, не прикладной товар, как история, пусть и своих предков?

С.К: Опасения были. Соврём, если скажем, что их не было. Но та тема, которой мы занимаемся, она, на наш взгляд, вечна и интерес к ней будет всегда. И те, кому она интересна по-настоящему, готовы вкладывать деньги больше, чем в какие-то вещи прикладного характера. Для людей, которые в определённый момент жизни поняли, что им важно знать историю своей семьи, своих предков, многие другие вещи отходят на второй план.

— Хотелось бы спросить о святом. О деньгах. Как я понимаю, окончательное цена исследования формируется уже после общения с клиентом и понимания его потребностей. Фиксированного прейскуранта у вас нет?

С.К: Полное понимание того, сколько исследование будет стоить, приходит не сразу. Всё рассчитывается индивидуально, притом на этапе ознакомления с запросом клиента сделать это трудно. Необходимо провести начальное исследование, в процессе которого становится ясна картина того, каковы перспективы, сколько нужно затратить времени и сколько это будет стоить.

Поэтому у нас есть несколько предложений с фиксированной стоимостью, на которые люди могли бы ориентироваться как на отправную точку.

- То есть получается так. К вам обращается человек, рассказывает о том, что он хочет узнать. Вы это анализируете, проводите предварительное исследование. Если выясняется, что все необходимые документы есть в местных архивах, стоимость исследования будет ниже. Если документы нужно запрашивать в других городах, то, соответственно, выше.

А.А: В целом да. Если требуются командировки в другие города, ценник может возрасти. Но это не касается наших базовых пакетов. У них фиксированная цена и стандартный результат. И, конечно же, мы не затребуем денег до того, пока не убедимся, что нужные документы вообще существуют.

И уже после этого исследования мы сможем более детально сказать, в каком направлении двигаться клиенту, чтобы найти ответы на интересующие его вопросы, и сколько времени это займет.

— Получается, что после вашего базового исследования клиент может сам продолжить поиски интересующей его информации?

А.А.: В принципе да.

То есть вы ему говорите: «Нужные вам документы находятся в Москве в таком-то архиве»?

А.А.: Конечно, да. Более того, в отчёте, который прилагается к результатам исследования, описывается стратегия его продолжения и указание архивов с названиями фондов, в которых хранятся документы. И завершить его клиент может сам. Либо поручить это нам. Те, кто заказывают у нас базовое исследование, получают скидку на его продолжение.

А сканы, ксерокопии архивных документов вы клиентам предоставляете?

А.А.: Конечно. Все факты, отражённые в генеалогии, подтверждаются документами, будь то архивные справки или копии документов.

— А обращаются ли к вам люди, которым интересна не история их предков, а, скажем, дома?

С.К.: Конкретных запросов именно по домам у нас пока не было. Но мы такие услуги готовы предоставлять и уже работаем в этом направлении. Причём не только по зданиям. Мы предлагаем такую услугу, как написание истории организации или учреждения.

Но в комплексе работ по биографическому исследованию мы узнаем, например, где жил человек, где учился и работал, и восстанавливаем историю этих зданий и заведений.

— Я вот вижу у вас в шкафу на полке такие красивые книги… Расскажите о том, как вы оформляете в осязаемый вид плоды своих трудов.

С.К.: В отличие от многих похожих организаций, мы предоставляем услуги полного спектра, то есть занимаемся не только поисковой работой, но и последующим художественным оформлением результатов. Это может быть родословное древо, отпечатанное в типографии или нарисованное художником, книга в кожаном переплёте, фотоальбом и многое другое.

Люди даже могут прийти к нам со своей информацией, за помощью в том, как её лучше структурировать, привести в правильный вид и художественно оформить.

IMG_8620

— А вот если это биография, текст будет художественный? Вдруг у человека она как приключенческий роман.

А.А.: Отчёт об исследовании будет написан научным, сухим языком, а вот сама биография — уже художественным.

— Получается, вот уже год вы работаете с историями самарцев, а когда возник интерес к истории города?

— С.К.: В общем-то историей города интересовались всегда, так как в нём живём. Просто краеведение, так скажем, не было в приоритете. Но сейчас, сталкиваясь с историями жителей Самары, их просто приходится исследовать в контексте уже и истории города. А отсюда возникает не только необходимость, но и интерес. Если раньше мы знали историю, так скажем, хрестоматийно, то сейчас уже на каком-то другом уровне в неё погружаешься. Через людей, через их личную историю.

— А.А.: Когда чем-то занимаешься вплотную, в любом случае к этому вырабатывается ценностное отношение. По-новому начинаешь к этому относиться, по-другому начинаешь представлять людей, которые здесь жили, и сам город. Прошлое оживает.


Если вам захотелось оживить прошлое своей семьи или у вас уже есть материал для составления фамильного древа, заходите на сайт историко-исследовательского центра «МЕТРИКУМ».


Метрикум

Фотографии: Дария Григоревская

Партнерский материал